ЛитМир - Электронная Библиотека

Так он молол всякий вздор несколько часов кряду и почти потерял голос, перечисляя все приключения, выпавшие на их долю. Рилд надеялся, что эти истории высекут искру в замершем сознании Фарона. Во всяком случае, это было лучше, чем просто сидеть и гадать, на что будет похожа жизнь после того, как Сирзан слопает их мозги.

Наконец подбородок мага дернулся, чуть приподнявшись над грудью. Глаза широко раскрылись, он попытался что-то выкрикнуть. Но кляп превращал звуки в задушенное бульканье, а раны в уголках рта расцвели бусинками крови.

— Все хорошо, — сказал Рилд. — Что бы лич с тобой ни сделал, уже все прошло.

Фарон сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Воин благоразумно отвел глаза — у него появилось чувство, что друг, если бы мог, улыбнулся бы веселой и ободряющей улыбкой. Маг кивнул Мастеру Оружия, благодаря его за утешение и мужество, затем осмотрел свои закованные руки. Он несколько раз сильно ударил кандалами по стене, проверяя замки и крепления. Они даже не задребезжали, Фарон потряс головой, присел на корточки и, прислонившись к стене, закрыл глаза. Без сомнения, он обдумывал создавшееся положение.

Через несколько минут маг выпрямился и стал цеплять каблуком одного башмака пятку другого.

Рилд встрепенулся — видимо, у его товарища спрятан в обуви талисман.

Все дроу носили высокую, плотно облегающую ноги обувь. К тому времени, как сапог соскользнул с ноги мага, Рилд весь извелся от любопытства. Но увидел он только клетчатые штаны и чулок.

Теперь Фарон старался стащить второй сапог. Хотел бы Рилд знать, что задумал его друг, но спрашивать было бессмысленно. Со связанными руками маг не мог ответить даже на условном языке дроу.

После сапог Фарон стянул чулки. Его ноги, так же как и руки, были красивы и изящны, с тонкими, длинными пальцами.

Миззрим поднял правую ногу, сосредоточенно ее рассматривал несколько секунд, потом начал крутить и скрещивать пальцы. Так он выполнял неловко какие-то движения в определенной последовательности, потом повторил их. Рилду понадобилось время, чтобы уразуметь, чем занимается друг. Воин не знал, смеяться ему или плакать.

Вообще-то, в Подземье жило немало существ, чьи конечности весьма отличались от рук темных эльфов, но тем не менее, они могли творить магию. Так что у Фарона шанс был — использовать заклинание, которое требует только движений, обходясь без магических формул или каких-либо предметов. Для этого всего лишь нужно пальцами ног правильно воспроизвести те замысловатые пассы, которые он и руками-то учился делать долгие годы.

Когда правая нога устала, он начал проделывать то же самое левой. После этого он прижался спиной к стене и, подняв ноги, начал упражняться обеими одновременно. Рилд счел бы это смешным зрелищем, если бы от усилий мага не зависела его собственная жизнь.

Довольно скоро Фарон вспотел, а ноги его слегка дрожали. Пришлось прекратить упражнение и немного отдохнуть. Через час он снова приступил к тренировкам. Теперь он пытался сплести отдельные элементы заклинания в единый узор, соблюдая правильную последовательность жестов и выдерживая нужный темп.

Рилд напряженно следил за происходящим. Он не был магом, но, на его взгляд, результаты были: в двух случаях из трех Фарон уже мог точно воспроизвести одни и те же движения.

Наконец, тяжело вздохнув, Миззрим взглянул на Мастера Оружия и пожал плечами.

— Все хорошо, — ответил на взгляд друга воин. — Два из трех — это уже с избытком.

Фарон неловко откинулся назад и несколько минут отдыхал. Затем вдруг резко сел, зарычал сквозь кляп, не обращая внимания на выступившие в уголках рта капли свежей крови, и дважды стукнул об пол заключенными в металл руками. Потом взглянул на Рилда.

— Я понял, — обрадовался воин. — Нужно шуметь. Чтобы кто-нибудь пришел.

Фарон кивнул, железо на его голове звякнуло.

— Эй! — заорал Рилд. — Кто-нибудь! Сюда! Я — Мастер Мили-Магтира. Я знаю тайны защиты великих Домов. Вам они нужны для победы. Я обменяю их на свою свободу.

