ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не похоже, что кто-то из них был мертв или изувечен. Они с Дживексом преуспели, отвлекая все внимание латунного на себя. Но Тэган почти пожалел об этом, поскольку, вместо того чтобы атаковать взбесившегося змея, маги просто разбежались. Кое-кто просто исчез, перенесся в менее опасное место. Остальные улепетывали вдоль стены к двери.

Хотя убежали не все. Мужчина с повязкой на глазу и девушка в серебристом одеянии жрицы Луны метали в латунного заклинания. К несчастью, пользы от них было, похоже, не больше, чем от Дживекса.

Тем временем Огненные Пальцы сражался с другим врагом. Огонь, который выдохнул латунный дракон, поджег книги и другие бумаги. Если его не остановить, пожар, конечно, поглотит и записи Саммастера, и все те ученые источники, которыми пользовались маги. Делая руками каббалистические пассы, старик в пестрых одеждах что-то негромко напевал языкам пламени, словно уговаривал и увещевал их. И вскоре сине-желтый огонь отделился от бумаг и устремился к рукам старца, вспыхнувшим подобно факелам.

Латунный дракон развернулся и хлестнул Тэгана хвостом. Захваченный врасплох, авариэль успел лишь увернуться и при этом потерял магов из виду.

С последним словом собственного заклинания Тэган высыпал на лезвие шпаги щепотку угольной пыли, смешанной с известью. Сталь вспыхнула и холодно замерцала в его руке. Пока заклинание действует, его оружие будет острее любого обыкновенного клинка.

Каким бы просторным ни было помещение, в нем едва хватало места для дракона и летающего существа размером с эльфа. Тэган с трудом выписывал в воздухе зигзаги, запутывая врага, и заметил Дживекса, вцепившегося в спинной гребень огромного дракона. Авариэль увернулся от когтей, подлетел к латунному сбоку и вонзил шпагу ему между ребер.

Дракон дернулся и взревел. Тэган рывком высвободил оружие и устремился к хвосту чудовища, читая другое заклинание, которое должно было сделать его сверхъестественно быстрым.

В комнате послышались завывания ветра. Мощный поток воздуха сбил Тэгана на пол. У авариэля перехватило дыхание. Не обращая внимания, на сыплющиеся со всех сторон стрелы изо льда и алого света, латунный, который, без всякого сомнения, и наколдовал эту искусственную бурю, свирепо уставился на авариэля. Его длинная шея надулась, он готов был выдохнуть еще одну струю пламени. Маэстро, прижатый к полу тугим потоком воздуха, понимал, что не сможет отскочить быстро и достаточно далеко, чтобы уклониться от огня. Он перекатился под стол и рубанул по его ножкам. Хотя шпага едва ли была предназначена для этого, магически отточенное острие справилось с деревом. Одна сторона столешницы осела на пол, скрывая авариэля от латунного.

Дракон выдохнул, обрушив на пол море огня. Пламя опалило Тэгана, обожгло легкие мучительным жаром. И все же его импровизированный щит принял основной удар на себя, а мгновением позже ураган прекратился, так же внезапно, как и начался. Видимо, один из магов противопоставил силе дракона свою собственную.

Возможно, внезапное исчезновение ветра обескуражит дракона. И если так, то, может, Тэгану удастся подскочить поближе и, пока змей растерян, нанести точный удар. Авариэль стремительно выскользнул из-под стола, подпрыгнул и полетел к дракону сквозь кружащиеся в воздухе бумаги, горящие угольки и пепел.

Он рассчитал верно. Латунный отвернулся от него и уставился на Огненные Пальцы. Клинок Тэгана вошел глубоко в грудь дракона. Тот дернулся назад, разворачиваясь, норовя достать эльфа зубами, и Дживекс кинулся наперерез, метя врагу прямо в глаз. Челюсти латунного щелкнули, он повел головой, пытаясь схватить дракона-фейри, и тут на него прямо из воздуха обрушились потоки жидкости, будто дождь из невидимого крохотного облака. Капли падали на тело латунного, и его плоть начинала дымиться, пузыриться и обугливаться.

Желтый дракон рухнул на пол, завертелся и забился в конвульсиях, едва не раздавив замешкавшегося Тэгана. Змей бился с полминуты, потом, наконец, затих. Зловоние его разъеденной кислотой плоти смешивалось с дымом пожара. Глаза маэстро заслезились, а во рту появился отвратительный привкус.

