ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судя по одобрительному гулу, Тэган сделал вывод, что порядочное количество собравшихся здесь магов, несмотря на всю свою таинственную мощь, беженцы и беглецы – изгои.

– Ты, вероятно, также не хочешь, чтобы десятки драконов уничтожили Фентию, – ответил Рилитар.

– Возможно, этого никогда не случится, – возразила одна из жриц в серебристом одеянии.

– Или случится, – сказал Тэган, – если вы не предотвратите безумие.

– Но сможем ли мы? – отозвался Рваный Плащ. – До сих пор мы не слишком преуспели.

– Когда Кара и другие разведчики раздобудут побольше сведений, – предположил учитель фехтования, – все может измениться.

– Этого мы не знаем, – произнес маг в белом. – Нам известно лишь, что один из нас уже погиб, изучая этот вопрос, и что еще многие, возможно, погибнут завтра.

Фоуркин издал звук, словно его тошнило.

– Настоящие маги охотно рискнут жизнью ради нового знания.

Тэган повернулся к Рилитару и шепотом спросил:

– Кто умер и как?

– Ее звали Лисса Уваррк, – пояснил Рилитар, – гном, большой знаток трансмутации. Она работала дома одна, когда, насколько мы можем судить, вызвала духа, который вышел из повиновения. Он разорвал ее на куски и сжег.

Одно из замечаний Рваного Плаща привлекло внимание эльфа, и он подался вперед, желая опровергнуть его.

Спор продолжал набирать силу, становился все горячее, пока маги не начали вопить все разом. Наконец, Огненные Пальцы поднялся со своего кресла, украшенного витиеватой резьбой, и щелкнул пальцами. Над его головой взорвался огненный шар. Вспышка была ослепительной, грохот – оглушающим. Все испуганно умолкли.

– Мы дали обещание помочь Карасендриэт, – сказал старик, – и я намерен сдержать его. От этого зависит очень многое – возможно, даже судьба всего мира. Если вы маги, а я надеюсь, что так оно и есть, вы поступите так же. Если нет, то все, что вам нужно, чтобы сберечь свою шкуру, – во всяком случае, пока драконы не изберут Фентию своей мишенью, – это отказаться помогать нам дальше. Никто не может заставить вас. Но если кто-нибудь собирается отказаться от этого предприятия, сделайте это сейчас. Покиньте мой дом и не возвращайтесь и не рассчитывайте на радушный прием в дальнейшем.

Тэган подметил, что Огненные Пальцы верно выбрал момент для своего ультиматума. Несмотря на все протесты и жалобы, никто пока еще не собирался уходить, так что все остались сидеть. Мгновение спустя Огненные Пальцы одарил гостей отеческой улыбкой.

– Отлично, я знал, что могу на вас положиться. Поспешите с трапезой, ваша еда стынет.

Морщинистый белобородый маг повернулся к Тэгану и Дживексу:

– Когда завтрак закончится, мы сможем пойти в мой кабинет и подобрать для вас задание. Поскольку вы можете ле…

Старец не успел договорить. Внезапно Тэган согнулся пополам и закашлялся в носовой платок. Он заходился сухим кашлем, а Огненные Пальцы и Рилитар озабоченно смотрели на него.

– С вами все в порядке? – спросил Огненные Пальцы.

– Да, – прохрипел Тэган, утирая слезы. – Точнее, нет, не совсем. Когда мы с Дживексом сражались с зелеными драконами в Импилтуре, я надышался их яда. С тех пор мои легкие уже не те, что прежде, и боюсь, дым и пепел, которые я вдохнул вчера, еще больше повредили им. Честно говоря, сомневаюсь, что я достаточно здоров для дальнейшего путешествия. Не будете ли вы столь любезны позволить мне еще несколько дней попользоваться вашим гостеприимством?

Глава 3

25 Миртула, год бешеных Драконов

Лежа на животе, Уилл разглядывал огров, нога за ногу плетущихся по дну ущелья. Время от времени кто-нибудь из великанов посматривал наверх, но его не замечал. Каньон был слишком глубоким, а сам хафлинг – большим мастером прятаться.

И все же следить за такими гигантами на незнакомой местности было делом непростым, действующим на нервы и особенно неприятным, когда не видишь в нем смысла. Взбираясь на пони и направляясь к месту, где ждал Павел, Уилл чувствовал, что терпение его на исходе.

