ЛитМир - Электронная Библиотека

— По-видимому, — предположила Квентл, — демону предоставлялся завершающий, смертельный удар. Сколько наших столкнулось с этим существом раньше, чем я?

Квейв запнулась, но потом ответила:

— Когда патрульные попытались помешать ему, он ранил их, но не смертельно. Они тоже уже пришли в себя.

— Хорошо, — сказала Квентл, хотя не слишком обрадовалась, узнав, что была единственной мишенью неизвестного врага.

— Каковы будут ваши приказания, наставница? — спросила Квейв.

— Мы должны помочь пострадавшим и унести мертвых, а также найти проход, через который проник демон, и заделать его.

Эти дела, несомненно, отнимут у нее весь остаток ночи, но их нужно сделать.

А днем следовало заняться отравителем, и результат этого расследования был настолько неопределенным, что приводил в уныние даже верховную жрицу. Правда, настроение немного поднялось, когда на плетке зашевелились змеи.

— У меня есть исцеляющее снадобье, — сообщил Рилд.

Он достал из своей похожей на мешок сумки небольшой оловянный флакон, откупорил его и поднес к губам Фарона. Маг выпил все до дна.

— Немного лучше, — через некоторое время признался Фарон, — но все еще идет кровь. И внутри что-то плохо. У тебя есть еще?

— Нет.

— Жаль. Не могу поверить, что меня ранил какой-то жалкий гоблин.

— Идти можешь? — спросил Рилд.

Нельзя было в Браэрине ночью, когда идет охота, просто валяться на улице. Это было слишком опасно.

— Попробую. — Маг приподнялся на локтях и вновь упал на спину. — Нет, не могу.

— Тогда я тебя понесу, — решительно сказал Мастер Оружия.

Он обхватил друга, и вместе они медленно всплыли вверх на крышу, уцепились за конек и оглядели район.

По улицам и переулкам с воплями носились орки и гоблины, а за ними с гиканьем гонялись темные эльфы, пронзая их копьями, рассекая мечами или просто затаптывая когтистыми лапами своих верховых ящеров. Некоторые, не сомневаясь в собственном праве, пускали в ход стрелы и использовали магию.

Еще несколько дроу наблюдали за происходящим с воздуха. Опасность окружала друзей со всех сторон.

Воин затащил Фарона за остроугольный фронтон дома в надежде, что он прикроет их от хищных глаз охотников.

— И что плохо, — пробормотал фехтовальщик, — слишком много здесь наших. Непонятно, как выбираться отсюда.

Маг не откликался.

— Фарон!

— Да, — выдохнул друг. — Я еще в сознании. Кажется.

— Мы будем прятаться здесь, пока не кончится охота. Я прикрою нас тьмой.

— Это может быть…

Фарон вдруг начал задыхаться, метаться из стороны в сторону. Рилд крепко держал его, чтобы он не скатился с крыши.

Когда приступ прошел, Миззрим выглядел таким изможденным, как никогда прежде, из раны все сильнее текла кровь.

— Оно не помогает, — буркнул себе под нос Рилд, — не справиться без посторонней помощи. А к тому моменту, когда прекратится охота, ты можешь и помереть.

— Это была бы… грандиозная трагедия… но…

— Сегодня Браэрин наводнен темными эльфами. Наверняка кто-то из них прихватил с собой что-нибудь полезнее. Я должен раздобыть необходимый эликсир. Вот тебе тьма.

Рилд коснулся крыши и вызвал тень, которая накрыла Мастера Магики. Она была небольшой, если повезет, то никто не наступит на это затемнение.

Мастер Оружия отправился в путь, прыгая с одной крыши на другую. Когда расстояние между домами оказывалось довольно большим, он спрыгивал на землю и таясь пробирался сквозь кровавое побоище.

В один из таких моментов он заметил многочисленную группу охотников. Пригнувшись пониже, он видел, как маг, оседлавший неуклюжего верхового ящера, метнул желтую искру в окно одного из домов. Ревущее желтое пламя пронеслось по всему помещению. Через мгновение, когда оно погасло, поднялся невероятный крик. Рилд поморщился. Когда-то, шестилетним ребенком, он выжил во время такого же разгрома, пролежав в ожогах несколько часов, не в силах выбраться из-под груды обуглившихся тел. Вот и теперь кто-то, счастливчик, умер, а кому-то не повезло, он остался в живых и теперь скуля судорожно дергался в агонии.

