ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дорогой мой Гелдуф, – широко улыбаясь, заговорил Огненные Пальцы, – вот неожиданная честь. Присаживайтесь.

– Я пришел сюда не есть, – отозвался начальник стражи. – Я пришел. – Он резко обернулся и уставился на Дживекса, восседающего на задних лапах прямо на полотняной скатерти перед только что вылизанной им начисто тарелкой.

Руководствуясь бог знает каким безумным побуждением, Дживекс расправил свои серебристые крылышки. Тэган ухватил его за шею за миг до того, как дракон собрался взлететь. Дживекс лишь негодующе сверкнул глазами.

– Человек боится тебя, – шепнул Тэган. – Только приблизься к нему, и он, не раздумывая, угостит тебя мечом.

Маэстро улыбнулся Гелдуфу:

– Это Дживекс, господин. Он друг людей и остальных цивилизованных народов.

Маленький дракон извернулся, зацепил задней лапой руку Тэгана и в кровь расцарапал ему запястье.

– Да уж, воистину. – Гелдуф снова повернулся к Огненным Пальцам и продолжил: – Я пришел поговорить с вами, всеми вами, хотя имею право для собственного удобства вызвать вас к себе, в башню начальника стражи. Но мы все знаем, что из этого обычно получается, верно?

– Гелдуф Черная Башня – в значительной степени номинальный глава, – прошептал Рилитар Тэгану, – и некоторые маги не оказывают ему должного почтения. На мой взгляд, это ошибка, в частности, потому, что он выражает интересы старых родов, а они-то на самом деле и правят Фентией. Кроме того, он неплохо справляется с защитой дальних ферм, когда заявляются орки.

– Ну хорошо, по крайней мере, позвольте предложить вам сесть. – сказал Огненные Пальцы начальнику стражи, и Бэлрик поспешил придвинуть кресло.

– Нам надо поговорить, – настаивал Гелдуф, – обо всех этих прилетающих и улетающих драконах. Я уже говорил, вам, что это меня беспокоит. Не нравится это и знатным домам. Особенно теперь, когда змеи сходят с ума и бесчинствуют по всему Фаэруну. Но все мирились с этим, поскольку вы заверили нас, что ваши драконы безопасны. Теперь я узнаю, что тот, который прилетел вчера, спятил.

– К сожалению, – признал Огненные Пальцы, – это правда.

– Тогда я намерен запретить всем драконам посещать Фентию.

Некоторые маги в ответ нахмурились и загалдели, хотя протест был далеко не единодушным. Оскорбленный Дживекс зашипел.

– Мой дорогой друг, – начал Огненные Пальцы, – я уже говорил вам, что мы ищем средство исцеления от бешенства. Это важная работа, и в ее процессе нам совершенно необходимо консультироваться с драконами. Мы потеряем драгоценное время, если вы заставите нас перебраться в другое место.

– Не вижу, – вклинился Фоуркин, – каким образом этот напыщенный осел сможет заставить нас сделать что бы то ни было. Мы, маги, истинная власть в Фентии. Вероятно, поскольку мы не злоупотребляем своей силой, кое-кто из людей склонен ее недооценивать, но я могу это исправить.

Он сделал магический жест, и в его руке появились два флакона. Голубой дымок заклубился вокруг пальцев.

Со своего кресла вскочила Синилла Зораниан, девица, вылечившая ожоги Тэгана. Она сидела напротив Фоуркина вместе с двумя маленькими жрицами, имеющими с ней фамильное сходство.

– Нет! – выкрикнула Синилла.

Рилитар тоже взвился и схватился за дубовый жезл с наконечником из топаза, который носил в ножнах на поясе наподобие кинжала.

– Я бы превратил его обратно, – усмехнувшись, бросил им обоим Фоуркин, – впрочем, как хотите.

Флаконы исчезли из его кулака.

– Если ты на самом деле наслал на меня заклятие, – проскрежетал Гелдуф, – то гарантирую, что весь город сочтет это изменой, и ни один из вас, даже самый могущественный, долго не проживет, когда против него ополчатся все горожане.

– Необдуманная выходка Фоуркина рассердила вас, – заговорил Огненные Пальцы, – и я не могу винить вас за это. Но, разумеется, нам нет нужды обмениваться угрозами.

