ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дорн встал перед тварью, выставив вперед железную часть своего тела и занеся меч над головой. Песня Кары вызвала к жизни яркую вспышку молнии, ударившей чудовище в шею. Шатулио захлопал крыльями и, взлетев, плюнул во врага кислотой, с шипением и дымом растекшейся по спине существа, которое тут же взревело от боли и ярости. Рэрун рубанул змея топором по ребрам. Но, уклоняясь от внезапных бросков и попыток растоптать, достать когтями или хлестнуть его хвостом, карлик все же оставался настороже. Земляные змеи лишены огненного дыхания, да и настоящих магических способностей тоже, и потому непохоже было, чтобы именно это создание сожгло несчастного монаха.

Второй – дракон с гибким телом, узкими крыльями и блестящей темной чешуей – вскарабкался по стене расселины. Побуждаемые бешенством, они явно объединились с земляным, чтобы убивать любую жертву, которую смогут поймать в своих мрачных владениях.

– Осторожно! – крикнул Рэрун.

Долей секунды позже темный дракон изрыгнул сразу и пламя, и пар.

Мишенями были Шатулио и Кара, и оба попытались уйти от удара. Медный взмахнул крыльями, чтобы подняться выше огненной струи, а бард метнулась в сторону. И все же ядовитые испарения коснулись их обоих. Кара упала на колени, закашлявшись до рвоты.

Рэруна кольнул страх. Но земляной дракон бросился на него, и карлику стало не до размышлений. Он нанёс чудовищу два могучих удара по голове, но не смог попасть в глаз. Рэрун уклонился от нескольких бросков и ударов лапами. Потом, должно быть, Дорн крепко зацепил тварь когтями или оружием, потому что та отвернулась от Рэруна, чтобы напасть на полуголема.

Рэрун позволил себе еще раз оглядеть пещеру. Кара лежала на полу. Темный дракон бился и рычал, а целые полчища скорпионов, усеявших его тушу, кусали и жалили его. Возможно, эта была всего лишь иллюзия, один из фокусов Шатулио. Сам медный раздувался, принимая свои обычные размеры, покачиваясь на лету, поскольку трансформация на мгновения делала его неуклюжим.

Рэрун бил земляного дракона топором, пока тот снова не повернулся к нему, а затем отскочил назад, но недостаточно проворно. Нога его подвернулась, и он повалился набок.

В последнюю секунду он успел откатиться в сторону, и удар, который должен был прикончить его, лишь располосовал тунику из шкуры белого медведя и ободрал кожу над ребрами. В другой ситуации он не обратил бы внимания на такую царапину, но теперь вдруг почувствовал мгновенную слабость и головокружение, словно когти твари были смазаны ядом.

Дракон бросился на карлика. Рэрун ухитрился отскочить, но при этом потерял равновесие и снова упал. Земляной поднялся на задние лапы, наверное, хотел обрушиться сверху и раздавить врага.

Но вместо этого повернулся и прыгнул к Дорну, который, должно быть, яростно атаковал его, отвлекая от друга. Теперь он мог поплатиться за это жизнью.

Рэрун должен был, в свою очередь, снова броситься в схватку, но ему пришлось напрячь все свои силы, чтобы просто подняться на ноги. Тяжело дыша и покачиваясь, он остановился, собираясь с духом перед следующей атакой. Земляной дракон снова и снова пытался вонзить когти в железную половину тела Дорна. Удары не смогли сокрушить зачарованный металл, но охотник зашатался, не в силах ответить на нападение.

Рэрун взмахнул ледорубом, сделал шаг к дракону, но вдруг почувствовал, как стены пещеры закружились вокруг него. Он едва не упал снова. Если он не в силах помочь Дорну, возможно, это сделает Шатулио? Карлик отыскал медного глазами и выругался.

Шатулио помочь не мог. Он был слишком занят боем с тощим драконом в мерцающей темной чешуе. Тот избавился от призрачных скорпионов, и два змея кружили под потолком пещеры, будто пара огромных летучих мышей, маневрируя, прячась за сталактитами, пытаясь поразить один другого взрывами магической стужи и пламени или струями своего смертоносного едкого дыхания.

Рэрун решил прибегнуть к одному из заклинаний. Он не был уверен, что оно подействует против слабости, порожденной прикосновением дракона, не знал даже, сумеет ли правильно произнести его в таком беспомощном, жалком состоянии, но попробовать стоило.