Но сегодня вечером Рилд был жив и здоров! Поэтому он злобно сплюнул, огляделся, не наблюдает ли за ним кто-нибудь, и поднялся в воздух.

Скользя вдоль крутого ската крыши, воин почувствовал чье-то присутствие выше и позади себя и обернулся, с трудом находя опору среди резных изображений.

Наконец он взглянул наверх и разглядел несущегося на него огромного черного коня, передвигающегося по воздуху так же легко, как обыкновенная лошадь в Верхнем Мире скакала бы по полю. Грива его развевалась, а из ноздрей вылетал огонь. Наездник-дроу держал в опущенной руке ятаган. Он явно не собирался им рубить, справедливо полагая, что достаточно и одного вида демонического жеребца, чтобы сердце любого смертного не выдержало.

Рилд замер, как обыкновенный представитель низшей расы, парализованный страхом, а сам тем временем старался определить скорость приближения кошмара. В самый последний момент, надеясь застать врасплох и всадника, и коня, он выхватил из ножен Дровокол, но меч рассек лишь воздух.

Огненные копыта били над головой, густой, адски горячий дым струился из ноздрей животного, окутывая и почти ослепляя Рилда. Мастер Оружия скорее услышал, чем увидел, как черное создание устремилось вперед, норовя ударить его в грудь. Он сделал шаг назад, и это отступление спасло его, но контратака не получилась, так как чудовище тоже оказалось за пределами досягаемости.

Существо вновь прыгнуло на него. Воин слегка присел и поднял Дровокол. Удар пришелся коню прямо в грудь. Какое-то мгновение Рилд думал, что с врагом покончено. Но призрачное животное отчаянно било ногами, стараясь освободиться от меча, что и удалось ему, в конце концов.

Следующие несколько секунд были трудными. Мастер все еще стоял на крыше, все время рискуя потерять равновесие, а летающий конь мог свободно маневрировать в воздухе. Наездник начал крутить ятаганом, хотя, как большинство обитателей Подземья, он имел мало представления о том, как сражаться верхом на коне, и, тем не менее, его неловкие удары все-таки таили в себе опасность.

Рилду хотелось поскорее покончить со всем, пока кто-нибудь не раскрыл место, где он спрятал Фарона. К сожалению, в данной ситуации Мастер Оружия смог придумать только один, и очень рискованный, выход. Когда демон в следующий раз поднялся на дыбы, Рилд не стал уворачиваться, и одно из искрящихся копыт сильно ударило его в грудь.

Нагрудник дворфской кирасы зазвенел, но выдержал — все ребра были целы. Рилд рухнул навзничь и с шумом покатился по восточному скату крыши. Ухватившись за что-то, воин остановился и занял боевую стойку.

Чудовище бросилось к нему с явным намерением прикончить врага. Тогда Рилд взмахнул Дровоколом. Двуручный меч полоснул коня по шее. Животное опрокинулось на бок и покатилось вниз, оставляя за собой вместо крови тлеющие угольки. Наездник попытался спрыгнуть, но замешкался и вместе с конем рухнул на землю.

Рилд проверил кошелек мертвого мужчины, а затем перетряхнул и содержимое седельных сумок демонского коня. Там не было никаких снадобий для лечения ран.

Интересно, с чего это он ожидал найти необходимое среди вещей аристократа, который явился в Браэрин из спортивного интереса? Как любой благородный обитатель Мензоберранзана, он не мог себе представить, что какие-то гоблины могут ранить его. Так к чему же на праздники таскать с собой лечебные средства, даже если ему выпало счастье иметь их?

Только пятеро охотников пришли сюда с серьезной целью, готовые скрестить мечи со странными и грозными противниками. Это — Грейанна и ее спутники. Вот у них, пожалуй, Рилд мог бы добыть то, что нужно его другу.

Правда, они же могли и доставить больше всего проблем, но если он хочет спасти Фарона, то обязан найти в себе силы и справиться со всем, что выпадает на его долю. Фарон — полезный союзник и родственная душа, и Рилд не желал, чтобы эта осторожно и бережно вскормленная дружба так легко испустила последний вздох. Он торопился, прятался, не обращал внимания на охотников, которые то и дело пересекали его путь, пока, наконец, не высмотрел знакомую фигуру на крыше как раз впереди себя.

42
{"b":"2408","o":1}