ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Ловушка для птиц
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Византийская принцесса
Звездочёты. 100 научных сказок
На Алжир никто не летит
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть

Наставница подошла ближе, чтобы прочитать написанное, но при всех своих знаниях не смогла ничего понять, зато почувствовала их силу. Они притягивали и в то же время отталкивали ее.

Квентл тут же отвела глаза от символов и взмахнула плетью. Ядовитые зубы змей впились в спину слепой послушницы, и та рухнула.

— Что здесь написано, наставница? — спросила Джислин.

— Не знаю, — призналась Квентл, стирая враждебный иероглиф, — какой-то из тайных языков Абисса. Написанное может быть одним из заклинаний, теперь я хотя бы уверена, что она его не закончила.

— Что с ней случилось? — задала вопрос Майнолин.

Квентл до сих пор удивлялась, что Фей-Бранч, вопреки ожиданиям, не превратилась в изменницу.

— И этого я тоже не знаю.

В эту минуту прибыл гонец с вестью, что одна из послушниц сошла с ума. Квентл пошла взглянуть на нее, ожидая увидеть знакомую уже картину.

Но на этот раз ситуация была иной. Жертва нашла себе убежище в небольшой библиотеке, заваленной покрытыми плесенью трактатами о способах ведения войны. Девушка сидела на полу в углу между двумя каменными стеллажами для книг, раскачиваясь и что-то бормоча себе под нос.

Квентл остановилась перед ней на секунду, а потом рывком за подбородок подняла ее голову.

— Рилрэ Золонд! Что тебя беспокоит? Что случилось?

Лицо Рилрэ было бледным, а глаза — обессмыслившимися. Слезы потоком лились по щекам. Девушка не ответила, только безуспешно сделала слабое движение, чтобы отвернуть лицо.

Наставница вздохнула и отпустила ее. Подобные случаи ей приходилось видеть и раньше, не то в обычной темнице, не то в пыточной камере, когда одна младшая жрица узнала на собственном печальном опыте, что значит слишком погружаться в подсознание. Будь Ллос по-прежнему к ним благосклонна, Квентл сумела бы вывести Рилрэ из ее бредового состояния, но при нынешнем положении дела никакой надежды не оставалось. Раздосадованная наставница чуть не попотчевала Рилрэ плетью, но сдержалась, не желая выглядеть взволнованной или расстроенной.

Она повела патруль дальше. В одном из коридоров отряд обнаружил тело самоубийцы с пеной на губах и пустой бутылочкой из-под яда, все еще зажатой в руке.

Еще одна послушница неуверенной походкой шла в нескольких ярдах от них. Шатаясь, она на ходу развернула пергамент и начала выкрикивать слова. Бэнр узнала начальные фразы заклинания, которым вызывались некоторые виды эпидемий.

Она выхватила ручной арбалет и натянула тетиву. Остальные сделали то же самое. Сплошной ливень отравленных дротиков пробил и пергамент, и послушницу. Незавершенное заклинание развеялось, оставив после себя лишь теплое красное свечение.

Этот случай был относительно понятен. Видимо, девушке нанесли удар, и она потеряла рассудок. Странно только, что ее компаньонки не заметили происшедшего нападения, а демон выбрал лишь одного члена из группы.

Жертвы нынешнего убийцы-невидимки находились далеко друг от друга. Создавалось впечатление, что это существо беспорядочно скакало по всему храму.

— Наставница, — обратилась Ингот, — я знаю, что произошло.

— Я тоже, — ответила Квентл и подозвала к себе Майнолин. — Ты остаешься старшей. Немедленно убери всех из храма: и здоровых, и сумасшедших.

Принцесса Фей-Бранч немного растерялась:

— Наставница, мы верим в ваш авторитет. Мы не боимся оставаться с вами.

— Я тронута, — фыркнула Квентл, — но это не проверка. Я хочу, чтобы вы ушли.

— Благородная Мать, — обратилась к ней Джислин, — что происходит? Какой демон вторгся сегодня ночью в храм? Убийца? Это он лишил наших сестер рассудка?

— Нет, — сказала Бэнр, — во всяком случае, не так, как ты думаешь.

— Тогда…

— Идите! — рявкнула Квентл. — Майнолин, я велела тебе увести их отсюда!

— Да, наставница!

Фей-Бранч поспешно всех построила, они исчезли.

— Наставница, — спросила Хсив, — разумно ли оставаться совсем одной?

— Ты сомневаешься в моем здравом рассудке?