Земляной опрокинул Дорна на спину и попытался схватить его зубами. Полуголем успел закрыться, вскинув железную руку, чтобы дракон вцепился в нее, а не в плоть. Когда челюсти чудовища лязгнули, смыкаясь на металле, утыканном шипами, и дракон понял, что это такое, он зарычал, резко отпрянул и начал мотать головой, пытаясь либо изжевать защищенный магией протез, либо оторвать его от плоти и костей, к которым тот был приживлен.

Ему не удалось сделать ни того ни другого. Он мотал тело Дорна из стороны в сторону, то и дело ударяя его об пол пещеры. В конце концов, земляной разочарованно зашипел, и тут ему в голову явно пришла какая-то идея. Он засмеялся сквозь стиснутые зубы. По-прежнему стискивая руку Дорна, он поспешно направился к расщелине, волоча полуголема за собой, и Рэрун понял, что тот решил уничтожить хорошо защищенного противника, утащив его в бездну. Дорн наносил дракону удары мечом, но, не встав на ноги, не мог вложить в них достаточной силы, и они лишь кололи раскрашенную под цвет камня шкуру врага.

Земляной дракон уже почти добрался до трещины, когда Кара с трудом поднялась на колени и начала петь заклинание. Последняя долгая нота звенела все громче и громче, пока камни под лапами твари не начали рассыпаться, превращаясь в мелкую гальку. Дракон забарахтался на зыбкой поверхности, потеряв твердую опору под ногами. Заклинание, по-видимому, отняло у Кары последние силы, и она вновь повалилась на пол пещеры.

Однако ей все же удалось задержать дракона на некоторое время, и Рэрун успел закончить собственное заклинание. По пещере пронесся сильный порыв ветра, и карлик почувствовал вдруг, что связан с землей крепкими узами, почти сросся с ней. Вместе с этим ощущением прихлынула бодрящая волна живительной силы, напрочь смывшая слабость.

Рэрун издал боевой клич, привлекая к себе внимание дракона, и кинулся в атаку. Больше всего он боялся, что чудовище доведет задуманное до конца и сбросит Дорна в бездну, а уж потом развернется навстречу Рэруну. Будь он на месте твари, он сделал бы именно так. Но, может быть, безумие лишило земляного здравого смысла, по крайней мер, отчасти, потому что дракон обернулся. Дорн все еще висел на клыках его пасти.

Рэрун уклонился от двух ударов когтями, причем второй из них принял на клинок и едва не отсек дракону коготь. Потоком хлынула кровь. Это, конечно, тоже было неплохо, но карлику надо было добраться до жизненно важных органов дракона, а не только до его лап. Он попятился, а когда змей кинулся было за ним, мгновенно вновь прыгнул вперед. В результате этого маневра он приблизился к чудовищу и нанес удар, вложив все силы, стараясь рассечь чешую, ребра и добраться до сердца и легких.

Он ударил трижды, прежде чем земляной упал, и Рэруну пришлось отскочить, чтобы не оказаться раздавленным. Карлик угодил ногами в гальку, созданную заклинанием Кары, и завяз в ней. Земляной дракон пытался снова подняться, но у него, похоже, не хватало на это сил. Змей словно сам удивился своей слабости, и, пока он не собрался с силами, Рэрун сделал выпад и вонзил ледоруб в основание шеи существа. Тварь забилась в агонии.

Рэрун оглянулся, проверяя, как там дела у Шатулио. В первый момент он увидел лишь пещерного дракона, который кружил, выискивая своего противника. Потом медный вылетел из-за массивного сталактита в нескольких ярдах впереди. Узкотелый подземный дракон изрыгнул струю едкого мутного пара. Он угодил прямо в цель, и та взорвалась целым роем хихикающих, пукающих эльфов.

В тот же самый миг Рэрун заметил настоящего Шатулио. Тот не летел, а крался по потолку пещеры, ловко, словно паук. Медный, отвлекший внимание врага иллюзией, смог теперь поразить врага собственным дымным дыханием. К изумлению Рэруна, чешуя темного дракона от этого не начала обугливаться и пузыриться, но, когда тонкотелый обернулся к противнику, охотник понял, что атака Шатулио, тем не менее, принесла плоды. Пещерный дракон двигался медленнее, чем прежде.

24
{"b":"2409","o":1}