ЛитМир - Электронная Библиотека

— А как же иначе? — согласилась Талиндра, поднимая золотую чашу. — Семья — всегда семья. Она превыше всего.

Фейриль присоединилась к этому тосту, так как к десерту подавалось сладкое вино, но на этот раз оно было слишком сладким, почти приторным. Наверное, у нее все-таки не в порядке нервы. Посланница поставила свою чашу.

— Давай обсудим, чем наши две семьи могут быть полезны друг другу. Мы в Чед Насаде заключили союз с Домом Майлил. В ближайшем будущем пока все так и останется, еще есть время до того момента, как их богатства станут переходить в наши руки. Ну, ты и сама понимаешь, в чем проблема.

Талиндра ухмыльнулась:

— Еще бы, ты хочешь нанести удар Майлилам так, чтобы они не узнали, кто их бьет. А для этого нужны посредники?

Еще кто-то не то взвыл, не то зарыдал. Фейриль вздрогнула, но ее гостья опять не отреагировала. Подобные звуки в жилищах темных эльфов были обычным делом.

— Ты хочешь, чтобы я дала тебе несколько мужчин для долгого и опасного путешествия в Чед Насад, — сказала Матрона, — а там они должны совершить налет и убийство. Ну что ж, в этом есть смысл. Майлилы понятия не имели бы, кто это сделал. Но что я получу с этого? Зачем…

Воин широко распахнул дверь, решительно подошел к Талиндре и занес стальной жезл.

Матрона оказалась довольно проворна. Привстав в кресле, она спокойно врезала ему кулаком в челюсть, вытащила из-за пояса длинный кинжал и наставила его на Фейриль.

Посланница выхватила молот Материнское Лобзание, который держала всегда под рукой, взмахнула им, одновременно уклоняясь от атаки наступавшей Талиндры.

Следующие несколько секунд в сражении сохранялось равновесие. Но вот, улучив момент, Талиндра свободной рукой схватила круглый медальон, прикрепленный к корсажу. Красный свет засиял под пальцами.

Фейриль нужно было закончить бой как можно быстрее, пока не проявился магический эффект. Она так решительно ринулась вперед, что острие ножа болезненно ткнулось ей в ребра. Слава Ллос, она надела кольчугу под шелковые одежды. Материнское Лобзание с такой силой опустилось на голову гостье, что сбило ее с ног: рука соскользнула с амулета, и сияние исчезло. Через мгновение в комнату ворвался второй стражник.

— Мы надежно охраняем их всех, моя госпожа.

Этого грубого воина с выбитым передним зубом и расплющенным носом она имела случай пригласить в свою постель.

— Хорошо, — сказала Фейриль. — Скольких вы убили?

— Только одного, но могли бы убить и остальных. Если позволите — это было бы и разумнее, и менее хлопотно, чем связывать их попарно.

— Согласна, так было бы спокойнее, только моя задача — укреплять отношения между Мензоберранзаном и Чед Насадом. Пусть кто угодно считает мои усилия бесполезными, но я буду придерживаться своих принципов, а вы — исполнять мои приказы. Разденьте Аусстилов, свяжите и заткните им рты кляпами.

Талиндра, приходя в себя, застонала и стала неуверенно нащупывать нож. Посланница откинула ногой клинок подальше.

— Вы не можете так поступать с Домом Аусстил, — прохрипела Талиндра. — Мы могущественны и никогда не забываем оскорблений.

Заносчивость и самонадеянность Матроны были забавны. Семейство Аусстилов занимало столь незначительное место в иерархии города, что его члены даже не знали об опале Фейриль, они никогда не приняли бы ее приглашение из страха стать отверженными.

Посланница еще раз сильно ударила Талиндру, заставив ее вновь потерять сознание, а затем с помощью своих спутников начала быстро готовиться к путешествию. Первый раз в жизни Фейриль радовалась, что у нее небольшая свита, так как теперь одежды Аусстилов хватило на всех. Вскоре все были готовы.

Под плащами чужеземцы спрятали немного провизии, которой хватит на первое время. А по пути они что-нибудь сумеют раздобыть охотой. В крайнем случае, можно будет поискать корешки.

И все же в глазах своих вассалов Фейриль видела изумление и испуг. Ей тоже страшно. С таким пренебрежением отнестись к приказу Триль Бэнр, особенно сейчас, когда у верховной жрицы и ее подчиненных ничего не осталось для магии!

