ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зеркальное прикосновение. Врач, который чувствует вашу боль
Танцы на стеклах – 2
Как вырастить сильного и счастливого ребёнка: 45 занятий для детей и родителей
Матита
Подвох
Остров кошмаров. Корона и плаха
Служанка
БеспринцЫпные чтения. ТАКСИчная книга
Файролл. Квадратура круга. Том 2

— Да как-то не до этого было. Мы проверяли, изучали, но все пустое.

— Очень уж легко вы сдались.

— Мы пытались выжить, Артур! — чуть ли не выкрикнула Ольга. — У нас не было времени и средств на долгое изучение! Мы искали закономерность, пытались расшифровать символы, но все впустую.

— Значит, сделаем это еще раз. Ты должна показать мне, где находится гора. Я не успокоюсь, пока собственными глазами не увижу. Возможно, именно там ответы на все вопросы, быть может, даже подсказки. Ведь вы же выяснили, что камертон может омолаживать. Заставили железяку работать и выдать хоть одну полезную функцию. А вдруг это далеко не все! Есть еще куча функций у этого навороченного гаджета!

— Я не против, — согласилась Ольга, принимая из моих рук факел. — Гора хоть и далеко, но мы можем туда отправиться хоть завтра. Места там глухие, дикие.

— Наум и Мартын сами справятся. Им не привыкать. Здесь мне делать больше нечего. Я хочу отдохнуть от строительства крепостей и вечной гонки вооружения. Археология — чем не достойное занятие?

— Как скажешь. Быть может, тебе улыбнется удача. Но не хочу тебя обнадеживать.

В какой-то момент я понял, что разговоры за нашими спинами стали какими-то тихими и сдержанными. Веселящаяся толпа притихла и теперь напряженно прислушивалась к нашему тихому спору. Даже Мартын и Наум насупили брови, явно не понимая ни слова. Я растерялся, не знал, как отреагировать, но Ольга тут же стала что-то говорить старикам. Ее слова вызвали еще большее удивление и даже страх, но дать хоть какое-то объяснение такому неприкрытому интересу к старому камню мы были просто обязаны.

— Что ты им наговорила? — спросил я Ольгу, когда все немного успокоились и опять принялись пить.

— Сказала, что ты собираешься вернуть камень на место.

— Это что-то вроде местного черного юмора?! Думай, что говоришь! Сейчас наберется целая банда желающих отправиться в это путешествие вместе с нами!

— Не знаю, как действовал ты, Артур, но мне здесь просто приходилось мешать воедино мистику и факты. Я много лет была предоставлена сама себе. Без поддержки, без общения. Роды, болячки, прыщи на заднице, муж изменяет, жена неверна — все бегут к ведьме. Всем приходится что-то врать, давать отвары и настойки, выдавая за колдовские зелья. Я могу взять в руки оружие, умею им пользоваться, но этого недостаточно. Хватайся я за меч всякий раз, когда припирает, меня бы давно уже зарезали!

— Успокойся. Я ни в чем тебя не обвиняю. Просто ты никак не можешь смириться с мыслью, что ты теперь не одна. Я здесь, рядом с тобой. И случись что, мне придется хвататься за оружие.

— Извини, Артур. Это действительно так. Стоит только на миг потерять тебя из виду, как я тут же начинаю чувствовать себя одиноко. Это мерзкое и отвратительное чувство, но я научилась терпеть.

— Давай постараемся работать в команде. Не каждый сам по себе, а вместе. За столько лет ты уже, наверно, потеряла надежду вернуться домой, в свое время. А я еще верю, что это возможно.

В ответ на это Ольга ничего не ответила. Сдержанно улыбнулась и тут же поспешила удалиться. Меня немного кольнул ее взгляд, оставил в душе какую-то крохотную царапинку. Но я постарался не обращать внимания.

Здесь все чужое, незнакомое. Я пока не у себя дома, и этот мир для меня чужой. Меня угнетает и напрягает здешний климат, здешняя глушь, в сравнении с которой Мещерские края просто индустриальная зона, а не заповедник непуганых королей.

Веланд, Рох и Кари отправились вслед за своей госпожой. Ее верные спутники всегда были с ней рядом. Сурт подошел ко мне и мельком взглянул на камень, вокруг которого разгорелся такой шумный спор.

— Камень Асгарда. Великие руны грома! Святыня, про которую мне еще дед рассказывал. Госпожа иногда месяцами изучала надписи на этом камне. И даже в те дни, когда мы только собирались отправляться в твои земли, князь.

— Забудь про этот титул, Сурт. Никакой я не князь. Это там, в тех землях, когда у меня была своя крепость, свои земли, это имело какое-то значение. Теперь лишь пустые слова.

— Эгиль-воин так не считает.

— Эгиль-воин, так вы называете свою госпожу?

— Это мужское имя, — пожал плечами Сурт. — У женщин таких имен не бывает. Как мне рассказывали, давным-давно в дальнем походе госпожа помогла одному исландскому королю укрыться от преследователей. Когда их нашли разведчики, она вступила в бой и победила воинов. Король был сильно ранен и в благодарность назвал ее своим братом. А когда узнал, что под доспехами скрывалась женщина, потребовал от своих подчиненных называть ее воином, равным себе. С тех пор ее стали называть Эгиль.

