ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было невыносимо, и авариэль не мог думать ни о чем другом, кроме как выбраться из кишащего облака. Он замолотил крыльями и поднялся над тучей насекомых. Раздраженно вереща, на свободу вырвался и Дживекс.

Хазми отлетел дальше, но ненамного. Наверное, они смогли бы поймать его, если бы в этот самый момент он не исчез прямо перед стоящим на окраине города темным, ветхим домом с закрытыми ставнями.

* * *

Когда Рилитар открыл дверь, Тэган заметил, что маг надел пояс с магическим жезлом в ножнах. Его башмачки, штаны и короткая мантия пестрели прожженными дырами, но сам он, похоже, не пострадал, не считая одного-двух волдырей.

– Можно нам войти? – спросил Тэган.

– Очень мило, что в этот раз вы оба спрашиваете разрешения. – Рилитар отступил в сторону.

Дживекс почти наверняка понял намек, но недовольство эльфа его нисколько не волновало. Трепеща серебряными крылышками, он проскочил мимо Рилитара и принялся с любопытством обследовать помещение.

– Входите, – сказал лунный эльф. Он провел гостей в ту же уютную комнату, отделанную дубовыми панелями, где уже принимал Тэгана, потом налил каждому по бокалу вина.

– Вы убили хазми? – отхлебнув маленький глоток, спросил маг.

– Увы, он ускользнул от нас, – Ответил Тэган.

– Он перенесся в дом Рваного Плаща, – заявил Дживекс, который уселся на стол и, вытянув шею, лакал вино раздвоенным язычком.

Тэган криво улыбнулся:

– Это одно из возможных объяснений того, что мы видели. А как ваши успехи, господин Тенистая Вода? Уничтожил ли огонь какие-нибудь записи или другие материалы, необходимые для изучения бешенства?

– Ничего важного, – заверил Рилитар. – Мы ещё вернемся к Рваному Плащу, но сначала я хочу разобраться с вами. Когда мы встретились, маэстро, у меня возникло ощущение, что вы не слишком-то рады моему обществу. Вот почему я удивился, когда вы приняли мое предложение пообедать вместе. Но теперь я понимаю причину. Вы открыли окно, чтобы ваш друг смог прокрасться в дом и порыться в моих вещах.

– Я смиренно прошу прощения, – начал Тэган, – и умоляю не принимать это как личное оскорбление. Я сделал бы то же самое с любым из ваших коллег. И сделаю, как только представится возможность.

– Почему? – поинтересовался Рилитар.

– Потому что я подозреваю, что один из вас – тайный член Культа Дракона. А значит, предатель своих товарищей и всего, что затеяла Кара. Если мы с Дживексом отыщем копию «Тома Дракона» или нечто подобное, станет ясно, кто изменник.

– Почему вы так уверены в этом?

– Не так давно один из ваших магов был убит кем-то, растерзавшим и сжегшим его тело. Похоже на работу нашего приятеля хазми. А сегодня он явился сюда, чтобы прикончить и вас. Наверное, он заметил движение наверху, когда Дживекс шарил в кабинете, решил, что это вы, и неожиданно ворвался внутрь, чтобы убить.

Рилитар нахмурился:

– Звучит убедительно.

– Да, и опровергает предположение, что ваша коллега погибла от рук некоего существа, которое сама вытащила из преисподней. Вы не вызывали никаких духов, когда появился демон.

– Если Лисса вызвала хазми, он, возможно, мог застрять здесь после того, как убил ее.

– В таком случае, какова вероятность того, что он случайно вторгся именно в этот дом? Разве не более вероятно, что один из магов подсылает его к своим коллегам? Если вам трудно поверить в это, умоляю, подумайте еще вот о чем: латунный дракон выглядел вполне нормальным, а потом мгновенно взбесился. Я по собственному опыту знаю, что существует заклинание, позволяющее лишать металлических драконов разума, причем точно таким образом. Саммастер доверил его своим проверенным агентам.

– Но если среди нас все это время был предатель, разве он не пытался бы мешать нам намного чаще?

