ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потеря была просто катастрофой. И хотя Дорн знал, что в любом случае это рано или поздно все равно бы произошло, охотник не мог отделаться от мысли, что не будь он таким глупым, никчемным уродом, то нашел бы способ предотвратить несчастье.

В надежде хоть как-то облегчить душу, полуголем решил разыскать Кару, и сам удивился этому желанию. Он был не из тех, кто обращается за утешением, и всегда полагал, что лучше прятать свои душевные раны за внешней суровостью, чтобы другие люди не воспользовались его слабостью или не стали относиться к нему с еще большим презрением. Но сегодня он страстно желал найти хоть какое-то успокоение в обществе певчей драконихи.

Впрочем, судя по песне, Кара нуждалась в утешении еще больше, чем он. Лязгая железной ногой по полу, Дорн торопливо зашагал через пещеры с архивами, пока горестная песнь не привела его к драконихе.

Кара расцарапала себе щеки, и слезы из аметистовых глаз катились по свежим красным бороздкам. Она стояла у длинного стола, заваленного пахнущими плесенью книгами и скрученными, побуревшими от времени и сырости листами пергамента. В воздухе плавали клубы пыли.

– Что случилось? – спросил Дорн.

Кара оборвала песню и всхлипнула.

– Да нет, ничего, – ответила она звонким ломким голосом. – Я нашла то знание, которое вынес Саммастер из этих библиотек.

– Но… это же здорово, разве нет? – пытался понять ее настроение Дорн.

– Ты так думаешь? Учитывая, сколько храбрых монахов погибло, чтобы дать мне для этого время?

В груди охотника шевельнулось раздражение.

– Скажи прямо, в чем дело. Ты не можешь прочесть эти проклятые книги? Здесь другой шифр?

– И это тоже, – ответила она. – Тексты содержат нужные сведения, но излажены они не впрямую. Авторы записывали заклинания, ритуалы и основополагающие принципы магии в виде циклов непонятных символических аллегорий. Чтобы извлечь из всего этого реальные заклинания, понадобились бы месяцы. Все это означает, что найденные сведения бесполезны, – продолжала она. – Потому что месяцев у нас в запасе нет. Будет большой удачей, если мы продержимся еще дней десять.

– Значит, мы должны вынести отсюда книги, – сказал Дорн, – и доставить их в Фентию. Это реально. Путь через пещеры свободен.

Кара рассмеялась:

– О, но в этом-то вся соль. – Она указала на одну из книг. – Раскрой обложку.

Дорн заколебался. Он не был приучен обращаться с книгами, а эти все явно старые и хрупкие. Он взялся за полоску шелушащейся кожи пальцами человеческой руки и осторожно приподнял ее.

Но, видимо, недостаточно осторожно. Обложка развалилась.

– И все они в таком же ужасном состоянии, – сказала Кара. Она взяла и легонько встряхнула пергамент. Лист исчез, обратившись в облачко пыли. – Ты бы посмеялся, если бы увидел, как медленно и осторожно я двигалась, чтобы просто перенести их с полок на этот стол. Они не выдержат путешествия через всю страну, а значит, они бесполезны.

Кара подняла руку, намереваясь хлопнуть по книгам и свиткам ладонью.

Дорн прыгнул к ней, перехватил запястье железной рукой и оттащил Кару от стол.

– Ты что, с ума сошла?

Она расхохоталась:

– Конечно, сошла. Безумие пожирает мой разум. Если бы не оно, может, я нашла бы это знание раньше или быстрее разобралась бы в нем. Ну а теперь получается, что Шатулио и все эти храбрые люди погибли зря, ведь тому, что от меня осталось, не хватает ума довести дело до конца. Я подвела тебя, мой народ, весь мир!

– Хватит! – рявкнул Дорн. – Ты еще никого не подвела и не подведешь. Так что кончай жалеть себя, берись за дело и решай эту головоломку.

– Это невозможно.

– Ничего не хочу слышать. Делай. Рэрун, монахи и я выиграем для тебя столько времени, сколько сможем. Мы все умрем, все до последнего человека, если потребуется. А ты просто делай свое дело. – Он попытался смягчить тон. – Я знаю, ты сможешь. Ты самая умная, самая мудрая из всех, кого я встречал. Я каждый день изумляюсь, сколько ты всего знаешь и понимаешь.

