ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вампир начал рычать слова заклинания. Его противник забил крыльями и кинулся на Бримстоуна, но промахнулся, словно дыхание дымного дракона ослепило его.

Павел сообразил, что если один дракон – обитатель Тени был готов к атаке, то и второй наверняка тоже, потому что они, конечно же, собирались действовать заодно. Он поспешил осмотреться по сторонам.

И, тем не менее, едва не проворонил дракона, который уже вскинул голову и раздувал горло, готовясь пустить в ход дыхательное оружие. Дракон из Тени, хоть и был огромен, казался каким-то туманным, почти призрачным, и это делало его практически невидимым в темноте.

– Он тут! – крикнул Павел, указывая жезлом. – Берегитесь!

Его товарищи кинулись врассыпную. И все же, когда змей выдохнул, Мор Куленов и еще пять рыцарей оказались на пути ширящейся, колеблющейся тени. Маг вскрикнул и упал. Воины зашатались.

Дракон с невероятным проворством кинулся к людям. Он явно намеревался прикончить их, пока они не пришли в себя и рядом не было никого, чтобы преградить ему путь.

Но Уилл раскрутил пращу, и, несмотря на призрачную расплывчатость врага, камень, очевидно, угодил в уязвимое место. Дракон остановился. Это дало Павелу время наколдовать летучую светящуюся дубинку и обрушить ее на голову чудища. Начертив в воздухе знак, Целедон направил в дракона огненную вспышку.

И все-таки Павел не смог бы сказать, насколько тяжело ранена тварь. Из-за расплывчатости облика существа судить об этом было так же трудно, как и прицеливаться. Но, похоже, дракону действия махов пришлись не по вкусу, поскольку вместо того, чтобы броситься вперед и получить новую порцию ударов, он замер на месте.

Павел понял, что либо змей творит заклинание, либо вызывает к жизни какие-то внутренние силы. Он молил богов, чтобы удар его заколдованной дубинки помешал дракону сосредоточиться, но в следующий миг та промахнулась и пролетела мимо окутанного сумраком существа. Уиллу повезло больше. Павел слышал, как камень, выпущенный из пращи, звонко ударился о драконью шкуру. Но такой удар вряд ли мог помешать змею исполнить свое намерение.

Тьма вокруг одновременно сгустилась и словно начала расползаться на клочья, закружившиеся над полем боя, словно их подхватил порыв ветра. Стало трудно разглядеть что-либо. И тут у почти ослепленного Павела до тошноты закружилась голова.

Пока он пытался справиться с головокружением, дракон прошипел заклинание. Мышцы и внутренности жреца свело судорогой, и он пошатнулся. Он беззвучно воззвал к Летандеру, и слабость прошла, но теперь жрец почувствовал, как по его лицу струится кровь. Магия не просто вывела его из строя. Она ранила его.

Рядом, в кружащейся, мечущейся темноте, едва различимые, люди стояли на коленях или лежали на земле. Их рвало. Они еще не стряхнули с себя слабость, а значит, были беспомощны.

Дракон из Тени бросился вперед.

Целедон встретил его с треском взорвавшейся огненной вспышкой. Взмахнув боевым топором, Дригор воззвал к богу, проливающему слезы, и перед драконом возник заслон из вращающихся клинков. Змей прорвался сквозь него. Как и прежде, хаотично мечущийся мрак и расплывчатые, неверные очертания дракона не позволяли Павелу определить, причинила ли магия ему какой-либо вред. В любом случае заклинания не остановили существо, и через мгновение оно приблизилось настолько, что могло пустить в ход зубы и когти. Павел обрушил жезл на ребра твари. Он был уверен, что попадет точно в цель, но тьма обманула его, и он промахнулся. Дракон развернулся, и Павел отскочил назад, едва избежав удара когтями.

Он продолжал отступать и уворачиваться, следя за головой и передними лапами змея, пока дракон не отвернулся, чтобы броситься на другого врага. Тогда Павел прыгнул вперед, замахнулся, ударил… и дракон исчез. Жрец понял, что атаковал иллюзию. Змей создал призрачные изображения себя самого – еще один способ обмануть своих врагов.

В следующий миг темное дыхание обволокло Павела, и силы покинули его. Ноги жреца подкосились, и он повалился на землю. Колдун не ощущал боли, но им овладело странное тошнотворное чувство, словно из него высосали жизнь.

Дракон бросился к поверженным людям. Фантомы скользили рядом с ним. Павел попытался подняться, но понял, что не успеет.

