ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Эволюция на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Против всех
Парень из прерий
Картер Рид
Кошмар в Берлине
Правда. Как политики, корпорации и медиа формируют нашу реальность, выставляя факты в выгодном свете
Игры на интерес (сборник)
Стокер и Холмс. Механический скарабей

Рилд повел плечами и поправил на спине Дровокол, пристроив его поудобнее.

— Их поведение сильно отличалось от обычного? — вмешался Мастер Оружия.

Смилла хмуро глядела на него.

— Все относительно. Всякий раз, когда до меня доходили вести о каких-либо происшествиях, эти твари намекали, что такими настроениями охвачены все окрестности.

Фарон кивнул:

— Ты что-нибудь слышала о родовых символах, появившихся на стенах домов?

— Да, — сказала она. — Как ты думаешь, может, кто-то сошел с ума?

— Ну, может быть, парочка пленников, — успокоил ее Рилд. — Ну и что с того? Ты обещала сведения, но вместо фактов рассказываешь о своих впечатлениях.

Проницательница улыбнулась:

— Ладно. Я нарочно медлю. Периодически по ночам где-то в Браэрине бьет барабан, созывая низших на какое-то сборище. Многие из этого дома немедленно выметаются куда-то, а я ощущаю, как много других крадется по улицам. Все они собираются в одном месте и у них общая цель.

— Глупости, — возразил Рилд. — Почему тогда патруль дроу не слышит эти сигналы?

— Потому, — объяснил Фарон, — что город накрыт чарами, заглушающими звуки.

— Ну, может быть. — Рилд опять повернулся к Смилле. — И куда же направляются эти создания? И зачем?

— Я не знаю, — ответила она. — Пока. Но, возможно, теперь, с моим здоровьем и способностями, я могла бы это выяснить. — Она лучезарно улыбнулась Фарону. — И счастлива буду сделать это. Формально я выполнила условия нашего договора, но сознаю, что немногое дала в обмен на ваш бесценный дар.

— Это заставляет задуматься о твоем будущем, — сказал маг. — Тебе будет нетрудно восстановить свою власть здесь, но зачем жить так убого и ограниченно? Помощнику с такими данными я мог бы найти место получше. Или, если хочешь, могу устроить твое возвращение в Верхний Мир.

Обращаясь к женщине, он в то же время незаметно скрестил пальцы левой руки, объясняя Рилду на безмолвном языке жестов темных эльфов свой мысли.

— Я думаю… — начала Смилла, но вдруг глаза ее широко раскрылись и она всхлипнула.

Рилд выдернул короткий меч из ее спины. Фарон отскочил назад, чтобы падающее тело, спаси Ллос, не задело его.

— Несмотря на весь приобретенный ею опыт, — задумчиво произнес щеголь, — она никогда не стала бы настоящей дроу. Мне кажется, это доказывает, что можно лишить человека солнца, но не забрать у него душевное тепло… — Он покачал головой. — Это — вторая женщина, которую я отправил в мир иной с начала наших приключений. А ведь я не особенно-то и хотел убивать их. Как ты думаешь, есть в этом какой-нибудь скрытый особый смысл?

— Откуда я знаю? Я так понял, что ты велел мне убить Смиллу потому, что она лгала.

— Ох, нет. Я убежден, что она говорила правду. Проблема в том, что это я обманул ее. Преображение не избавило ее от болезни. Это был просто маленький фокус, который на несколько минут скрыл истину.

Фарон опять отступил назад, на этот раз от растекающейся лужи крови, а Рилд вытер свой короткий меч о постель своей жертвы.

— Ты не хотел оставлять ее в живых, опасаясь, что она в отместку за обман донесет о нас Грейанне? — высказал Мастер Оружия свое предположение.

— Вряд ли они нашли бы друг друга, но не мешало исключить такую возможность.

— Ты все-таки спросил Смиллу о знаках на стенах. Ты ужасно любопытный тип, не можешь пропустить даже такую мелочь.

Фарон ухмыльнулся:

— Не будь дураком. Я — образец целенаправленности и решительности, а задавал вопросы, чтобы двигалось наше дело.

Рилд бросил взгляд на дверь. Она еще держалась.

— Что общего может быть между странным поведением гоблинов и беглецами-дроу?

— Еще не знаю, — ответил Фарон. — Но мы имеем два неординарных случая, которые произошли в одно и то же время, в одном и том же месте. Не напрашиваются ли какие-нибудь выводы в этом случае?

