ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Опасные игры
Билет в один конец. Необратимость
Похититель ее сердца
Телепорт
Сердце бабочки
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Эра Мифов. Эра Мечей
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов

Квентл тоже могла спрятаться за рядами защитников — возможно, как верховной жрице, ей так и следовало поступить, — но она решила, что, если пойдет впереди, это поможет самым молодым студентам держаться смелее. А еще ей хотелось быть ближе к жертвам, чтобы видеть и наслаждаться их страхом и болью. Поднявшиеся змеи шипели, помогая ей протискиваться вперед.

Жрица сразила нескольких гоблиноидов, и в этот момент вокруг нее с треском вспыхнул ослепительный желтый свет. Мистический огонь не причинил ей вреда, так как у нее была сильная магическая защита, но находившиеся поблизости гоблины и дроу пронзительно взвизгнули и упали.

Оставшиеся в живых на мгновение застыли. А потом орки нацелились к образовавшимся брешам в строю дроу. Студенты по приказу Квентл кинулись вперед, не обращая внимания на проклятия обожженных товарищей, оказавшихся у них под ногами.

Квентл отступила назад, позволяя воину-студенту из Дома Деспана занять ее место. У нее было ощущение, что огонь пришел откуда-то сверху, поэтому она в первую очередь осмотрела верхние уступы зданий по обе стороны улицы. И тут удивленно заморгала. По стенам и крышам суетливо ползало огромное количество драуков, похожих на настоящих арахнидов. Многие из этих падших созданий сохраняли свои способности метать заклинания.

Квентл понятия не имела, как рабы и изгои смогли договориться между собой, но времени на размышления у нее не было. Нужно остановить драуков, прежде чем они обрушатся на ее войско сверху. С помощью левитации жрица поднялась вверх, в наполненный дымом воздух, высматривая того, кто создавал этот адский огонь.

Квентл закрыла лицо пивафви, и все стрелы и копья света, направленные в нее со всех сторон, просто отскакивали и исчезали, наталкиваясь на магическую защиту ее плаща. Попадания причиняли острую боль, но не приносили серьезных повреждений.

Поднявшись на один уровень с драуками, жрица увидела то, что и ожидала, — несколько оскаленных лиц с ядовитыми клыками, тех, кому она сама когда-то помогла преобразиться. Поэтому они и атаковали ее так яростно, несмотря на потери при этом в толпе орков.

Квентл быстро развернула один из свитков и прочла начальную фразу. Острые клинки появились среди драуков. Перемещаясь по кругу и вращаясь вокруг своей оси, они носились с такой скоростью, что их трудно было даже заметить, а орбиты их вращения были усеяны искромсанными телами ее врагов.

Квентл засмеялась и начала высматривать драуков, которые могли прятаться на сталагмитовых башнях противоположной стороны улицы. Вдруг полоса чего-то липкого хлестнула по ней и крепкой петлей охватила тело, плотно прижав одну ее руку к груди.

Такие ленты умели плести некоторые драуки. Жрица поднялась еще выше, не желая попасться как рыба на удочку, одновременно стараясь достать еще один свиток. Змеи изо всех сил помогали ей, разрывая ее узы.

И тут появился Фарон. Он подлетел ближе, шипящая белая молния сорвалась с кончиков его пальцев и пронзила насквозь одного драука, потом метнулась к другому, еще к одному, и так металась до тех пор, пока не связала всех полупауков одной цепочкой. Они судорожно корчились, а когда магия кончилась, все сразу рухнули вниз. Отвратительная вонь поднялась от их останков.

Фарон улыбнулся Квентл и сказал:

— Интересно, почему богиня не превращает неугодных во что-нибудь более безвредное. Может быть, драуки — это инструмент для уничтожения слабых.

Не обращая внимания на его болтовню, Квентл всматривалась в то, что происходило внизу, на поле битвы.

Появился отряд Малаггара, который обошел квартал и налетел на врагов с тыла. Буквально в тот же момент устроил вылазку Овриндар, он оседлал летающего ящера и распахнул ворота своего замка.

Стиснув зубы, Квентл отодрала с себя клейкую паутину и спустилась на землю, чтобы присоединиться к своему войску. Не обращая внимания на вражеские стрелы, Фарон продолжал висеть над головами воинов, так как отсюда, несомненно, было легче помогать им своей магией.

