ЛитМир - Электронная Библиотека

После пятнадцатиминутной совместной молитвы магов волшебная сила начала шелестеть, словно кто-то перебирал пергамент. Архимаг легонько постучал колотушкой по гонгу, извлекая дребезжащий звук. На него сразу откликнулись другие, мощные, почти музыкальные раскаты, перекрывая первый гулким грохотом и переходя в требовательный и оглушительный рев. Подчиненные Громфа вздрогнули, но Бэнр удовлетворенно улыбнулся.

Устроившись высоко над городом, обитатели Магики прекрасно видели, что происходило внизу. Дым, добравшийся уже до самого свода пещеры, становился все гуще и гуще из-за присоединившегося к нему не менее густого пара. В воздухе носились бесформенные тени, похожие на огромных полупрозрачных драконов, из пасти которых вырывается пламя. Изрыгая огонь, эти драконы ревели так, словно он причинял им боль.

Громф знал, что обитатели нижнего города понятия не имеют, что происходит, да и многие из его всесторонне образованных коллег тоже, — но эти облака и молнии коренным образом повлияют на до сих пор не поддававшиеся изменениям глубины Подземья.

И вдруг все облака одновременно пролились стремительными холодными потоками. Вода тяжело ударила в стену, и Громф услышал глухое шипение.

— Это впечатляет! — промолвил Галдор. — Но вы уверены, что это погасит пламя? Огонь-то все-таки магический?

Крепкая затрещина не заставила себя долго ждать.

— Да, инструктор, я уверен! — раздраженно рыкнул Громф. — Потому что я не какой-нибудь невежа из безродного Дома. Я — Бэнр и Архимаг Мензоберранзана!

К тому времени, когда все кончилось, Фарон потерял счет битвам, в которых пришлось участвовать. Он знал только, что они продолжают побеждать благодаря организованности и грамотной тактике и что, несмотря на все потери, в целом их численность возрастает. Аристократы, которые выходили из замков со своими войсками, вели самостоятельные боевые действия.

Иногда отдельные отряды встречались друг с другом в каком-нибудь районе города, где уже был наведен порядок, и хотя компания Бреган Д'эрт ни разу не попалась им, Фарон знал, что они сражаются, и от этого становилось спокойнее. Если можно говорить о спокойствии в такую черную и отчаянную ночь.

В результате отряды Брешской крепости неожиданно столкнулись с мощным войском под предводительством Верховной Матери Бэнр. Обе армии объединились и двинулись на Нарбонделлин, где несколько бугберов с воинским опытом пытались огромными усилиями из тысячи своих товарищей, низших существ, создать силу, способную противостоять гневу хозяев.

Огромная светящаяся каменная колонна Нарбонделя возвышалась над противниками. Такое положение вещей являлось чудовищным нарушением привычного уклада. В самый разгар сражения каким-то невероятным образом с верхних уровней пещеры хлынул ливень, смывая самый большой страх Фарона. Часом позже дроу одержали убедительную победу, освободив свой город и сохранив родину.

Вследствие чего, стоя под проливным дождем, Фарон глазел по сторонам. Волосы сразу прилипли ко лбу, а одежда и сапоги промокли насквозь. Как маг он признавал, что ливень был великолепным достижением, достойным славы подвигом по спасению Мензоберранзана. Жаль только, что нельзя это сделать без ущерба для внешности и не вгоняя в дрожь, пробирающую до костей.

Миззрим ухмыльнулся. Ни Квентл, ни Триль нигде не было видно. Он всю ночь с готовностью выполнял их указания, но ему хотелось самому руководить финалом такого значительного дела. Их отсутствие оправдывало его самостоятельные действия.

Он придирчиво осмотрел окружающих его дроу и выбрал Вэлверина Фрета, очень способного Мастера Оружия из Девятнадцатого Дома. Вэлверин не раз отличался в бою, несмотря на то что вместо одной ноги у него был серебряный протез. Несколько раз в течение ночи он сражался в паре с Фароном. Сейчас Фрет топтался в дверях, о чем-то совещаясь с двумя своими помощниками.

— Мастер Оружия! — окликнул его Фарон.

Вэлверин обернулся:

— Чем могу служить, Мастер Миззрим?

— Не хотите ли помочь мне убить того, кто несет ответственность за этот мятеж?