– Хорошо, любовь моя. Я попытаюсь, – вздохнула Кара.

* * *

Было решено, что целесообразнее вынести тело Истребителя Драконов на темный, освещаемый светом факелов двор, чем тащить такое огромное создание, как Бримстоун, в замок. Король, который, казалось, просто спит, лежал на ложе, закутанный в одеяла, а вокруг, оберегая его, толпилось изрядное количество слуг. Все рыцари и солдаты были полностью снаряжены для битвы. Павел, в новой бригандине и с новым же круглым щитом, любезно предоставленным ему из королевского арсенала, сказал, что некоторым из них может понадобиться оружие. Но он и так знал, что солдаты короля принесут его в любом случае, из страха перед драконом-вампиром.

Кристина, сидящая на походном переносном троне, кивнула одному из паладинов, и тот, с лицом, превратившимся в неподвижную маску от едва сдерживаемого отвращения, предъявил тряпичную куклу на суд Бримстоуна. Стоя между драконом и Уиллом, Павел, по короне и бороде понял, что кукла должна изображать короля.

– Да, – сказал Бримстоун своим свистящим шепотом, – я был прав.

Сейчас, окруженный людьми, он казался ребенком среди своих игрушек.

– Саммастер и его помощники используют фетиши вроде этого, чтобы разлучить душу жертвы с телом и заточить ее в Стране Теней.

Коренастый Мор Куленов скептически взглянул на дракона.

– Не слишком ли сложный способ расправиться с врагом? – спросил маг. – Почему бы просто не убить его?

– Некоторые люди, чаще всего паладины, невосприимчивы к магии смерти, – пояснил Бримстоун. В ответ на недоверие мага его темно-красные глаза сверкнули чуть ярче, а дыхание чуть сильнее запахло пожарищем. – Но считанные единицы могут противостоять этому заклинанию.

– Кроме того, – добавил Целедон Кирней, надевший в дополнение к своему поясу с карманами легкую кожаную кирасу и нацепивший короткий меч, – если бы Культ Дракона убил короля, мы могли бы короновать кого-то другого. Новый правитель, возможно, тоже сумел бы сплотить баронов под своим знаменем. А просто выведя его величество из строя, изменники могли быть уверены, что страну охватит хаос.

– В данном случае не имеет значения, – заметила королева, – почему наши враги выбрали именно это оружие. Важно, сумеем ли мы исцелить нанесенную им рану.

– Надеюсь, что да, – ответил Бримстоун. – Теперь, когда вы разрешили мне находиться рядом с вашим супругом, я могу воспользоваться этой близостью, и куклой тоже, чтобы перенестись самому и переместить несколько спутников в сумрачный мир. Мы должны оказаться вблизи того места, где заточен его дух. Но освободить его будет нелегко. Придется бороться со стражей.

– Что за стража? – поинтересовался Дригор Берск. Мускулистый, покрытый шрамами жрец явился в полной броне и с боевым молотом на длинной рукоятке.

– Драконы, живущие в Тени, – бросил Бримстоун. – Саммастер заключил с ними договор.

– Значит, – заговорил Бреллан Старав, также в доспехах и при большом прямоугольном щите с изображением золотой чаши, – ты хочешь затащить лучших военачальников Дамары в преисподнюю и там рисковать их жизнями, заставив сражаться с драконами. Вампир, если это обман…

– Знаю, – огрызнулся Бримстоун, сверкая красными глазами. – Я об этом пожалею. Как долго вы, напыщенные глупцы, собираетесь медлить, твердя одну и ту же угрозу снова и снова?

– Клянусь Брандобарисом, – растягивая слова, процедил Уилл, – и мне это начинает надоедать.

Уилл тоже обновил экипировку. Оружейник даже снабдил его запасом камней для пращи.

– Мы собираемся сделать то, что советует Бримстоун, – сказала Кристина, – потому что я верю, в его плане заключается наша единственная реальная надежда. Господин дракон, сколько человек могут сопровождать вас в этом походе?

– Дюжина, – ответил Бримстоун, – из них двое – господин Шемов и мастер Тернстон.

Целедон нахмурился.

– Перед вами весь цвет дамаранского рыцарства.

– А рядом со мной – два опытных охотника на драконов, – парировал Бримстоун. – Они пойдут. Остается лишь отобрать остальных.

53
{"b":"2409","o":1}