С третьей стороны налетели самые юные школяры, выстилая свой путь ковром из трупов гоблинов.

Верховная жрица за несколько минут перестроила свое поредевшее войско и повела его в следующий бой. Одна богиня знает, сколько таких битв еще будет!

— Вон! — заорала Грейанна. — Немедленно!

Мастер по изготовлению каноэ вытаращил глаза и, заикаясь, пролепетал:

— А к-как насчет материала?

Деревяшки валялись по всей мастерской и даже раскачивались в ременных петлях, закрепленных в потолке.

— Гоблины все равно их испортят, — ответила принцесса с изуродованным лицом. — Как и это. — Она взмахом булавы указала на почти законченную легкую лодку из загнутых костяных ребер, обтянутых кожей. — Потом еще сделаешь, если только останешься жив. А теперь шевелись, не то я сама убью тебя.

Ремесленник сполз с табурета и вылетел за дверь. По всей улице полдюжины ее миньонов вытаскивали, иногда даже прямо из постели, обитателей других мастерских и магазинчиков.

Толпа неуклюжих, волосатых, хорошо вооруженных хобгоблинов, многие из которых были на голову выше среднего темного эльфа, выкатилась из-за угла на оживленную улицу. Заметив дроу, они издали дикий воинственный клич и бросились в атаку.

После неожиданной и ужасной стычки с Рилдом Аргитом один из близнецов был мертв. Другой, как и Релонор, все еще лежал тяжелораненый в Доме Миззрим. Они могли либо собственными силами справиться с ранами и выжить, либо умереть без исцеляющей магии, поскольку Миз'ри отказалась расточать и без того ограниченные ресурсы Дома на таких бестолочей. Грейанна полностью с ней согласилась и с помощью Онрэ отобрала пятерых новых мужчин для своего отряда. На этот раз они будут выслеживать Фарона пешком, без грязнокрылого фаулвинга.

Она уже прочесала почти все улицы, надеясь хотя бы что-нибудь услышать о желанной дичи, когда разразился мятеж. Осознав размеры и всю значительность возникших беспорядков, ей стало интересно, не ее ли зверский поход на Браэрин с целью выкурить братца из укрытия, спровоцировал рабов на восстание. По каким-то совершенно безумным причинам такая возможность радовала ее, но она решила ни с кем не делиться своими предположениями. Немногим дано понять ее юмор.

Но как бы то ни было, ей предстояло решать практические вопросы. Ее охотничья группа может уничтожить немало низших существ, но лишь объединившись с настоящей армией. Иначе любая большая толпа одолеет ее отряд.

В первые минуты кровавой бойни и разрушений Грейанна ждала, что какой-нибудь аристократический клан выйдет из своего замка громить гоблинов на улице. К ее ужасу, ничего подобного не происходило, по крайней мере, рядом с ними. Маленький отряд был предоставлен самому себе.

Подумать только! Теперь вся их жизнь превратилась в беготню и игру в прятки с взбесившимися орками, попутно наблюдая, как всякие скоты, не многим отличающиеся от рофов, разрушают даже то прекрасное и изысканное, что могли сохранить хотя бы для себя. Время от времени она со своими компаньонами убивала небольшие группы гоблинов, но это не могло остановить разрушения самого прекрасного из миров.

Где же Паучья Королева? Может быть, ей наскучил Мензоберранзан — ее создание и великолепная игрушка? Может быть, она намерена разрушить его и на этом месте создать новый город?

Спустя некоторое время, уворачиваясь, прячась и отступая, Грейанна оказалась на знакомой улице с богатыми магазинами по обеим сторонам. Если быть точным, то владельцы этих магазинов открыли их под покровительством Дома Миззрим. Она сама собирала здесь арендную плату и пошлины, время от времени наказывая тех, кто опаздывал с платой или по какой-нибудь другой причине вызывал неудовольствие Верховной Матери Миз'ри.

Тут ее осенило: если эти торговцы погибнут, то золото не будет больше течь в сундуки Миззримов. А вот если бы удалось переправить их в безопасное место, она могла бы подольститься к Матери. Миз'ри уже начала проявлять неудовольствие Грейанной по поводу убийства Фарона. Она уже намекала на то, что мантию первой дочери может носить и кто-нибудь другой.

73
{"b":"2408","o":1}