Воин прищурился и ответил вопросом на вопрос:

— Это еще одна из ваших шуток?

— Никоим образом. Но если мы собираемся это сделать, то действовать надо быстро, пока наша добыча незаметно не исчезла в недрах Подземья. Полагаю, мы сможем оседлать воздушных лошадей?

Маг жестом указал на гигантских летучих мышей, созданных каким-то колдовством. Запертые неподалеку в загоне с куполообразным сводом, они чудом выжили — не сгорели и не задохнулись.

— Где тут сбруя? — спросил Вэлверин, осматривая помещение.

ГЛАВА 24

Вода все еще стекала с плаща Фарона, когда он стоял в одном из коридоров уже знакомого ему замка. Планировка крепости мятежников оказалась не такой уж сложной, когда не прячешься, не уходишь от погони и не страдаешь от последствий псионической атаки. Однако пустые, наполненные эхом помещения казались все такими же зловещими и предназначенными для встреч с привидениями.

Миззрим наблюдал за Вэлверином и его отрядом из Дома Фрет, стараясь заметить их приближение к проклятому месту. Но ничего не происходило. То ли воины были слишком храбрыми, то ли безжалостно искромсанные тела, валявшиеся тут и там на полу, повернули их мысли от таинственного ужаса к банальной жестокости, отличавшей их профессию.

Фарона поражало число поверженных врагов. Явно у бедного Рилда была очень длинная пробежка, прежде чем заговорщики его убили. Возможно, и самому Сирзану пришлось повозиться с этим делом.

Оглядываясь назад, Фарон удивлялся тому, что алхун не присоединился к поискам сбежавших пленников с самого начала. Может быть, подача сигнала на время истощила его силы?

Мастер Магики привел солдат в длинный, вместительный зал с большим помостом в дальнем конце, где, без сомнения, Верховная Мать этого Дома вершила суд, а также, судя по сваленным в алькове столам и скамьям, устраивала обеды. Везде ползали вырезанные в камне и раскрашенные пауки — маска, скрывающая поклонение владельцев крепости другим богам. Пелены настоящей паутины покрывали вуалью всю роспись.

Вэлверин прошептал:

— Смотрите.

Фарон повернул голову, и от изумления у него перехватило дыхание. Рилд Аргит собственной персоной появился из служебного коридора с левой стороны.

Мастер Оружия шагал широко и уверенно, словно не было никакого ранения. Он заметно похудел, как будто его сжигала какая-то невероятная страсть, и каким-то образом вернул себе Дровокол.

Солдаты нацелили арбалеты.

— Нет! — остановил их Фарон. Пока еще не время. Рилд обернулся, увидел пришедших и направился к ним. Глаза у него были напряженно-внимательные, но какие-то пустые, лицо ничего не выражало; он вообще казался безразличным к тому, что в него нацелено столько оружия. Один воин что-то тревожно забормотал, как будто принял Мастера Мили-Магтира за привидение. Фарон сразу распознал глубокое погружение, которое ему уже приходилось видеть. Очевидно, его друг воспользовался какой-то сложной, известной лишь посвященным техникой медитации, чтобы выжить.

— Рилд! — воскликнул маг. — Рад встрече! Я знал, что ты сможешь разгромить Хаундэра и его фигляров, иначе никогда не оставил бы тебя.

Ложь прозвучала неубедительно, наивно и беспомощно. На Рилда она не произвела впечатления. Возможно, находясь в нынешнем измененном сознании, он даже не услышал или не узнал собрата-Мастера и, просто продолжал двигаться.

— Очнись! — сказал Миззрим. — Это же я, твой друг. Я вернулся, чтобы спасти тебя. Эти мальчики из Дома Фрет приветствуют тебя, они — наши союзники.

Рилд проигнорировал еле заметное скользящее движение одного из фехтовальщиков Фрета и продолжал идти в сторону Мастера Магики.

«Мне жаль, — подумал Фарон, — но на этот раз ты сам виноват». И только он глубоко вдохнул перед приказом стрелять, как во все арочные двери в задней стене за помостом хлынули какие-то фигуры.

Впереди скакали несколько человекоподобных созданий, опутанных звенящими цепями. Это были китоны, пузатые, злобные духи, которых могли вызывать и контролировать только маги. Позади этих дьяволов шагали выжившие заговорщики с Сирзаном во главе.

76
{"b":"2408","o":1}