Дригор и Иган кинулись на противника с флангов. Удар молота жреца Ильматера всего лишь уничтожил одну из иллюзий. А вот меч молодого рыцаря, по всей видимости, глубоко вошел в чешуйчатый бок настоящего дракона. Уилл проскользнул под тушей змея и вонзил меч в его брюхо. Похожее на привидение существо заметалось, пытаясь растоптать врагов или достать их когтями.

Павел, хоть его еще и шатало от слабости, должен был помочь товарищам. Он заставил себя подняться, сжал в руке амулет солнца, чтобы начать заклинание, и в этот момент понял, что больше не помнит ни единого слова. В дополнение ко всему, дыхание дракона лишило его части магических способностей.

Мысленно воззвав к Утреннему Владыке, он кинулся вперед. Ударил жезлом и промахнулся. Где-то в кружащемся рваном сумраке Целедон выкрикнул слова силы. Огненные стрелы пронзили тьму, устремляясь ко всем целям сразу. Все ложные образы дракона сгорели мгновенно.

Ободрясь, Павел ударил еще раз и промазал снова. Змей повернулся, и жрец Летандера бросился на землю, чтобы удар хвоста не размозжил ему череп. Он сразу же должен был откатиться в сторону, чтобы не оказаться раздавленным. Земля содрогнулась от удара огромной лапы.

Стал ли дракон двигаться хоть чуть-чуть медленнее? Похоже, что нет, и Павел постарался подавить кольнувший его страх. Он вскочил и попытался прочесть другую молитву.

Слава Летандеру, это заклинание сохранилось в его голове. Нахлынувшая теплота успокоила разум, изгнала боль и усталость из тела. Теперь он отчетливее видел призрачного дракона. Очертания его больше не менялись и не колебались так сильно, как прежде.

Павел подскочил к дракону, ударил жезлом и наконец-то попал в цель. Хрустнула чешуя. Иган рубанул мечом по шее змея, брызнула кровь. Уилл, вновь нырнул под брюхо твари и нанес еще одну рану. Дракон плюхнулся животом на землю, намереваясь раздавить хафлинга, но в тот самый миг, когда он уже коснулся брюхом песка, Уилл успел откатиться в сторону.

Дракон попытался подняться, но не сумел. Иган снова ударил его по шее. Создание завизжало, забилось в конвульсиях, едва не задев Павела, потом затихло.

Обычно в такие моменты жрец солнца чувствовал одно и то же: ошеломленный, он все еще не мог поверить в то, что такая махина, остановить которую казалось немыслимым, наконец-то умирает от ран. Он все еще пытался убедить себя, что это правда, когда раздался чей-то предостерегающий крик.

В небе все еще бушевало сражение. Павел глянул вверх и увидел змееподобное тело с разодранным, искалеченным крылом, стремительно падающее прямо на них с Уиллом. Туша выглядела вполне материальной, не призрачной, и, значит, это был Бримстоун, а не его противник.

Уилл нырнул куда-то в сторону. Ему, с его невероятной ловкостью, может, и удастся ускользнуть. Павел понимал, что у него нет ни единого шанса на спасение.

Тело Бримстоуна заслонило собой мертвое черное небо. Потом, за секунду до того, как удариться оземь, оно растаяло, обратилось в дым. Пахнущий серой туман вперемешку с горячими угольями окутал человека, который иначе был бы раздавлен.

Превращение Бримстоуна сделало видимым второго призрачного дракона, гнавшегося за ним, будто сокол за голубем. Когда вампир обратился в дым, его преследователь немедленно переключился на людей, стоящих внизу. Горло его зашевелилось, он готовился выпустить струю ядовитой, губительной тени.

Распростертый на земле человек поднялся на колени. Не тратя времени на то, чтобы встать на ноги, приземистый Мастер Куленов, видимо немного пришедший в себя, пробормотал заклинание. Одновременно с последним словом он хлестнул по воздуху плетью, – одной из магических штучек, припрятанных в складках просторного одеяния.

Призрачный дракон завизжал и вразнобой захлопал крыльями. Он неуклюже выровнялся, вышел из пике, заложил вираж и отвернул в сторону. Павелу показалось, что змей оцепенел, но только на один миг. Потом он нацелился на человека с плетью и понесся на мага. Нервы Куленова не выдержали. Он завопил и кинулся бежать.

55
{"b":"2409","o":1}