— Нет! — Змея сразу пошла на попятную.

— Тогда будем считать, что ты хотел поддержать меня. На этот раз. Я отпустила девушек потому, что помочь мне они не могут, и будет лучше, если хоть кто-нибудь из молодежи останется в живых после того, как весь этот абсурд кончится.

— Они могли бы охранять тебя от других убийц.

— Мы можем надеяться, что если Майнолин уведет абсолютно всех, то и убийц больше не будет. Кроме того, зачем, клянусь Демоном Паутины, я создала тебя?

При свете свечей черные чешуйки казались зеленоватыми. Ингот приподняла голову, заглядывая в лицо Квентл.

— Наставница, — прошипела змея, — мы раскаиваемся и готовы следить за всем. Что ты будешь делать теперь?

— Ждите и будьте внимательны.

Она расположилась в удобном кресле с высокой известняковой спинкой, украшенной резьбой с изображением паука, опустила плеть на пол возле себя, достала из мешочка тонкую палочку из слоновой кости и аккуратно положила ее на колени.

Закрыв глаза, жрица занялась дыхательными упражнениями. Прошло несколько мгновений. Для соперничества с ночным демоном ей нужна предельная четкость мысли. Собственно говоря, незваный гость не проявлял ни особого искусства убийства, ни дух расы дроу. Скорее он олицетворял чистую идею зла.

Эльфы из Верхнего Мира говорили, что ненавидят зло. Квентл считала, что на самом деле они просто боялись его. Благодаря покровительству Ллос дроу понимали природу зла и умели им пользоваться.

Зло было одной из фундаментальных сил Мироздания, проявляющееся как в окружающем мире, так и в отдельной душе. Именно оно возбуждает желания и активизирует силы, заставляя разумные существа стремиться к богатству и власти, одновременно позволяя им убивать, грабить, обманывать, всегда требовать для себя самое лучшее, не испытывая при этом ложных угрызений совести.

Таким образом, лишь благодаря злу существовали цивилизации, великие дела и герои, совершавшие беспримерные подвиги. Без этой силы народы мира были бы похожи на животных. Просто удивительно, как много рас, ослепленных ложной религией или философией, потеряли свет этой истины. Основой же общественного строя темных эльфов являлось зло, что обеспечивало им приоритет над всеми остальными.

Хотя, вот парадокс, прикосновение к этой самой темной силе для ее последователей оборачивалось смертью, примерно так же, как неосторожность с огнем, олицетворяющим уют и тепло, приводила к гибельному пожару. Даже народ, который всю жизнь поклонялся злу, по-настоящему не представлял себе безграничность этого бушующего за пределами материального мира океана, о чем, впрочем, не стоило жалеть. Приближение к великим и грозным тайнам могло погубить рассудок и уничтожить личность. Опасность была настолько серьезной, что старшие из магов сомневались, стоит ли говорить открыто об этой силе, слишком пристально присматриваться и напрямую к ней обращаться. Они предпочитали держаться на некотором расстоянии от нее и использовать демонов и мертвых, которые воплощали в себе это зло и несли его в жизнь.

Но неизвестный враг Квентл, судя по всему, был исключением. Он черпал прямо из смертельного источника, вызывал силу, которая пребывала одновременно в разных измерениях.

В данный момент демон представлял собою нечто неуловимое, неосязаемое, нематериальное, существующее лишь на уровне разума, поэтому движение его казалось странным и беспорядочным. Он перемещался не в физическом пространстве, а проникал в сознание и столь тесным контактом сводил с ума своих хозяев, даже не особенно к этому стремясь. Демон накрывал их такой плотной и бескрайней темнотой, что их слабые рассудки не выдерживали.

Все это время он изучал Квентл, стремясь погрузить ее в самые пучины зла.

Она молилась о том, чтобы выдержать яд злобы хотя бы на секунду и успеть привести в действие магию Зорларрина. Теперь демон стал невидим и призрачен, и жрица не узнает, как близко подобрался к ней демон, пока сама не почувствует, что на нее напали.

Именно для того, чтобы суметь определить это, она погружалась глубоко в транс. Квентл видела, как поднималась и опускалась ее грудь, слышала звук вдыхаемого ею воздуха и ровный, глухой стук своего сердца, ощущала, как бежит кровь по артериям. И ничего постороннего. Только легкое, ласковое и прохладное, прикосновение ощущалось через сапоги — это ползали по ногам ее змеи.

53
{"b":"2408","o":1}