ЛитМир - Электронная Библиотека

Ссохшаяся Влондрил Тьюн'Тал бросала на Дирсинил косые взгляды, как будто предчувствовала недоброе, но вслух сказала только:

— Думаю, здесь большинство. Давайте займемся делом, пока наше отсутствие не обнаружили.

— Да-да, — отозвалась Дирсинил, пробегая взглядом по лицам, обращенным к ней сверху. — Так вот, матери, сестры, все мы знаем, что произошло прошедшей ночью. Змеи в плетке наставницы обнаружили снадобья, добавленные в…

— Они учуяли их, — прозвучал голос Квентл.

Вздрогнув, Дирсинил резко повернулась. В первом ряду поднялась закутанная в пивафви фигура. Она откинула капюшон, и перед всеми предстала наставница Арак-Тинилита. Каким-то образом она вошла в помещение, не узнанная своими противниками.

Освободив из-под плаща руку, в которой держала змеиную плеть, Квентл неторопливо вышла на середину комнаты. Дирсинил пришло в голову, что в этот момент заговорщицы могли бы все вместе напасть на нее, но никто даже не шелохнулся. Ее неожиданное появление парализовало их, да они и так всегда перед ней испытывали страх из-за пренебрежительной манеры держаться и из-за того, что она была принцессой Бэнр.

Наставница улыбнулась Дирсинил и сказала:

— Ты все хорошо сделала, послушница, лишь не учла одну мелочь. Жрицы традиционно проводят свои собрания при свечах. Но я об этом позаботилась. — Она повернулась к двери. — Заходите.

Две преподавательницы внесли серебряные канделябры. Краем глаза Дирсинил заметила, что вслед за ними гуськом идет много обитательниц Арак-Тинилита, вооруженные и в кольчугах.

— Спускайтесь вниз и рассаживайтесь в первом ряду, — обратилась Квентл к заговорщицам. — Опоздавшим тоже необязательно карабкаться наверх. — Она немного подождала, затем добавила: — Это не предложение.

Демонстрация силы дала свой результат.

— Благодарю вас, — сказала Квентл и подождала, пока все рассядутся. За спиной каждой заговорщицы оказалось по вооруженному стражнику. — Теперь давайте обсудим вопрос, который всех вас так беспокоит.

— Я не знаю, что сказала тебе моя племянница об этом собрании, — заявила Молвайяс, тетушка Дирсинил, одетая в темный с зеленым отблеском наряд, что так шло к ее глазам, — но, уверяю тебя, цель его совершенно невинна.

— Его цель в том, чтобы измыслить тебе смерть, наставница, — подала голос Влондрил. — Я это знаю, потому что была здесь с самого начала.

Квентл кивнула безумной жрице.

— Благодарю тебя, Святейшая Мать, с твоей искренней помощью мы выясним правду. — Квентл оглядела собравшихся и продолжила: — Насколько я понимаю, стремясь свергнуть меня, вы оправдывали свои действия тем, что такова воля богини. Вы допускаете, что она недовольна моим руководством Арак-Тинилитом и именно поэтому она отреклась от всего Мензоберранзана.

Молвайяс глубоко вдохнула, очевидно собираясь с духом:

— Вот именно. Ты отрицаешь такую возможность?

— Конечно, — отозвалась Квентл. — Для такого смехотворного утверждения нет ни малейших доказательств… хотя, я уверена, оно может показаться правдоподобным моей помощнице, страстно желающей занять мое место.

Дирсинил заметила, что, в то время как Бэнр говорила совершенно спокойно, ее змеи бдительно следили за всем, что происходит вокруг.

— Какими были эти демоны? Они все носили отличительные признаки Ллос… И они пришли ко мне, потому что один из моих смертных врагов послал их в таком обличье, стремясь возбудить вашу фантазию.

— Какой враг?! — требовательно спросила Молвайяс.

— Которого еще предстоит определить.

— Другими словами, — заметила помощница Квентл, — о том, что происходит, ты знаешь не больше нас.

— Я, по крайней мере, знаю, что не произойдет.

— Вот как? И одно твое мнение выше всех прочих?

— Ответ совершенно очевиден даже для тех, кто обладает не очень глубокими знаниями.

— Не в оскорбление тебе будь сказано, наставница, но не попробовать ли нам проверить такую возможность? На один год отойди от дел, и посмотрим, что произойдет.

