ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В то же мгновение облачко дыма, в которое обратился Бримстоун, сгустилось и начало твердеть. Крыло дракона-вампира было по-прежнему порвано, но уже не так сильно, как прежде. Он присел и, подпрыгнув, взмыл в воздух.

Призрачный дракон опустился слишком низко, и все его внимание было обращено на Куленова. В противном случае Бримстоуну, с его поврежденным крылом, едва ли удалось бы перехватить его. Но он сделал это и вонзил зубы и когтя в тело врага.

Сцепившись, не в состоянии летать, они рухнули на землю и принялись кататься взад-вперед. Наконец челюсти Бримстоуна впились в горло призрачного дракона.

Тот бешено бился несколько секунд, едва не сбросив вампира, но потом затих. Даже после того, как он перестал шевелиться, Бримстоун продолжал держать в зубах его шею, жадно, с причмокиванием, высасывая кровь. Под действием чужой жизненной силы срослось разорванное крыло и затянулись остальные раны.

Павел отвернулся, одновременно испытывая облегчение и неприязнь. Он взглянул на остальных членов экспедиции и ужаснулся. Пятеро их товарищей были мертвы, и еще четверо ранены. Собираясь помочь одному из них, он сделал шаг, но слабость внезапно обрушилась на него. Он покачнулся, упал бы, если бы Дригор не поддержал его под руку.

– Ты получил изрядную порцию дыхания призрачного дракона, верно? – спросил могучий жрец Ильматера.

– Да, – обессилено кивнул Павел.

– Когда вернемся во дворец, – сказал Дригор, – я смогу привести тебя в порядок. А до тех пор просто держись. – Он обратился к уцелевшим воинам, – Если кто-нибудь хочет использовать исцеляющую или какую-либо другую магию, поторопитесь. Надо убираться отсюда.

Сверкая глазами, Бримстоун поднял окровавленную морду от тела своей жертвы.

– Ты прав. Схватка наделала слишком много шума. Другие призрачные драконы наверняка уже на подходе.

Минуту спустя они уже были в пути, петляя среди каменных столбов. Для Павела эта безумная гонка стала жесточайшим испытанием мужества. Он задыхался, голова кружилась, и вечная ночь Страны Теней казалась еще темнее, чем прежде.

– Не можем ли мы бежать еще быстрее? – спросил Целедон, шагающий во главе колонны.

– Нет, – рыкнул Бримстоун. – Мне нужно время, чтобы выбирать верный путь. – Они обогнули еще одну скалу. – Смотрите!

Прищурившись, Павел смог различить лишь относительно невысокую гору. На ее вершине выстроились в круг вертикально поставленные камни. В центре круга виднелось редчайшее из всех явлений в этом царстве тьмы, тусклая светящаяся точка.

– Это то самое место, – сказал Бримстоун. – Пошли.

Павел чувствовал, что ему понадобится все его мужество, чтобы одолеть подъем. Уилл, карабкавшийся рядом с ним, посматривал на друга с тревогой.

– Выдержишь? – спросил хафлинг.

Павел кивнул. Для того чтобы совсем успокоить Уилла, нужно было бы ответить какой-нибудь колкостью, но жрец берег дыхание.

Свет, который они заметили издалека, покачивался в воздухе между расставленных по кругу менгиров. Это и была душа Истребителя Драконов, мерцающая, полупрозрачная и безучастная. Ее словно бы погрузили в глубокий сон, подобно телу короля, пребывающему в мире живых. Павел знал, что по справедливости душа великого паладина должна бы сиять гораздо ярче. Но окружающие переплетающиеся крест-накрест тени удерживали ее в ловушке и приглушали свет.

Иган сдвинул брови и кинулся к черной паутине, словно надеялся разорвать ее голыми руками.

– Не прикасайся к ней, – рявкнул Бримстоун, – если не хочешь, чтобы рука сгнила. Я открою это.

Дракон прошипел слова силы. Магия застонала в воздухе, из ран на лице Павела снова заструилась кровь. Мрачная темница на миг потускнела, а затем тени снова сгустились.

– Я думал, ты знаешь, как это делается, – заметил Уилл.

– Да, знаю, – огрызнулся Бримстоун.

Он повторил заклинание снова, но не добился большего, чем в первый раз.

– Я могу разрушить это, – сказал Мор Куленов.

Высоко подняв посох, он нараспев произнес заклинание. Налетевший ветер с воем трепал одежды воинов. Гора сотрясалась и стонала. Но черная сеть вновь устояла.