Но большей глупостью было бы сидеть сложа руки и ждать, когда Триль отдаст приказ об ее аресте. Кроме беспокойства за собственную судьбу Фейриль не удавалось избавиться от необъяснимого страха за Чед Насад. Пусть это кому-то покажется нелепым, но ей была не безразлична участь Города Мерцающих Сетей.

Она должна во всем разобраться. Все, что может повредить Чед Насаду, обязательно обернется и против Дома Зовирр, а это, в свою очередь, понизит ее собственный статус. И хотя Фейриль убеждала себя, что волнуется не от любви, верности или каких-то других, не достойных истинного дроу слабостей, на самом деле она заботилась о своем отечестве ради него самого. Чед Насад сформировал ее как личность. Он был частью ее самой, а потому все, что наносило ущерб родному городу, касалось и ее.

В любом случае, пригласив к себе на обед гостей, организовав нападение и ограбив их, она бросила свой жребий.

Взнузданные и оседланные верховые ящеры зашипели и захрюкали, когда отряд вошел в манеж. Фейриль очень хотелось взять с собой нескольких рептилий, но, поскольку Талиндра пришла без животных, об этом не могло быть и речи. Летающий диск Матроны представлял собой круглый, плоский камень с укрепленным на нем троном из слоновой кости. Все это сооружение парило примерно в одном футе над полом. Эмблема Дома сияла слабым белым светом с зеленоватым оттенком.

На это средство передвижения посланница возлагала большие надежды. Она мысленно приказала аппарату подняться повыше в воздух и пережила несколько неприятных мгновений, когда ничего не произошло. Но потом диск довольно медленно начал взлетать. А чего еще ждать от снаряжения Пятьдесят Второго Дома?

Двое из солдат Фейриль раскрыли ворота, и вся группа отважилась выйти на улицу. Вассалы образовали вокруг посланницы почетный эскорт.

Отряд тронулся прочь от светящейся башни, которая четырнадцать лет была их домом, прошел аллеей, где умерла Умрэ, и продолжал двигаться дальше. Фейриль не видела наблюдателей Триль, но чувствовала на себе их взгляды.

Узнали они ее или нет? Большинство шпиков видели то, что ожидали увидеть. Им было известно, что Аусстил со свитой входила в резиденцию, и теперь имели право предполагать, что гости удаляются. Зачем беспокоиться, приглядываться, когда и так известно, что происходит?

Прилегающие к резиденции окрестности компания покинула без препятствий. Что, впрочем, ничего еще не доказывало. Наблюдатели не стали бы сами ввязываться в драку, а предупредили бы отряды воинов, которые и перехватили бы беглецов.

Итак, Фейриль плыла по аллеям, демонстрируя полную безмятежность и высокомерие, в то время как сама она была — словно натянутая до предела струна.

Некоторое время она двигалась к Нарбонделю, где находилось скромное жилище Аусстилов. Именно туда, по ожиданиям шпиков, она и должна направляться.

Простолюдины шарахались в стороны, чтобы освободить путь для Матроны хоть и младшего, но благородного Дома. Она была этим довольна. Просто удивительно, как быстро сворачивали с пути тяжело груженные повозки.

Наконец, они миновали и Нарбондель, магическое сияние которого поднялось уже на три четверти от основания до вершины. Увидев впереди крепость Талиндры, Фейриль увела свой отряд в сторону. Если они слишком приблизятся к дому, кто-нибудь из стражников на крепостной стене вполне может разоблачить их. Они беспрепятственно двигались на юг. Если бы кто-то следил за ними, то, как только они свернули бы с прямого пути, преследователи начали бы действовать. Только теперь Фейриль позволила себе облегченно вздохнуть и поверить, что ее хитрость удалась. Но по-настоящему спокойной она будет, когда они достигнут Ботвафа или, еще лучше, вообще покинут территорию Мензоберранзана…

Отряд приближался к западному склону Ку'илларз'орл, поросшему огромными грибами, где находился один из сотни городских выходов, за которыми начинались туннели Подземья. Мензоберранзанцы охраняли все ворота, но эти были самыми невзрачными, а численность стражи — минимальной.

51
{"b":"2408","o":1}