– Я говорю прямо, – ответил начальник стражи, – потому что это, очевидно, единственный способ пробиться сквозь вашу спесь и заставить вас слушать. Вся Фентия во многом примирилась с вами и вашими безумными опытами. Мы готовы терпеть отвратительную вонь, летающих крыс, молоко, прокисающее прямо в коровьем вымени, и башмаки, всю ночь топающие сами собой. Но мы не желаем кровопролития и разрушений, которые может предотвратить малая толика простого здравого смысла.

– Господин Черной Башни, – заговорил Тэган, – я понимаю, что вы меня не знаете, но умоляю вас задуматься. Я был здесь, когда латунный дракон впал в бешенство. Огненные Пальцы и его соратники с легкостью убили его, прежде чем он успел причинить кому-либо вред или вырваться отсюда. Это говорит о том, что они сумеют справиться с любой потенциальной опасностью.

– А если змей спятит до того, как заберется в башню, – возразил Гелдуф, – или же сразу после того, как покинет ее?

Тэган улыбнулся:

– Ну, я повидал немало драконов, впадавших в бешенство, и могу вас уверить, это не происходит незаметно. Весь город услышал бы рев и грохот. Вследствие чего маги, многие из которых могут мгновенно перемещаться из одного места в другое, бросились бы на помощь и уничтожили опасность.

– Может, они и правда смогли бы справиться с драконом, – колебался Гелдуф, – но до этого он вполне способен убить немало людей.

– Верно, – согласился авариэль, – однако прошу вас, сравните опасность и возможную выгоду. Это бешенство ужаснее всех, о которых сохранилась память, а ваша часть Севера просто кишит драконами. Вы наверняка слышали о разрушительных нападениях на Тешвейв и Мелвонт. Налет на Фентию – дело времени. Если, конечно, ваши маги не сумеют победить бешенство раньше.

– Маэстро Найтуинд прав, – сказал Рилитар. – Мы, заклинатели, ваша надежда, и мы всегда были защитой Фентии от зентов и всех, причиняющих ей зло. Клянусь серебряным мечом Кореллона, мы понимаем. что наши сограждане боятся. Уверяю вас, мы тоже. Но мы просим верить нам. До сих пор мы вас не подводили, ведь верно?

Начальник стражи сердито воззрился на него.

– Я обдумаю это и сообщу вам о своем решении, – наконец объявил он.

Гелдуф величаво вышел из зала в сопровождении своих спутников.

– Вот, – в голосе Синиллы слышался смех, – вот так лицо, занимающее высокий пост, дает вам понять, что оно изменило свое мнение. Его гордыня будет ущемлена, если он признает это прямо.

– Согласен, сейчас его мнение изменилось, – отозвался Фоуркин. – Но если взбесится еще один из наших драконов, оно поменяется снова, и тогда на Гелдуфа уже не подействуют никакие уговоры. Лучше бы вы позволили мне научить его относиться к нам с почтением.

– Прошу прощения, – ответил Огненные Пальцы, – но в моем доме это не принято.

– А подумал ли кто-нибудь, – спросил Рваный Плащ, – что Гелдуф Черная Башня, возможно, говорил дело?

Выцветшие голубые глаза Огненных Пальцев сузились под жидкими белыми бровями.

– Что вы имеете в виду?

– Чтобы убедить начальника стражи, – пояснил Рваный Плащ, – маэстро Найтуинд представил нас непобедимыми убийцами драконов. Но правда состоит в том, что латунный сам убил бы нас всех, не вмешайся авариэль и его спутник.

Дживекс раздулся от гордости, услышав такое признание своей доблести.

– Я был прав, – заявил Фоуркин, – ты в самом деле трус.

– Только идиоты, – парировал закутанный в плащ колдун, – не боятся драконов.

Услышав это, кое-кто магов согласно заворчал.

– Чистое везение, – добавил Рилитар, – что это случилось с Самдралирионом в подходящий момент.

– Пожалуй, остается лишь молить богов, чтобы нам и дальше так же везло, – заметил невысокий пухлый маг, одетый в белую тунику и плащ с лазоревой отделкой, – учитывая, что бешенство становится все сильнее. А если мы призовем в город дракона, тот сойдет с ума и перебьет ни в чем не повинных людей? Все сочтут, что мы за это в ответе. Я укрылся здесь, когда убегал от Мантий, Мулмастер гнался за мной по пятам. Фентия приютила меня. И я не хочу, чтобы местная знать меня изгнала.

12
{"b":"2409","o":1}