ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гнездо перелетного сфинкса
Приоритетное направление
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Синий лабиринт
Цена вопроса. Том 1
Щегол
Прорыв
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть

— Вся трудность в том, что я должен сделать еще кое-что.

— Что?

— Задание заключается в розыске беглецов. А я мельком видел только двоих из них, а потом они исчезли. Ты думаешь, что Бэнр посчитает такой результат удовлетворительным?

Рилд хмуро возразил:

— Ну, если рассудить, что кое-что интересное мы обнаружили…

— Вспомни, наш великий и прославленный Архимаг не испытывает ко мне особого расположения. Он выслал меня из крепости как приманку, желая понервировать жриц. Если я выполню формальную сторону нашего соглашения, он проглотит свою неприязнь и будет неукоснительно выполнять свои обязательства, но, если я хоть чуть-чуть, хоть на мгновение проявлю слабость, вопрос будет стоять совсем иначе.

— Ну, тогда, по крайней мере, ты можешь известить его, что эти бродяги находятся в Браэрине.

— Могу? Мы прочесали вонючие улицы так, как мог сделать любой чужак. Мы не нашли дом, в котором беглецы обосновались, и у нас нет никаких подтверждений, что все они находятся именно здесь.

— Да, пожалуй, ты прав.

— Конечно. А когда я был не прав? А сейчас вот что нужно сделать: найти тайное место, где скрываются мошенники; выяснить, кто такой Пророк и как его колдовские чары действуют; узнать, откуда появляются огненные горшки, в каком месте города находится их тайный склад и кто вдохновитель их восстания. А самое важное — нужно определить, что знают беглецы о жрицах, теряющих свою силу.

— Рассчитываешь выйти из этой переделки с выгодой для себя?

Фарон хмыкнул:

— Для нас. Это может развеять твою скуку раз и навсегда.

— И в этом настоящая причина того, что ты не готов вернуться в Брешскую крепость?

— Все мои мотивы искренни, включая и осмотрительность в отношении Громфа. А ты, я так понял, очень торопишься вернуться?

Рилд вздохнул:

— Нет, мне не к спеху. Наш поход кажется интересным, и хочется закончить его, но что, если восстание орков начнется раньше, чем мы успеем предупредить наших?

— Тогда, по крайней мере, мы будем спокойны, что никому не сообщили о своей тревоге. — Маг усмехнулся и добавил: — На самом деле, понимание того, что мы можем предотвратить большое бедствие, лишь подстегнет нас к действию.

— И если уж мы опоздаем с предупреждением, то, будем надеяться, что в живых останутся те, кто что-то значит для нас двоих. Ладно, я согласен. Будем продолжать поиски.

— Превосходно!

Толкая перед собой серебряную тележку, гоблин-раб, косолапя, неуклюже спешил к бассейну. Опустившись на колени и протягивая поднос с кубками, он наклонился так низко, что едва не упал в воду.

Фарон улыбнулся пленнику, махнул рукой, отпуская его, потом поднял чашу:

— За тайну и славу!

Рилд немного отхлебнул из своего кубка, присоединяясь к тосту. По контрасту с горячей водой крепкий, сладкий и холодный сморчковый джус был очень приятен.

— Так я полагаю, нам придется вернуть себе облик орков? — спросил Мастер Оружия.

— Очень жаль тебя разочаровывать, но время маскарада миновало.

— Что ты хочешь сказать? Если мы не будем похожи на низшую расу, то как мы проникнем на их следующее сборище?

— Неизвестно, будут ли другие собрания. Пророк уже объяснил свой план и раздал секретное оружие. Даже если он появится, то не в ближайшие несколько дней. А Грейанна в это время будет неотступно нас преследовать. Пока нам удавалось ускользнуть от нее, но наша удача может, в конце концов, отвернуться от нас.

— Тут ты прав.

— Поэтому следует быстро найти бродяг, а значит — необходимо изменить тактику. Зачем беглецы стараются спровоцировать восстание гоблинов?

— Не знаю.

— Вот и я тоже не знаю. Казалось бы, это не имеет смысла. Однако, согласись, само тайное бегство указывает на неприятие установленного порядка?

— Возможно.

— Тогда давай предположим, что Пророк или кто-то другой подбил мужчин уйти из дома, поскольку знал, что в семьях их обижают больше, чем где бы то ни было в мире.

— Тоже возможно. Ну и к чему это ведет?

