ЛитМир - Электронная Библиотека

Они воспринимались ею столь активными потому, что сама она находилась в состоянии полного бесстрастного покоя — лишь так она могла наблюдать за своим умом и за своей душой.

Квентл вспомнила то время, когда сама была послушницей в Арак-Тинилите и легко воспринимала любое магическое искусство, что указывало на особую благосклонность к ней богини. Но именно способность погружаться в безмолвие и покой давалась ей очень трудно. Если верить Влондрил, тогда еще не старой, но уже проявлявшей признаки безумия, в этом повинен был слишком живой характер Квентл, она совершенно не умела расслабляться.

Внезапно Бэнр осознала, что эти мысли вывели ее из пассивности. Влондрил говорила, что ум не любит тишины, ему постоянно нужна пища, но всегда можно найти выход. Квентл сделала глубокий вдох, выдохнула ртом, и внутренний голос замолчал.

Время шло, но для жрицы оно уже не существовало. В храме стояла мертвая тишина, и это означало, что дроу ушли, за исключением тех, кто канул в вечность.

Постепенно до сознания Квентл начало доходить, что в медитации есть все же один изъян. Раздражение вызывало само полное безмолвие, прервавшее ее мыслительный процесс, — это было для нее невыносимо. Бэнр слишком заботилась о своей роли наставницы Арак-Тинилита. Она пришла в Академию с намерением сделать ее более значительной, могущественной, чем когда-либо прежде. Таким образом она почтила бы Ллос, а заодно и продемонстрировала бы всем свою способность управлять не только учебным заведением, но и всем городом. Вместо этого она наблюдала бесконечные бедствия, нарушения дисциплины и гибель учениц.

Ее беспокоила мысль о том, как много жриц обвинили бы во всем ее, хотя она-то знала, что это результат огромного числа ошибок самих преподавателей и слушательниц. И больше всего тех, кто погиб, заслужив смерть своим идиотским бунтом, нарушив заповеди Ллос. На самом деле все обстояло так, как и должно было быть.

Потом наставница предположила, что настоящее несчастье, вероятно, приносят такие слабовольные особы, как Джислин или Майнолин. Эти трусливые, ни на что не годные нытики выжили благодаря случайности и тому, что Бэнр сама отослала их в безопасное место. Может быть, это было ошибкой.

Квентл спохватилась, что опять размышляет, пережевывая одни и те же мысли. Усилием воли она прервала внутренний монолог. На несколько секунд.

Но, как и учила ее Влондрил, нужно прилагать большие усилия, чтобы достигнуть полного бездействия. Хотя, с другой стороны, Квентл обдумывала важные вопросы, у нее появились новые соображения, которые, возможно, пригодятся ей в будущем, только нужно все еще раз хорошенько обдумать.

Даже если сохранение самых нестоящих экземпляров и было ошибкой, то ее нетрудно исправить. Ведь она уже убила мятежниц. А с теми, кому не хватило духа даже на бунт, разделаться еще легче. Она представила себе, как шествует среди подчиненных, вглядываясь в их глаза и взмахивая плетью каждый раз, когда ей что-либо не понравится. Состояние транса облегчило воплощение мыслей в образы, и видение получилось живым и ярким, как сама жизнь. Он ощутила привкус крови и почувствовала ее брызги на своем лице. Пальцы рук стиснули плетку и разжались.

Квентл могла убить любого, если понадобится. Ей это понравилось; возможно, когда каста жриц снова станет безупречной и сильной, Ллос снизойдет до разговора с ними.

Если же этого не произойдет, значит, что весь Мензоберранзан нуждается в очищении, начиная с Первого Дома. Следовательно, Квентл должна захватить трон жалкой, нерешительной Триль… и не через сотню лет, а сейчас, и быть готовой к проклятию. Тогда на следующий же день она со своей родней истребила бы тысячи и тысячи тех, кто служит богине с недостаточным рвением или затаив предательство в сердце.

Как было бы славно! И можно начать сразу, как только ей подвернется какая-нибудь неженка. Пальцы опять сжали рукоять плетки или, точнее, попытались это сделать.

Ох, лучше бы ей забыть все эти мысли! Теперь нужно подумать, откуда они взялись. Скорее всего, несмотря на всю ее бдительность, демон сумел захватить ее так ловко, что она этого не заметила.

