ЛитМир - Электронная Библиотека

…безрезультатно. Умрэ даже не стала отбивать удар. Вместо этого она сделала решительный шаг и так смачно шлепнула свою госпожу крылом, что послала ее в недалекий полет.

В голове Фейриль зашумело, мир потерял четкие очертания, стал расплывчатым и неясным. Стряхивая с себя наваждение, она успела подумать о том, как несправедлива жизнь, — Умрэ, давно забросившая занятия по боевой подготовке, взяла верх над женщиной, которая регулярно являлась к капитану стражи для тренировки.

Посланница завертелась, уверенная, что Умрэ вот-вот нападет со спины. Но этого не произошло. Да и самой изменницы нигде не было видно.

Неужели она скрылась? В это Фейриль поверить не могла. Она поняла по взгляду служанки, что та ненавидит ее. Почему же тогда Умрэ внезапно прервала почти выигранное сражение? Нет, она где-то здесь, над головой, выбирает удобный момент, чтобы ринуться вниз.

Сердце Фейриль отчаянно колотилось. Она подняла взгляд, но ничего не увидела. Тогда она стала прислушиваться, но ничего, кроме привычного, глухого и ровного городского гула, не услышала.

На миг что-то перекрыло линию фиолетового освещения Дома Вандри. Это могло быть лишь крыло Умрэ.

Фейриль пристально вглядывалась еще пару мгновений и наконец, распознала врага. Хлопая бесформенными, словно драный плащ, крыльями, тварь стремительно мчалась к земле, словно хищник из Верхнего Мира, охотящийся на какого-нибудь грызуна.

Стараясь скрыть, что видит приближающуюся опасность, Фейриль продолжала поворачиваться. Прислушавшись к настойчивому предупреждению инстинкта, она отпрыгнула в сторону, развернулась и занесла над головой боевой молот.

Попасть в сердце бестии шансов было немного, но хотелось надеяться, что первый удар хоть на мгновение парализует врага и представится удобный случай завершить схватку.

Посланница выбрала момент и ударила. Не ожидавшая нападения Умрэ, так и не добравшаяся до своей жертвы, грохнулась на землю. Тело разваливалось на части, а зловоние становилось едва выносимым.

Фейриль прицелилась туда, где должно было находиться сердце Умрэ, подняв Материнское Лобзание. Изменница откатилась в сторону, с трудом поднялась на колени и, перехватив боевой молот, выбила его из руки противницы. Оружие оказалось примерно в десяти футах от них.

Фейриль охватило безумное желание повернуться и броситься за молотом, но она понимала, что вурдалак тут же разорвет ее на части. Посланница пятилась, а тварь, напоминающая теперь груду палок, неотступно следовала за ней.

Продолжая отступать, Фейриль медленно двигалась по дуге, рассчитывая таким образом добраться до молотка. Злобно глядя на бывшую хозяйку, Умрэ подвинулась немного в сторону так, что стало ясно — она разгадала замысел и никогда этого не допустит.

Ну что ж, у аристократки осталось еще одно оружие — в поясе, собиравшем на талии ее легкую, гибкую кольчугу в складки, находился нож. Золотая пряжка была его рукояткой. Но тут появились сомнения.

Кинжал может оказаться совершенно бесполезным против когтей Умрэ, если Фейриль не сумеет подобраться достаточно близко для внезапной атаки. Но, во имя Демона Сети, как это сделать? Умрэ так быстро передвигается, одним взмахом крыльев покрывая расстояние в несколько шагов.

Но тут она вспомнила, что у нее в руке зажат плащ, вернее, то, что от него осталось. Может быть, прикрываясь им, ей удастся незаметно вытащить кинжал? Пивафви являл собой прискорбную картину, а фокусник из нее никогда бы не вышел, но будь оно все проклято! Если неуклюжая служанка спрятала зелье так, что ее госпожа этого не заметила, то можно с уверенностью сказать, что ее хозяйка тоже сумеет сделать это не хуже!

Фейриль все время теребила плащ и наконец, обмотала его вокруг талии. Стиснув рукоятку кинжала, она вытащила оружие из ножен. Умрэ ничего не заметила, а прятать обнаженный кинжал можно было не долее пары секунд.

Фейриль сделала вид, что споткнулась. Оставалось только надеяться, что это выглядело убедительно.

