ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что там под маской?

— Не знаю. Магия не обычная. Я никогда не встречал ничего подобного, но уверен, что мы разгадаем его тайну.

— Братья и сестры! — произнес Пророк.

Его голос вызвал бурю восторга, и он опять подождал, пока улягутся эмоции.

— Братья и сестры, — повторил он. — С самого основания этого города мензоберранзанцы держат наши народы в рабской покорности и низводят нас до уровня животных. Они заставляют нас работать до тех пор, пока мы не умрем от изнурения. Из прихоти они пытают и убивают нас, обрекают нас на голод, болезни и прозябание в нищете.

Слушатели согласно взревели.

— Куда бы вы ни посмотрели, везде лишь горе и страдания, — продолжал скрытый капюшоном оратор. — Вчера я прошелся по Майнифолку. Девочка-хобгоблин, лет пяти-шести, пыталась поднять кусок гриба с земли. Зубами! Некий дроу магией соединил ее руки за спиной, чтобы она жила калекой и посмешищем до самой смерти.

Толпа заворчала от возмущения, хотя некоторые из их собственных рас сами принимали участие в пытках, правда, далеко не таких изощренных.

— Я прошел Нарбонделлин, — говорил Пророк. — Парализованный орк лежал на земле, темный эльф вскрыл ему грудь, пилой вырезал несколько ребер и свистом подозвал своего верхового ящера, чтобы тот подкрепился внутренними органами еще живого раба. При этом он сообщил своему сородичу, что таким мясом подкармливает рептилию каждый день, желая сделать ее резвой.

Аудитория кипела от ярости. Одна женщина-орк в порыве гнева рассекла осколком стекла себе щеки и лоб.

Пророк все продолжал скучное перечисление жестокостей, и Рилда мало-помалу стали захватывать странные ощущения. Он знал, что безжалостность не может вызывать чувство вины, — не пристало темному эльфу испытывать такое смешное ощущение, — но это было похоже на отвращение к чрезмерности, стыд за чистейшее расточительство и… желание исправить, если возможно, ситуацию.

Чувство, конечно, совершенно ненормальное. Гоблины и им подобные существовали только для того, чтобы удовлетворить прихоти дроу, и если кто-то из них, гоблинов, пострадал или погиб, то на его место нужно поймать или купить другого, вот и все. Мастер Оружия тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли, и повернулся к Фарону.

Даже под маской орка было заметно, что все происходящее очень забавляет мага.

— Решил исправиться?

— Я смотрю, на тебя это тоже подействовало, — отозвался Рилд. — Что происходит?

— Пророк магически воздействует своим красноречием, я пока не совсем разобрался как.

— Ладно, но какой смысл во всех этих жалобах и нареканиях?

— Полагаю, он нам это объяснит.

Оратор продолжал в том же духе, чем довел толпу почти до исступления. Наконец он вскричал:

— Но так не должно быть!

Толпа взорвалась, и на мгновение Рилд почувствовал, как его новое чувство отвращения преобразилось в дикую жажду крови. Наверное, потому, что он не успел полностью избавиться от тех странных ощущений.

— Мы можем быть отомщены! Воздавайте за каждое увечье и оскорбление тысячекратно! Свергните дроу, пусть они будут нашими рабами! Мы оденемся в шелка и парчу, а их заставим бегать голыми, мы будем есть лучшие продукты, изысканные яства, а они пусть подбирают отбросы! Мы разграбим Мензоберранзан, а потом те, кто захочет, вернется к своему народу, нагруженный сокровищами, а другие останутся и будут управлять пещерой как своей собственной!

«Это вряд ли», — подумал Рилд. Он повернулся, чтобы поделиться этой мыслью с Фароном, и заморгал от удивления. Маг выглядел так, словно принимал эту дикую речь всерьез.

— Они просто выпускает пар таким фантастическим образом, — прошептал Мастер Оружия. — Они не осмелятся, а если и попробуют, так мы раздавим их за несколько минут.

— Хотелось бы надеяться, — отозвался Фарон. — Пошли, я хочу взглянуть на него поближе.

Они начали пробираться сквозь толпу вперед. Некоторые откровенно возмущались толчками, Ридду даже пришлось крепко ткнуть одного хобгоблина, но никому не казалось странным, что они хотели подобраться поближе к покорившему сердца оратору. Другие тоже толкались.

