ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дарвин презрительно усмехнулся:

– Синилла мертва, и чего теперь стоят ваши клятвы?

– Никто не может дать стопроцентной гарантии, что ваша работа будет лишена всякого риска, – ответил Тэган, – не могу и я. Я лишь утверждаю, что близок к тому, чтобы установить предателя.

– Каким образом?

– С помощью магии авариэлей, – бросил Тэган. – Тайной магии неба.

Если бы кто-нибудь другой приписал такую магию его ведущему отшельническую жизнь народу, обитающему, подобно варварам, в непроходимых лесных дебрях, он лишь рассмеялся бы. Хотя, подумалось маэстро, именно родное племя научило его магии «песни клинка», а это далеко не примитивная вещь. У людей уж точно нет ничего подобного.

В любом случае Дарвин и его спутники, к счастью, не поняли, что его притязания на таинственные и непостижимые магические способности не более, чем блеф.

Бэримель беззвучно зарыдала, по ее щекам покатились слезы.

– Я просто хотела что-то сделать. Мне это было необходимо. Синилла моя сестра. Я была с ней там. Я должна была найти способ спасти ее. Но…

– Понимаю, – проронил Тэган. – Я тоже был там, и мы отомстим за нее. Но не бросаясь на первого встречного. Не ставя под угрозу дело Кары. Это означало бы, что наш враг победил.

– Я согласна с вами, – еле слышно шепнула Бэримель, чуть склонив голову.

– И я тоже, – произнесла Жаннафа.

– Если родня Синиллы говорит, что надо отступить, я уважаю их волю, – проворчала Уордансер.

Тэган приподнял бровь и обратился к Рваному Плащу и Дарвину.

– А вы двое.

– В данный момент, – заявил Рваный Плащ, – я слишком слаб.

– Держись, – обратился Дарвин к своему таинственному коллеге, – я думаю…

Не дав спутнику договорить, Рваный Плащ исчез. Мясистое лицо Дарвина налилось краской от такой неучтивости, а может, от досады, что планы его сорвались. Он резко развернулся и зашагал прочь.

Тэган не успокоился, пока Бэримель, Жаннафа и Уордансер не удалились вслед за Дарвином. Лишь тогда он позволил себе расслабиться.

– В какой-то момент я уж решил, что, все это закончится дракой прямо посреди улицы.

– Я бы с ними, справился, – заявил Дживекс.

– Восхищен твоим воинственным пылом, – улыбнулся Тэган, – но наша цель состояла совсем в другом. Победили бы мы или проиграли, это все равно было бы плохо. Думаю, что остальные тоже с этим согласятся. Считается, что маги хитры.

– Совершенно верно, – подтвердил Рилитар, – слишком хитры, чтобы кто-нибудь вздумал нас дурачить или угрожать нам. Поэтому, когда такое случается, это достаточно страшно, чтобы мы потеряли головы и поддались панике. Мы должны разоблачить агента Саммастера поскорее, друзья мой. Иначе тем или иным способом нашему исследованию придет конец.

– Я знаю, – ответил Тэган.

– Может быть, все же пойдем и постучимся в двери торговцев? – предложил маг.

Тэган пожал плечами:

– Я вполне уверен, что это бессмысленно. Если интуиция меня не обманывает, абишаи просто воспользовались башнями и двором зентов без их ведома. Но я думаю, лучше для виду проверить дом.

* * *

Уилл оказался ближе к зеленым драконам, чем любой из огров. Если они не сожрали его первым, так только потому, что он был намного меньше всех остальных. Хафлинг бросился на землю, чтобы стать еще менее заметным.

Великаны, наоборот, выли и вопили. Некоторые бежали обратно. Остальные метали копья и швыряли в драконов камни или же лезли на рожон, размахивая дубинами и кремневыми топорами.

В итоге зеленые пренебрегли Уиллом, чтобы заняться ограми. И все же он был в опасности. Огромная чешуйчатая лапа, сотрясая землю, опустилась в каком-нибудь ярде от того места, где он лежал, свернувшись калачиком. Наступи она на него, он был бы расплющен всмятку.

«Кара, – подумал хафлинг, – за это я заслужил награду. Если мы еще когда-нибудь увидимся, придется тебе пошарить в кошельке с драгоценностями».