Квентл рассмеялась:

— Смиренно отдать Академию тебе, Баррисон Дель'Армго? Это вряд ли. И если уж на то пошло, я тоже придумала испытание, чтобы определить, кто действительно пользуется покровительством Ллос, я или твоя унылая кучка интриганок.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Молвайяс, в глазах ее появилась настороженность.

— Мое испытание — сама простота. Мы просто спросим Ллос, кого она предпочитает, и будем ждать ответа.

— Это абсурд. Паучья Королева больше не говорит с нами.

— Может быть, если мы вознесем ей молитвы, она снизойдет и подаст нам знак. Попытаемся?

— Можно попробовать, — согласилась Молвайяс, безусловно, сознавая, что угрожающие клинки за спиной не оставляют ей выбора. — Ты предлагаешь исполнить ритуал?

— Поскольку у нас больше нет магии, чего мы добьемся этим? Моя идея проще. Никто не покидает помещение, мы все погружаемся в общую молчаливую молитву и остаемся в этом состоянии созерцания и размышления до тех пор, пока Темная Мать не явит нам свою волю.

Влондрил скептически выдавила из себя:

— А что, если она не пожелает обратить на нас внимания?

Квентл пожала плечами:

— Я не верю, что она действительно отказалась от своего избранного народа и его священнослужителей. Моя вера слишком сильна, чтобы поверить в такое несчастье. А ты сомневаешься в себе, Баррисон Дель'Армго?

— Не сомневаюсь и не опасаюсь, что богиня предпочтет тебя мне, — уколола в ответ Молвайяс. — Просто я не вижу смысла в том, что ты придумала. Ллос заговорит, когда сама того пожелает, независимо от наших молитв.

— Обращение к богине всегда поддерживает твою жизнь. Мои верноподданные могли убить тебя, как только вошли в зал. Вместо этого я предлагаю проверить причины твоего беспокойства, во благо всего храма. При таких обстоятельствах что могло бы быть великодушнее?

— Очень хорошо, — сказала Молвайяс, — останемся на время. Но если четкого ответа не последует, мы с друзьями будем свободны и ты не сможешь нас наказать. Иначе это будет нечестно.

— Согласна, — ответила наставница.

Дирсинил сначала была сбита с толку тем, что Квентл намерена проводить какой-то эксперимент, а потом бедняжку охватил ужас, что все это может затянуться на много часов. Противоядие необходимо получить раньше, чем гулко стучащее сердце разорвется на части! Но она ничем не могла ускорить дело.

Вся компания, явно озадаченная, послушно замолчала. Созерцание было знакомой и обычной практикой, хотя теперь и казалось бесполезным занятием.

Довольно долго казалось, что ничего не происходит. Веко правого глаза Дирсинил не переставая дергалось, и некоторые из тех, кого она тайно предала, искоса поглядывали на нее, в глубине души клянясь отомстить. Что-то крошечное суетливо пронеслось по полу. А может быть, почудилось. Она попробовала сосредоточиться на этом существе, но оно исчезло.

Минуты медленно текли. Глот зашипел, когда кто-то попытался изменить положение, еще кто-то чуть не задохнулся, сдерживая желание чихнуть. Дирсинил казалось, что в воздухе витает запах траурных благовоний, которые Лирдноулу возжигала, читая лекции о черной магии.

Еще одно крошечное существо торопилось куда-то. На этот раз Дирсинил рассмотрела его, это был паук. Ничего необычного. Весь Арак-Тинилит обжили священные создания. Тем не менее, что-то в этом экземпляре притягивало к себе взгляд. Она пристально вглядывалась и сумела разглядеть голубое брюшко, украшенное красными отметинами.

Странно выглядело и то, что эти всеобщие любимцы, обычно проводящие свое время притаившись в паутине, пустились в странствования. Но почему такое, пусть даже необычное, поведение вызывает сильнейшую тревогу? Должно быть, это яд выводит из строя нервы.

Время тянулось медленно. Жрица на самом нижнем ярусе тихо, себе под нос, пела гимн, она была невозмутима. Одна послушница, с изуродованными руками, украдкой проверяла нож, спрятанный в рукаве. Незаметно оглядываясь, Дирсинил заметила огромное количество черных точек, бесшумно ползающих по стенам и полу. Их явно было слишком много даже для заброшенного храма. Она взглянула на Квентл, жрица стояла неподвижно со склоненной головой, полностью погруженная в молитву.

47
{"b":"2408","o":1}