Он с воодушевлением занимался этим делом несколько минут, в придачу гремя по стене своими цепями. Тем временем Фарон лежал без движения, словно все еще был без сознания.

Наконец в небольшом зарешеченном окошечке показались глаза.

— Что? — рявкнул подошедший. Этого голоса Рилд прежде не слышал.

— Мне нужно поговорить с тобой, — сказал Мастер Оружия.

— Слышал, — ответил дроу. — У тебя есть секреты. Алхун откроет их без тебя, он в сделках не нуждается.

— Сирзан сказал, что на это потребуется время, — возразил Рилд. — А у меня есть сведения, которые понадобятся вам, прежде чем вы спустите свору низших существ. От их восстания никакой пользы не будет, если Мастера Оружия перебьют их всех в первые же минуты.

— А как Мастера смогут это сделать? — спросил бродяга.

— А вот это секрет, — ответил Рилд, — который известен только некоторым избранным.

— Я тебе не верю.

— Нас целое тысячелетие обучали ведению войн. Как ты думаешь, мы делимся всеми своими знаниями с любым молодым тупицей, зачисленным в Академию, или все-таки что-то останется у нас в собственном резерве?

Бродяга заколебался:

— Ладно, скажи мне. Если это что-нибудь ценное, я освобожу тебя.

Рилд пожал плечами и брякнул кандалами. Они уже до ссадин натерли ему запястья.

— Кричать через дверь? — спросил Мастер Оружия. — Ты действительно этого хочешь?

— Подожди.

Презрение в тоне узника напомнило бродяге об основном законе. Лучше держать сведения при себе, пока не наступит момент поделиться ими с наибольшей выгодой для себя. Поэтому вовсе ни к чему, чтобы кто-нибудь подслушал, что скажет ему Рилд.

Ключ лязгнул, поворачиваясь в замке, дверь заскрипела и открылась. Их страж был приземист, с расплющенным носом на треугольном лице, в пестрой одежде, с узким серебряным ободком, украшенным темно-красными гранатами, на голове. На перевязи у него болталась рапира, рукояти кинжалов торчали из-за каждого голенища, а легкий арбалет висел на поясе.

Бродяга переступил через порог, оставаясь в недосягаемости от узников. Он захлопнул за собой дверь, но на задвижку ее не закрыл.

— Ладно, — произнес стражник, — теперь можешь говорить.

— Сначала, — сказал Рилд, — освободи меня от кандалов.

Ему следовало еще несколько секунд отвлекать предателя, чтобы Фарон успел метнуть заклинание.

Бродяга только засмеялся:

— Не болтай ерунды.

— Почему ерунды?

— Сам знаешь почему.

— Но ты же можешь выслушать меня и оставить в заключении, — возразил Рилд, уголком глаза наблюдая за Фароном.

К его растерянности, маг не двигался. Когда же он, наконец, будет делать свои пассы?!

— Ты в клетке, — смеялся отступник, — а я нет. Значит, тебе придется доверять мне, а не наоборот.

Рилд сделал вид, что насупился, тем временем стараясь быстро придумать какую-нибудь историю, чтобы задержать возле себя стражника. Фарон даже не шевелился! О Ллос, хоть бы какое-нибудь движение сделал!

— Ладно, я думаю, у меня все равно нет выбора. Недалеко за Ботвафом лежит вход в туннель, ведущий в самые глубины Подземья, куда даже наш народ не…

— Какое это имеет отношение к Мастерам Оружия, убивающим рабов? — сердито перебил его стражник.

— Ты слушай, тогда и узнаешь. В дальнем конце туннеля есть минералы, каких я никогда нигде больше не видел…

Наконец-то Фарон пошевелил ногами. Теперь лишь бы бродяга ничего не заметил.

— Эй!

Боковым зрением стражник заметил это движение и повернулся к Фарону. Но было уже поздно. В бледно-желтом свете, появившемся за его спиной, возникла бесплотная рука и сильно толкнула растяпу.

От толчка ошеломленный стражник оказался вблизи Рилда. Не растерявшись, Мастер Оружия схватил его и ударил головой о стену, и бил до тех пор, пока не вышиб из него дух. Потом Рилд обыскал тело и на поясе нашел кольцо с ключами.

Он снял сначала свои кандалы, потом и Фарона. Маг размял пальцы, восстанавливая кровообращение, достал из рукава шелковый носовой платок и вытер кровь с уголков рта.

65
{"b":"2408","o":1}