— Интересная история. Признаться, я даже не знал что это мужское имя.

— Зато теперь ты, э… господин, действительно Артур, — хихикнул Сурт, указывая на мою шкуру, которую я так удачно обменял на чудовищно дорогие и тяжелые доспехи. — Зимний медведь.

— Зимний медведь?! Ты, наверное, имеешь в виду белого медведя?

— Нет, белый это отсюда далековато, слышал я истории. Зимний медведь — тот, кто зимой не спит, бродит злой да лютый, хлеще ночного волка Квельдульва, которым тебя величали.

— Да, наверное, ты прав, так и есть. Медведь-шатун, как ни крути, всю зиму колобродил, как неприкаянный без кола, без двора.

Поправив косматый трофей, к запаху которого в общей массе зловоний привык довольно быстро, я спокойно вернулся на свое место. Быстро забывшие про недавнюю кровопролитную стычку воины праздновали общую победу, не замечая того, что мелкий моросящий дождь капает им на головы сквозь дыру, пробитую в крыше. Мне было не до веселья, я видел вокруг себя только развалины, убогость и нищету. Мартын и Наум, или, как теперь их называли, Гунтер и Эрик, вернув данные при рождении имена, остались с чахлым наследством. Они — мои единственные наследники, действительно те, кто прошел вместе со мной весь долгий и извилистый путь. Они достойны большего, и конечно же я их не брошу. Буду рядом, помогу наладить нормальную жизнь. Придется учесть многие былые промахи. Провести работу над ошибками. Но прежде я должен посетить Медвежий нос. Это как Мекка, не посетив которую, правоверный мусульманин не может считать свою миссию на земле завершенной.

Возможно, что для строительства новой крепости понадобится найти более подходящее место. В этих краях действительно немало ресурсов, но начинать следует с составления подробнейшей карты. Владение знаниями о местности — это ключ к дальнейшему успеху. Хорошо и грамотно составленная карта сама по себе огромная ценность. Попробую сменить тактику. Не действовать напрямую, а через доверенных лиц посредников. Сам буду в тени, скрыт от посторонних глаз, не вызывая явного интереса. Но доверенные люди смогут влиять на ситуацию и в конечном итоге воплотят все задуманное. Мой индустриальный взрыв в отдельно взятом княжестве принес больше проблем, чем положительных последствий. Из всего внедренного уже через пять лет забудут три четверти, еще позже не останется ничего, кроме, пожалуй, что умения изготавливать валенки. Вот все, что останется. Я научил людей делать валенки! Обалдеть, какой индустриальный рывок! В Змеигорке после меня останется немало артефактов. Много странных механизмов, много хорошего, качественного железа и сотни приспособлений, которым не найдется места в обыденной жизни. Но все же есть еще кое-что. Есть устоявшаяся и весьма действенная торговая гильдия, уверенно вросшая корнями в благодатную и плодородную землю на берегах Черного моря. Схема работы этой самой гильдии легко была принята купцами и правителями. Основы банковской системы, страховых обязательств — все это чуть ли не мгновенно стало востребованным и полезным. Вот всегда так! Бьешься как рыба об лед, пытаясь воплотить задуманное. Тратишь силы и время в титанических усилиях. Все наконец воплощается, но через какое-то время требует еще больших вложений и затрат. И так до бесконечности. А тут по пьяной лавочке ляпнул приунывшему тестю про страховое дело, лишь бы отвлечь того от мрачных мыслей после бегства из захваченной недругами Рязани, как нате вам! Пошло дело! Вспухло как на дрожжах, вовлекая в оборот залежалые фамильные ценности и капиталы. Потащило за собой и банковское дело. Торговля расцвела и окрепла, прорастая кровеносными сосудами торговых путей по странам и континентам. Пугая меня масштабами сделок и всевозрастающей мощи политического влияния. Торговой гильдии уже под силу смещать неугодных правителей, останавливать войны и строить города. Я со своими жалкими потугами в отдельно взятой глуши кажусь пигмеем по сравнению с таким монстром. Что поделаешь! «Бабло» правит миром! Так что зря я на себя наговариваю, что оставил в наследство лишь великую тайну изготовления валенок. Ничего подобного. Торговая гильдия, страховое общество, банки… Все это, конечно, хорошо. Но меня больше греет другое. Вместе с черемисом Олаем во Владимир отправились больше трех сотен стрелков. Это воинская элита, братство, чтущее свои традиции. Это новая военная каста, которая если не загнется и не вымрет, то сможет занять достойное положение. Причем связанная крепкими узами с торговой гильдией. Это та сила, что способна изменить этот мир. Без насилия и крови, только одни фактом своего существования. Хотя я тут загнул. Поначалу, конечно, придется особо тупым ребрышки-то пересчитать. Ну, банковское дело такое — счет любит!

168
{"b":"240848","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Озорная классика для взрослых
Иван Грозный. Сожженная Москва
Зачем нужна эта кнопка? Автобиография пилота и вокалиста Iron Maiden
Все хотят меня. В жены
В следующих сериях. 55 сериалов, которые стоит посмотреть
Айкибизнес. Как запустить и сохранить свой бизнес
Becoming. Моя история
Вход не с той стороны
Золушка и Дракон