Едва драконы промчались мимо, он вскочил и побежал, стараясь держаться у них в тылу. Впрочем, это не слишком-то ему удавалось. Змеи то и дело разворачивались, прыгали и нападали на огров, бывших, казалось, вне досягаемости. Мгновенно сокращая дистанцию, зеленые хватали великанов зубами, разрывая их на части, или били когтями так, что во все стороны летели клочья окровавленного мяса и осколки раздробленных костей.

Один из драконов развернулся и уставился прямо на Уилла. Что ж, подумал хафлинг, я все же считаю, что идея была хорошая, даже если она и не сработала. Проклиная свою беспомощную раненую руку, он неловко заложил в пращу камень для одного-единственного последнего и наверняка бесполезного броска.

Но прежде чем он успел метнуть камень, огр швырнул топор, ударивший дракона по морде чуть пониже глаза. Зеленый зарычал и развернулся, чтобы броситься на обидчика. Уилл помчался дальше, к самому большому храму.

Не все огры покинули лагерь, чтобы погнаться за Уиллом по склону холма. Кое-кто из оставшихся поспешил принять участие в схватке. Остальные начали отступать под защиту каменной громады.

Большинство не добралось даже до широкой лестницы, ведущей к главному входу. Крылатая тень пронеслась над землей, и струя едкого пара обрушилась сверху. Огры шатались и падали, их бородавчатые шкуры обуглились и пошли волдырями. В безумной неразберихе бойни на склоне Уилл даже не заметил, что один из зеленых поднялся в воздух. Дракон использовал свое смертоносное дыхание, и результаты были поистине ужасны. Зеленый опустился на землю, раздавив еще несколько жертв своей огромной тушей, и начал добивать и рвать на куски оставшихся в живых.

Кинувшись в обход, к южной стороне храма, Уилл проскочил в один из боковых входов. Его, словно бичом, подхлестывало желание бежать дальше, скрыться глубоко под землей, там, куда драконы не смогут пробраться. И все же он заставил себя спрятаться за колонной и дождаться, когда путь будет свободен.

Мгновением позже из подвала выскочили Ягот и трое его воинов. Уилл предполагал, что кто-нибудь из дозорных побежит сообщить шаману и его прихвостням о происходящей наверху битве. Так и случилось.

Теперь бегите туда, деритесь и умирайте, подумал хафлинг. Ягот взревел: "Вапрак!"– и повел своих приближенных в бой.

Уилл спустился в туннель и стал ощупью пробираться в темноте, пока слабость и головокружение вновь не захлестнули его. Он пытался удержать сознание, но все-таки лишился чувств.

Когда он пришел в себя, ему пришлось несколько секунд вспоминать, где он находится и почему. Даже теперь он чувствовал такую слабость и тошноту, что боялся заплутать, боялся, что не сможет точно вспомнить план подземелья.

Хотя это и противоречило инстинктам вора, он решил подать голос. Почему бы и нет? Если под землей остались какие-нибудь огры, он в любом случае, скорее всего, считай, покойник.

– Павел! – крикнул он. – Павел!

Голос его прозвучал едва слышным карканьем, и казалось очевидным, что никто, будь то человек или огр, его не услышит.

Но спустя мгновение из темноты эхом долетел ответ:

– Уилл!

Хафлинг подавил вздох облегчения. Он предполагал, что Ягот оставит Павела в живых, но ведь это совсем не то же самое, что знать наверняка.

– Давай говори что-нибудь, шарлатан, – велел Уилл. – Это поможет мне отыскать твою никчемную задницу.

– Ладно, – отозвался Павел. – Ягот уверял меня, что ты умер, но я не верил. Я знал, что такого везения не бывает.

Пошатываясь от слабости, Уилл шел на звук голоса друга, пока во тьме не забрезжил свет, отражающийся на фигурах двух идолов, охраняющих вход в тайную библиотеку. Хафлинг ускорил шаг, перескакивая через тела огров, все еще валяющихся на полу. Огромные клинки, убившие их, звенели под его ногами. Уцелевшие великаны повыдергивали их из стен.

Источником света оказался пылающий вечным магическим холодно-зеленоватым пламенем факел, закрепленный в держателе на стене. Когда его свет упал на фигуру Павела, Уилл содрогнулся. Жрец, сидел на стуле перед столом, заваленным каменными табличками. Он выглядел измученным и полумертвым от голода. Глубокая рана и багрово-синий кровоподтек над бровью наверняка причиняли ему сильную боль. Но еще ужаснее было видеть его кривую ногу. Поганые огры сделали его калекой.

41
{"b":"2409","o":1}