Без его влияния такие мысли никогда не завладели бы ею. Уничтожить собственных последователей? Попытаться убить Триль без подготовки и повода и одновременно уничтожить, пусть даже мысленно, целые Дома в городе?

Она не переживала из-за массовых убийств, — войны и пытки были ее неотъемлемым правом и часто доставляли ей удовольствие, — но это зло оказалось бы губительным для всех и прежде всего для нее самой.

Впрочем, какое это имеет значение? Она ощущала неземной восторг освобождения. Если она себе это позволит, то демон возвеличит ее. И пусть она погибнет через час — какая разница? Зато в один этот короткий миг она познает больше радости, чем за столетия размеренной жизни.

Поскольку до этого мгновения еще, кажется, далеко, она встрепенулась, колеблясь, то ли использовать волшебную палочку, лежавшую у нее на коленях, то ли подхватить плетку и отправиться на охоту. В конечном счете одно соображение помогло ей сделать выбор. Независимо от того, насколько притягательно искушение стать безупречной и ступить за грань бытия, насладиться этим она сможет только сдавшись своему призрачному врагу, позволив безликому метателю заклинаний завладеть ею, властвовать над нею, изменить ее и в результате уничтожить. Такого условия Квентл Бэнр принять не могла. И она сломала пополам волшебную палочку из слоновой кости.

Через секунду жрица почувствовала удивительную ясность в голове и легкость во всем теле — знак того, что демон удалился. Она видела, как смутно различимая уродливая тень плавала перед ней, потом, не поворачиваясь, быстро с коротким поклоном отступила, постепенно уменьшаясь, пока совсем не пропала.

Квентл почувствовала острую боль потери, но это длилось всего мгновение. И тогда она улыбнулась.

Громф с хрустальным кубком в руке сидел перед широко распахнутым заколдованным окном в своей потайной комнате, положив скрещенные ноги на подушечку. Глядя на него со стороны, можно было подумать, что он ждет каких-то приятных новостей.

На самом же деле Архимаг Мензоберранзана начинал впадать в отчаяние.

Он нисколько не продвинулся в поисках беглецов. Его догадки столь неопределенны и противоречивы! Его лучшие сыщики вернулись ни с чем, более того, в Истмире какая-то группа незнакомцев их чуть не задавила. Единственное, что могло еще его порадовать, так это — его приманка все еще свободная и отвлекающая внимание жриц. Хотя Громф никак не мог взять в толк, почему Фарон Миззрим посчитал убийство патруля из Академии средством для достижения поставленной цели. Это было выше его понимания.

А еще Архимаг так и не сумел убить свою сестру. Вот уже несколько ночей подряд он сидит перед окном в своем укрытии, наблюдая за демонами, которых отправил в Арак-Тинилит. Невероятно, но, даже лишившись покровительства богини, Квентл избавилась от первых трех духов, а затем подавила мятеж, вдохновителем которого был тоже он. Весь его замысел превращался в фарс. Ему удалось только убрать нескольких жриц низшего ранга, которые, по большому счету, вносили свой вклад в усиление Мензоберранзана и Первого Дома.

Он молился о том, чтобы этой ночью все было иначе. Квентл оказалась вполне способной избавиться от духов, имевших некое подобие материи, но, весьма вероятно, она будет беспомощной перед убийцей, незаметно проскользнувшим в ее рассудок.

Волшебное окно позволяло Громфу видеть внутренние помещения Арак-Тинилита настолько отчетливо, словно он находился всего в нескольких шагах от них. Он наблюдал за тем, как сестра со своим отрядом обнаружила тех бедняжек, что испытали уже на себе силу зла. Он ожидал, что Квентл начнет охватывать страх, но этого не произошло. Ни малейшего намека!

В результате Квентл отпустила всех своих подчиненных, а сама осталась сидеть, погрузившись в размышления.

Архимаг нахмурился. Очевидно, сестра разобралась во всем происходящем и догадалась, как следует отреагировать. Он выдержал соприкосновение с абсолютным злом, на то он и был величайшим магом в мире, да к тому же принял все меры предосторожности. Нет, Квентл не может превосходить его!

54
{"b":"2408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Дитя подвала
Ёжик Молчок, или История дружбы
Волшебные истории. Новые приключения Елены Прекрасной (сборник)
Ответ. Проверенная методика достижения недостижимого
Темный эльф. Хранитель
Из школы на фронт. Нас ждал огонь смертельный…
Невеста по приказу
Духовный мир животных