Пророк продолжал свою речь:

— Благодарю вас за ваше усердие и терпение, которые скоро будут вознаграждены. Клич нашего восстания услышат на каждой улице, в каждом переулке. У нас везде есть воины, и каждый знает, что он должен делать, когда услышит сигнал. Тогда мы восстанем… и казним их всех.

Мастера, подойдя достаточно близко, увидели, как Пророк поднял с земли продолговатый кусок песчаника и смазал один его конец маслом из керамического сосуда. Песчаник вспыхнул желтым пламенем и затрещал, словно сухое дерево, — экзотический горючий продукт Верхнего Мира. Мастер Мили-Магтира прищурился от неожиданно яркого света.

— Глаза богини! — воскликнул Фарон.

— Это потрясающий фокус, — признал Рилд, — но, я уверен, это мелочи по сравнению с твоими.

— Да не огонь. Посмотри на тех двух бугберов рядом с Пророком.

— Его телохранители, я так думаю. На которого именно?

— Это Тлат Мелан и некий Альтон, сапожник: оба — беглецы. Они тоже накрыты иллюзией, но более простой, сквозь которую я могу видеть.

— Ты серьезно? Какой дроу, пусть даже негодяй, будет помогать предводителю рабов?

— Возможно, мы это выясним, проследив, куда направится потом Пророк со своим окружением.

— Я научу вас пользоваться огненными сосудами, — продолжал тем временем оратор, — у нас их предостаточно. — Он жестом указал на несколько зависших в воздухе ящиков. — Возьмите и спрячьте их до судного дня.

Воздух прорезали звонкие, чистые звуки медного рожка. «Сигнал прозвучал, он должен знать, что на самом деле предвещает рожок, — смутившись на мгновение, подумал Рилд. — Судя по гомону гоблинов и по тому, как испуганно они начали оглядываться, им тоже известно, что за этим последует".

— Что это? — спросил Фарон.

— Ты же аристократ, — ответил Рилд и сам услышал едва заметную горечь в своем голосе. — Разве ты никогда не отправлялся в Браэрин на охоту за рабами и не убивал каждого бедолагу, которого удавалось схватить?

Маг улыбнулся и сказал:

— Теперь, когда ты об этом напомнил… но это было давным-давно. Мне пришло в голову, что это, возможно, затея Грейанны. А что, совсем неплохая тактика. Один раз наши охотники не смогли точно определить место, где мы находились, но они знают, что наше задание должно привести нас в Браэрин, поэтому они просто организовали охоту. Может быть, они рассчитывают, что вся эта суматоха вспугнет и нас и мы в отчаянии станем искать выход, тогда у них появится шанс заметить нас.

— А еще точнее, — сказал Рилд, проверяя свои мечи в ножнах, — твоя сестра предоставляет нам выбор — сохранить свою нынешнюю, иллюзорную, внешность и быть убитыми своими сородичами или сбросить маски и встретиться лицом к лицу с возмущенным простонародьем. В любом случае она получит желаемый результат.

Пророк поднял руки, и простолюдины немного притихли.

— Друзья мои, прежде чем разойтись, теперь уже ненадолго, возьмите каждый хотя бы по одному огненному горшку. Как только опасность минует, расскажите о нашей встрече тем, кто не смог сегодня прийти. Помните каждый о своей задаче в нашем общем плане и ждите сигнала. Теперь идите!

Некоторые заговорщики сразу двинулись к выходу, но добрая половина задержалась, чтобы взять один-два огненных сосудов. Один орк оступился в этой давке и отчаянно закричал, когда остальные в спешке едва не затоптали его. Тем временем Пророк и его телохранители проскользнули в дверь у них за спиной.

— И мы? — Фарон решительно шагнул за ними.

— А как же насчет Грейанны и ее охотников? — спросил Рилд.

— Будем сражаться, если понадобится, но будь я проклят, если упущу этих двоих исчезающих в ночи, которых мы с таким трудом нашли.

И Мастера выскочили на улицу. По всему Браэрину уже разносились эхо рожков, азартные возгласы темных эльфов и вопли простолюдинов.

Преподаватели, прячась, следовали за Пророком и его свитой полквартала. Троица двигалась быстро, но без паники. Очевидно, они были уверены, что им удастся ускользнуть от охотников и избежать опасности. Почему они были в этом так уверены?

39
{"b":"2408","o":1}