— Необязательно. В Мензоберранзане в любой момент можно найти массу заговорщиков, никак не связанных друг с другом.

— Допустим. Но если эти два факта связаны, то, расследуя один, заодно узнаем и о другом. Мы с тобой удручающе мало продвинулись в розыске наших беглецов. Поэтому будем искать среди низших рас и посмотрим, куда выведет нас эта тропинка.

— И что мы будем делать?

— Последуем за барабаном, конечно.

Дверь затрещала под ударами.

— Сначала, — заявил Рилд, — нам надо выбраться отсюда.

— Проще простого. Я сниму с двери заговор, потом воспользуюсь заклинанием, и мы сольемся со стеной. Через одну-две минуты обитатели этой берлоги взломают дверь. Пока они будут измываться над трупом Смиллы и обшаривать ее владения, мы примем облик орков и выскользнем отсюда.

ГЛАВА 11

Патруль Квентл час за часом бдительно обходил темноватые, освещенные только свечами коридоры Арак-Тинилита. Нервы ее подчиненных окончательно разыгрались от напряженного ожидания, а ей самой помещения казались странно незнакомыми и почти нереальными. Поэтому она объявила привал. Они остановились в небольшой молельне с рельефами в форме черепов, кинжалов и пауков, под плитами которой были погребены останки давно умершей жрицы. Ходили слухи, что служительница Ллос в этом священном месте сама себе перерезала горло и ее призрак иногда появляется в молельне, но Бэнр никогда не видела привидения, следовательно, оно не существовало. Жрицы и послушницы устроились на скамьях и некоторое время сидели молча.

Наконец Джислин, ученица второго года с личиком в форме сердца и серебряными сережками-гвоздиками, произнесла:

— Может быть, ничего не случится.

Квентл холодно взглянула на девушку. Как и все остальные, юная послушница была в кольчуге, в руках она сжимала щит и булаву, но ужас застыл в ее темно-бордовых глазах, и капельки пота блестели на лбу.

— Сегодня ночью мы встретимся с другим демоном, — объявила Квентл. — Я это чувствую. Так что советую всем собраться с духом и припомнить все, чему вас учили.

Джислин опустила глаза:

— Да, наставница.

— Только трусы принимают желаемое за действительное, — продолжала Квентл, — и если вы опуститесь до этого, то мы можем остаться здесь навсегда. Поднимайтесь.

Звякнули звенья чьей-то гибкой черной кольчуги. Патруль неохотно встал. Она повела его дальше.

Проанализировав два предыдущих вторжения, Квентл пришла к выводу о явной бесполезности волшебных палочек, созданных Мастерами Магики. Она организовала небольшие группы из жриц и послушниц и держала весь Арак-Тинилит в боевой готовности. Большинство отрядов стояло в определенных местах, а несколько патрулей обходили все здание. Принцесса Бэнр возглавляла один из них.

Кроме того, она сочла необходимым открыть арсенал и раздать все, что там хранилось, в том числе и всевозможные магические предметы. Теперь даже послушницы пятого года носили заколдованное оружие и талисманы, достойные верховной жрицы. Хотя все равно это мало поддержало моральный дух Джислин и других учениц. Сама Квентл не беспокоилась, а их страх, вероятно, забавлял ее. Каждая девушка в детстве видела демонов. В Арак-Тинилите даже стремились с ними сблизиться, но сейчас впервые существование духов представляло для них угрозу, и они вдруг осознали, что совсем не знают этих свирепых существ.

Впрочем, нет сомнений, некоторые из женщин обладали достаточной проницательностью и понимали, что им самим не грозит большая опасность, пока они являются личной охраной Квентл. Но они были ее младшими сородичами и обязаны ей служить.

— Это гнев самой Ллос, — прошептала Майнолин Фей-Бранч, волосы которой были заплетены в три длинные косы. Она явно не рассчитывала, что ее услышит наставница. — Сначала она лишила нас нашей магии, а потом нашлет злых духов убить нас.

Квентл повернулась. Чувствуя ее гнев, змеиная плеть поднялась, шипя и извиваясь.

— Заткнись! — рявкнула Бэнр. — Паучья Королева проверяет нас, но не обрекает весь храм.

Майнолин опустила глаза.

— Да, наставница, — почти беззвучно произнесла она.

37
{"b":"2408","o":1}