Маг усмехнулся и ответил:

— Если мы продемонстрируем свое недовольство положением, то эти мошенники получат повод завербовать и нас тоже.

— А как это сделать? Мы — Мастера Академии, у нас не самая тяжелая участь, а стало быть, меньше причин для раздражения, чем у большинства других.

— Ну, кажется, тебя недолго и понизить.

— Даже в этом случае.

— Ты кое-что упускаешь. Из-за того неприятного случая с демоном Сартосом, я, как мастер, опозорен, и, скорее всего, меня ждет какое-нибудь ужасное наказание. В то время как ты, с твоей манерой держаться и дворфской кольчугой, явно недоволен всем. Кроме того, мы везде расспрашивали о беглецах. Они должны об этом знать, да и о том, что верховная жрица Дома Миззрим пытается нас убить.

— И все-таки они к нам не подошли. С чего же они сделают это теперь?

Фарон улыбнулся:

— А с того. Мы им докажем, что разделяем их настроения.

— Каким образом?

— Жрица регулярно проходит с патрулем по всему базару. Один из них, направляющийся в Браэрин, мы уничтожим, а потом везде будем хвастаться этим. Наши мошенники начнут нас искать. А как же иначе? Какая бы ни была у них конечная цель, я уверен, им пригодятся услуги двух таких талантливых приятелей.

— Это конечно, но вернемся назад. Ты хочешь убить патруль?

— Да. Причем самым эффектным образом. Есть один лишь нюанс — нападение должно быть неожиданным, а патруль — не многочисленнее отряда Грейанны.

— А если никого не убивать? Тем более священнослужителей!

— Мы должны это сделать. Вспомни, нам нужно выиграть время, а это — самый короткий путь к нашей цели.

— Может быть, но что будет потом? А если кто-нибудь из народа захочет наказать нас за наглость?

— Мы не станем признаваться тому, кто покажется нам ненадежным.

— Жрицы все равно все узнают.

— Ну и пусть, но в безопасном логове нашего друга Пророка нас это меньше всего будет волновать. Кроме того, Совет одобрил наше уничтожение, так что нам действительно терять нечего.

— Возможно, это преступление наше нынешнее положение усугубить не сможет, но как насчет будущего?

— В будущем, — сказал Фарон, — это уже не будет иметь значения. Как ты сам давно уже заметил, мы, мензоберранзанцы, весьма практичны. Народ простит все, совершенное мною вчера, если сегодня я стал ему полезен.

— Грейанна не простит.

Маг засмеялся:

— Ну конечно, кроме практичности мы имеем также склонность к недоброжелательству и кровной мести. Это одно из главных противоречий, отличающих нашу натуру. Тем не менее, если повезет, никто из Старших Домов не пострадает и вряд ли нам придется убить какую-нибудь принцессу.

— Я думаю, это безумие, — произнес Рилд, покачивая головой. — Ты ведь не можешь быть уверенным, что бродяги пойдут с нами на контакт. А если и так, то понравится ли им увиденное?

— Ну, тогда мы придумаем еще что-нибудь.

Рилд нахмурился и помолчал.

— Ты сошел с ума, — сказал Мастер Оружия, — но я с тобой.

— Отлично! За наши глобальные проекты нужно выпить чего-нибудь покрепче джуса. — Фарон через плечо обратился к гоблину: — Можем мы посмотреть карту вин? Пожалуйста.

Рилд возмутился:

— Еще только раннее утро.

— Да не введут тебя в заблуждение ханжеские приличия, — отозвался Фарон. — Поскольку нам ни минуты не удалось отдохнуть, будем считать, что все еще длится ночь. Или ты думаешь, что у них и в самом деле есть благородное Баррисон Дель'Армго пятьдесят третьего?

ГЛАВА 14

До своей смерти Лирдноулу вела классы в аудитории, напоминающей по форме амфитеатр — одну из многих архитектурных странностей, разбросанных по всему Арак-Тинилиту. Как только заговорщики пробрались внутрь, они расселись по полукруглым ярусам.

Дирсинил задумалась. Необходимо что-то говорить, чем-то занять их до того момента, когда появится Квентл. В ее голове не было ни одной подходящей мысли. В пересохшем горле ощущался металлический привкус. Тело стало липким и влажным от пота. Кровь пульсировала в обрубках искалеченных пальцев. Воздействие яда продолжалось — надо поскорее угодить Квентл Бэнр, чтобы получить противоядие.

46
{"b":"2408","o":1}