– Ты что, заблудился? – раздраженно поинтересовался Павел. Долговязый жрец стоял в небольшой рошице кривых чахлых деревьев, держа за повод своего чалого. За дни, проведенные в Фаре, его лицо с резкими красивыми чертами осунулось. Края одежды и рассыпавшиеся пряди волос трепал свежий порывистый ветер.

– Замечательно, – отозвался Уилл. – Ты прохлаждаешься тут, пока я работаю, но это, конечно же, не мешает тебе быть вечно недовольным.

– Я не о том, – возразил жрец, – Ты замешкался, и я на самом деле волновался за тебя. Ведь придурки так легко могут попасть в беду, когда бродят сами по себе.

– Кому, как не тебе, это знать, – парировал Уилл. – Твои огры топают вниз по ущелью. Мы можем идти параллельно, держась чуть выше. Если, конечно, ты, в припадке идиотизма, все еще думаешь, что стоит это делать.

– Тот крысиный помет, что ты именуешь своими мозгами, не сумел породить более приемлемой идеи. – Заметив что-то краешком глаза, Павел обернулся и посмотрел вверх. – В укрытие?

Лишь спрятавшись, насколько это было возможно, вместе с пони, Уилл смог взглянуть, что же такое увидел Павел. Мгновением позже он тоже разглядел это – змеевидное тело и крылья летучей мыши на фоне серого облачного неба.

Дракон был лазурным. Синие обитали в пустынях, и Уилл никогда их раньше не встречал. Он недоумевал, неужели змей, сведенный с ума бешенством, проделал в поисках жертвы такой далекий путь от Анаврока.

Но откуда бы он ни взялся, лучше бы его тут не было.

– Эти деревья – жалкая защита, – прошептал он. Ветки над ними едва начали покрываться новой листвой. – Ты можешь сделать что-нибудь?

– Я мог бы попытаться, – отозвался Павел, – но внезапно возникший клочок тумана сам по себе может привлечь внимание твари. Лучше пригнуться пониже и молчать. Я укрою нас тишиной, чтобы животных не было слышно.

Он сжал свой солнечный амулет, пробормотал молитву, и мир стал безмолвным, хотя Уилл продолжал слышать, как сердце с грохотом колотится в его груди.

Наконец, неизбежно настал миг, которого он так страшился. Синий дракон устремился вниз… но не к ним. Он избрал своей мишенью огров и полетел к ущелью. Уилл облегченно вздохнул.

Но, к изумлению хафлинга, синий отчего-то не стал атаковать сразу. Вместо этого он снова взмыл высоко в небо и сделал круг. Серые тучи начали меняться, громоздясь и обретая очертания призрачных наковален. В их чревах засверкали молнии. Ветер задул сильнее, вздымая в воздух песок.

Павел привязал мерина к ветке и жестом велел Уиллу следовать за собой. Хафлинг подчинился. Когда они добрались до края рощицы, стало слышно, как воет ветер и орут внизу в своем ущелье огры. Синий дракон не использовал против них зубы, когти или огненное дыхание, но он сделал нечто другое, что – Уилл пока не мог сказать. В любом случае, важно, что они с Павелом могли теперь разговаривать.

– Послушай! – окликнул он. – Что это ты творишь, зачем разрушил защиту?

– Если повезет, – ответил Павел, – синий нас не заметит. Он занят погодой.

– Но зачем так рисковать?

– Чтобы помочь ограм, – заявил Павел и крадучись стал пробираться вперед.

– Никогда еще, – заметил Уилл, двигаясь следом, – я не ненавидел тебя так, как теперь.

Пока они пробирались к оврагу, Уилл чувствовал себя абсолютно беззащитным и уязвимым. Даже искусному вору обычно нужно прикрытие, чтобы его не обнаружили, а как укроешься на бесплодной торфяной пустоши? Он безмолвно молился Брандобарису, богу Хитрости, прося скрыть его, и его спятившего друга тоже.

Бог, наверное, услышал молитву, и синий дракон не напал на них. Пока.

Когда они подобрались к краю скалы, ударил гром. Уилл осторожно взглянул вниз и удивленно прищурился: дно ущелья изменилось. Твердую каменистую землю теперь заливали потоки грязи, которая местами дымилась, пузырилась и, судя по виду, должна была жечь ноги любого, кто в нее наступит. Большинство огров в смятении и страхе глядели на изменившийся пейзаж. Шаман с красным глазом нараспев произносил молитву, выделывая копьем с кремневым наконечником мистические пассы, но к какой бы магии он ни обращался, результатов видно не было.

13
{"b":"2409","o":1}