Наконец, в комнате больше не осталось огня. Огненные Пальцы собрал все пляшущие, трещащие языки. Все еще бормоча слова заклинания, он потер руки одну о другую, словно умывая их, и пламя исчезло. Кожа мага даже не порозовела от жара.

Эльф-маг поспешил к Тэгану. Как оказалось вблизи, его красивая кожа имела легкий голубоватый оттенок, как и темные, до плеч волосы. Что-то в его приятном открытом лице напомнило авариэлю об Амре, добром эльфийском духе, если можно так выразиться, с которым он встретился в Сером Лесу.

– Ты тяжело ранен? – спросил маг. Тэган попытался ответить, но приступ кашля сотряс его плечи.

– Ничего, – сказал эльф, – среди нас есть целитель. – Он криво усмехнулся. – И, к счастью, она одна из тех, кто не сбежал. Синилла, подойди, пожалуйста, сюда!

Жрица Луны поспешила к эльфам.

– Труп! – задыхаясь, пропыхтел Огненные Пальцы. – Не давайте истекающей из него жидкости попасть на бумаги!

– Я займусь им, – сказал одноглазый маг.

Он начал, с того, что принялся бормотать какие-то заклинания и чертить рукой в воздухе замысловатый узор, пока туша латунного дракона не уменьшилась в несколько раз.

Эльфийский маг печально взглянул на изуродованные, уменьшенные останки.

– Бедный Самдралирион, – вздохнул он. – По всем признакам, он был одним из самых стойких среди всех союзников Кары. Я вообще не заметил ничего подозрительного. Бешенство поразило его сразу, в одно мгновение.

Тэган нахмурился. Подозрение закралось в его душу.

* * *

Дорн стоял в привычной боевой стойке, железной стороной тела вперед, зажав в кулаке из плоти и крови длинный тяжелый меч и отведя его назад. Два разбойника подбирались к нему с разных сторон, и, сделав выпад, Дорн нанес удар одному из них слева массивной металлической рукой. Противник, вероятно, не ожидал, что такое массивное и неуклюжее существо может атаковать столь стремительно. Атака застала бандита врасплох, и шипы на железном кулаке сокрушили его череп.

Другой налетчик пустился наутек. Дорн погнался было за ним, но тут Кара перестала петь боевой гимн и зарычала. Встревоженный, полуголем обернулся к ней.

Гибкая и быстрая как молния, искрящаяся, будто голубоватый горный хрусталь, в своем драконьем облике, Кара сражалась перед одной из обложенных дерном лачуг. Насколько мог судить Дорн, певчая не была ранена, равно как и не появился новый опасный враг, дерзнувший бросить ей вызов. Скорее наоборот, все уцелевшие налетчики, оказавшиеся неподалеку от нее, разбежались. И все же она прекратила петь и зарычала, точно свирепый зверь.

Как и предсказывал Дорн, двум драконам и таким воинам, как они с Рэруном, не составило особого труда справиться с разношерстной бандой грабителей. И, тем не менее, ситуация была достаточно серьезной, ибо возбуждение боя могло подтолкнуть одного или обоих драконов в объятия бешенства.

Дорн должен был остановить Кару, пока ее ярость не сделалась еще глубже, пока она не начала пожирать разбойников, не набросилась на своих друзей, не напала на обитателей деревни.

– Кара! – позвал он. – Кара!

Она резко развернулась к нему, сверкая аметистовыми глазами.

Полуголем положил окровавленный меч на землю. Запах свежей крови усиливал бешенство, и Дорну хотелось тщательно обтереть и свою железную руку тоже, но на это не оставалось времени.

– Все в порядке, – мягко обратился он к Каре. – Бой окончен, теперь ты можешь остановиться, – негромко и как можно спокойнее приговаривал Дорн. – Просто дыши медленно и успокойся. Ты сможешь стряхнуть с себя ярость, я видел, ты уже делала это.

Кара вздрогнула и обнажила клыки. Запахло приближающейся бурей. Дорн был всего в нескольких шагах от нее и подходил все ближе. Если она решит использовать огонь или струю пара, испепеляющего подобно молнии, увернуться будет почти невозможно.

10
{"b":"2409","o":1}