– Вы думаете? Поставьте себя на его место: вы окружены умными, талантливыми магами, которые объединятся, чтобы уничтожить вас в одно мгновение, если узнают вашу истинную сущность. Сначала, когда работа по изучению бешенства только начиналась, вы могли просто наблюдать и ждать, надеясь, что исследования ни к чему не приведут. Даже потом, когда станет ясно, что оно на самом деле может принести плоды, вы не будете атаковать постоянно, непрерывно, чтобы ваши враги не разоблачили вас. Вы можете наносить удары, лишь когда уверены, что никто не распознает виновника всех бед.

– Вы пришли к этому выводу в тот день, когда прибыли сюда, – покачал головой Рилитар. – Вот причина вашей мнимой слабости легких, которая, кажется, не мешала вам сражаться.

– Да, – согласился Тэган. – Если я собрался разоблачить агента Саммастера, мне нужно было оправдать свою задержку в городе.

– И вы никому не сказали о ваших истинных намерениях?

– Кому я мог довериться, если любой из вас мог быть членом Культа? Верно, некоторые маги сражались с латунным, но даже предатель мог сделать это или изобразить. Это позволило бы ему казаться верным вашему делу, а дракон, возможно, сумел бы убить одного-другого мага или уничтожить какие-нибудь важные бумаги, прежде чем пасть жертвой ваших заклинаний.

– Ну, – сказал Рилитар, – самонадеянности вам не занимать. Я не умаляю ваших талантов, маэстро, и ваших, Дживекс, тоже, но вообразить, что вы, только вы вдвоем, сумеете перехитрить магов, причем таких проницательных и могущественных, какими являются члены нашей группы… ну, скажем прямо, такое никоим образом невозможно.

Тэган ухмыльнулся:

– Я не настолько самоуверен, как порой кажусь. Я знал, что это будет непросто, но есть ли у меня выбор? К счастью, сегодня ночью удача улыбнулась нам. Похоже, вторжение хазми доказало, что, по крайней мере, хоть вы заслуживаете доверия. Следовательно, я надеюсь, что могу рассчитывать на вашу помощь в поисках предателя.

– Разумеется, я помогу. Но если вы видели, что хазми исчез в доме Рваного Плаща, то вы уже знаете, кто оккультист.

– Не обязательно, – пояснил Тэган. – Казалось, что он стремился к жилищу Рваного Плаща, но, когда демон исчез, на самом деле он мог перенестись куда угодно, ведь верно?

– Да, пожалуй.

– Тогда к чему было тащить нас с Дживексом на хвосте через весь город, если он мог переместиться в любой момент? Я полагаю, он хотел, чтобы мы подумали, что его хозяин – Рваный Плащ.

– Но Рваный Плащ возражал против того, чтобы продолжать наши исследования.

– А самое главное, я сделал вывод, что его не любят и не особенно доверяют.

– Как можно доверять субъекту, – фыркнул Рилитар, – лица которого никогда не видел, даже не уверен, мужчина это или женщина, и не понимаешь причины всей этой скрытности?

– Как бы ни были оправданны ваши чувства, все сходится на том, чтобы сделать из него подходящего козла отпущения.

– Думаю, да, но вы уверены, что это не он?

– Нет, – признался Тэган. – Несмотря на все мои попытки разнюхать что-нибудь, я не уверен ни в чем. Но вы знаете своих коллег лучше, чем я. Как вы думаете, кто мог бы стать предателем?

– Даже представить не могу. Фоуркин? Нет. Уверен, что вспомнил о нем только потому, что он надменный и неприятный тип. Синилла? Она в столь юном возрасте знает столько, что можно подумать, будто некий легендарный выдающий маг вроде Саммастера тайно обучает ее. Но она такая милая девушка… я никогда в это не поверю. Дарвин? – Дарвин Кордейон, насколько понял Тэган, был тот пухлый маг, который любил рядиться в белое и, как и Рваный Плащ, советовал прекратить исследования. – Он производит на меня впечатление слишком нервного и робкого человека.

– Возможно, – сказал Тэган, – что наш предатель на публике изображает не того, кем является на самом деле. Это сможет отвести от него подозрения.

– Полагаю, да. В любом случае, вместе с Огненными Пальцами и мной, это и весь перечень наиболее могущественных магов, таких, которые имели бы неплохие шансы наложить заклятие на латунного дракона прямо под носом у коллег и выйти сухими из воды.

– А Огненные Пальцы?

– Он живет в Фентии с той поры, когда Селуна затмила солнце, и у него безупречная репутация. Нет, невозможно, чтобы это был он.

20
{"b":"2409","o":1}