Умрэ заглотила приманку. Она прыгнула вперед и обхватила свою жертву руками. На этот раз когти пробили кольчугу посланницы и вонзились в тело. Фейриль сразу передернуло от отвращения, тошнота подступила к горлу. Едва справляясь с позывами рвоты, посланница уже сомневалась, что сможет воспользоваться ножом и не окажется для своей противницы чем-то вроде грибного блюда.

Умрэ ухмыльнулась при виде этой беспомощности, а руки ее напряглись, готовясь рвать своего врага на куски. Она даже подтянула аристократку поближе и открыла пасть, чтобы схватить ее за голову.

Преодолевая боль и слабость, Фейриль выбросила вперед руку с оружием. Клинок пробил чахлую грудь Умрэ, проскользнув между двумя ребрами, и вошел в нее всем лезвием.

Умрэ резко вздрогнула и откинула голову в безмолвном вопле. Руки ее судорожно задергались, причиняя Фейриль еще большие страдания. На мгновение предательница замерла, а потом повалилась навзничь, прихватив с собой и нападавшую. Вопреки ожиданиям Фейриль, облик вурдалака не сменился подлинным обликом Умрэ. Чувствуя себя совершенно разбитой, из последних сил посланница выдернула когти врага из своего кровоточащего тела и отползла на несколько футов от крылатого трупа.

Постепенно, несмотря на все раны, ей стало лучше. Но лишь физически. Исход сражения нельзя было назвать полной победой.

Прежде чем убивать Умрэ, следовало выяснить, что той известно. Сейчас Фейриль считала, что нужно было согласиться на условия предательницы, но тогда она была слишком сердита и оскорблена. Кроме того, следовало заметить склянку в руке. Если бы ей не повезло, то сейчас на камнях валялась бы она.

Интересно, что же все-таки означает ее пребывание в Мензоберранзане? В Чед Насаде у нее были враги и в городе, и в Доме Зовирр, но в Городе Пауков никто не должен был бы желать ей зла. Что помогало ей защищаться в первую пару сотен лет жизни? Если она забыла, то лучше бы ей вспомнить об этом как можно скорее.

Враг с ней еще не покончил. А она неплохо соображала и помнила, как разворачиваются подобные скрытые войны. Это как в игре сава, где делают не более одного хода зараз, но жестокость мало-помалу перерастает в слепую ярость. Первое действие ее неизвестного противника, не предупредившего о начале игры, заключалось в том, чтобы переманить Умрэ и оболгать Фейриль перед Триль. Ответный ход — выявить изменницу и убрать ее со сцены. Как только Умрэ пропустит какую-нибудь условленную встречу, противник будет знать, что его пешку «съели», тогда он должен будет сделать следующий шаг. Возможно, враг внушит Матери Бэнр, что настало время арестовать Фейриль.

Но жизнь все же не игра. Она может слукавить или сделать два хода подряд, а значит, следует как можно быстрее покинуть Мензоберранзан. Во всяком случае, нужно сделать это прежде, чем неприятель узнает, что его агент безвременно скончался.

Чувствуя головокружение, она с трудом поднялась на ноги и потащилась искать свой боевой молот, не переставая удивляться, как ей удалось совершить такое, пусть и небольшое, чудо.

ГЛАВА 10

Скрывающийся за наружностью приземистого, ободранного орка, с вывихнутой ногой, явно непригодный для службы не только в благородном, но даже в каком-нибудь торговом Доме, Фарон откусил на пробу кусок колбасы и булочки. Из какого мяса сделана колбаса, оставалось загадкой, но оно было жилистым и холодным.

— Демон Паутины! — воскликнул он.

— Что? — отозвался Рилд.

Мастер Оружия тоже выглядел грубым, больным орком в грязных лохмотьях. Невероятно, но это омерзительное яство он поглощал безо всякого отвращения.

— Что? — Мастер Магики потряс зажатой в руке колбасой. — Это издевательство, вот что! Это невозможно в рот взять!

Он направился, стараясь шагать не слишком резво, к лавке, где ему только что продали такую гадость. Однако этот хромой передвигался не медленнее любого дроу на здоровых ногах, и никакая маскировка не могла скрыть этого.

Длиннорукий, плосколицый хозяин-гоблин вытащил из-под прилавка дубину. Вероятно, ему случалось пускать ее в ход при разговоре с недовольными.

32
{"b":"2408","o":1}