Уилл разглядывал небо.

– Драконы, – бросил он. – Быстро приближаются.

Он потянул пращу из поясной сумки.

– Сейчас или никогда, – резко обернулся к Бримстоуну Целедон.

– Мое заклинание должно было сработать, – ответил вампир. – Но если Саммастер лично заколдовал фетиш…

– Свет, – хрипло выдавил Павел. – Свет разгоняет тьму. Кто-нибудь, сделайте огненную вспышку в тот момент, когда Бримстоун произнесет заклинание.

– Я попробую, – вызвался Дригор и сотворил такой яркий огонь, что Павел зажмурился. И все же призрачная тюрьма осталась цела.

– Драконы уже вот-вот подлетят настолько близко, что смогут пустить в ход свою собственную магию, – сообщил Уилл. – Держу пари, что уж она-то сработает.

– Попробуем еще раз, – сказал Павел, поднимая свой амулет, символ солнца, – только на этот раз свет призову я.

– Друг мой, ты тяжело ранен, – покачал головой Дригор, – и я разбираюсь в этих вещах лучше тебя. Если уж не получилось, когда я…

– Твой огонь, – резко ответил Павел, – это не свет Летандера. – Он сверкнул глазами на Бримстоуна. – Твое заклинание длиннее моего. Начинай.

Дракон начал произносить слова силы. Павел пытался определить, когда вступать со своей молитвой. Это оказалось сложнее, чем можно было ожидать. Он чувствовал себя таким слабым и бестолковым.

И все же они с Бримстоуном закончили заклинания точно в одно и то же время, и луч красно-золотого света, вырвавшийся из амулета, ударил в сплетение теней. Соединившись с силой, высвобожденной заклинанием вампира, он испепелил нити тьмы. Сияние души Истребителя Драконов вспыхнуло перед ними во всем своем величии, а затем призрачная фигура исчезла.

– Может, и нам пора домой? – поинтересовался Уилл. – И желательно поскорее.

Бримстоун начал новое заклинание. Полдюжины драконов спикировали на них с высоты, изрыгая тени из разинутых пастей.

Но они не добрались до своих жертв. Темный мир закружился, исчез, и Павел с товарищами снова очутились посреди залитого светом факелов двора. Кристина и слуги вскрикнули при их внезапном появлении.

Павел повернулся к королевскому ложу. Разочарование и печаль разом пронзили его сердце, ибо король выглядел точно так же, как прежде.

Но тут глаза Истребителя Драконов открылись, и он резко вскочил.

– Копья!..– вскричал он и в замешательстве огляделся.

* * *

Целедон пробормотал заклинание и нарисовал в воздухе каббалистический символ. В трех футах над полом возникла большая светящаяся объемная карта Дамары. Маленькие неподвижные фигурки гоблинов, великанов, конных рыцарей, копьеносцев и лучников застыли на ней, точно шахматные фигуры на доске.

– Мы не располагаем полными сведениями о местонахождении врага, – начал худощавый начальник разведки. – Но, как вы можете видеть, разведчики сообщают, что ваасанские орды рассеялись, чтобы заняться грабежом. И все же большинство остается в герцогствах Брандиар и Карматан, в нескольких днях перехода друг от друга. Им несложно будет объединиться, и я думаю, что именно это они вскоре и сделают, чтобы напасть на Гелиогабалус.

Павел вместе с самыми известными военачальниками и придворными Дамары тянул шею и ерзал, чтобы получше рассмотреть карту. Жрец все еще ощущал некоторую слабость после того, как дракон дохнул на него тенью, но стараниями Дригора уже чувствовал себя гораздо лучше. Он удивился, когда они с Уиллом и Бримстоуном получили приглашение на военный совет. Ведь присутствие дракона-вампира означало, что собираться придется во дворе и ночью. Но, по всей видимости, король считал, что раз уж они сыграли такую заметную роль в его спасении, то это их долг.

Подобно Павелу, Истребитель Драконов все еще пытался избавиться от последствий сурового испытания. Магия жрецов Ильматера поддерживала жизнь в теле короля, пока душа его отсутствовала, но она не могла полностью компенсировать отсутствие воды, пищи и движения. Сейчас король стоял, опираясь на трость с позолоченной ручкой. Павел молил богов, чтобы силы побыстрее возвратились к Истребителю Драконов. Скоро они ему понадобятся.

56
{"b":"2409","o":1}