ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не стремлюсь на твое место, – возразил Тамаранд. – Оно мне не нужно.

– Ты лжешь, – сказал золотой. – Но я прощаю тебя. Я понимаю, что ты не в себе. Но не будем больше говорить об этом.

– Я должен. Если ты не отречешься, я вызову тебя на поединок за трон драконов.

Ларет оскалил огромные белые клыки:

– Ни один золотой до сих пор еще не позволял себе такой дерзости.

– И все же закон это позволяет. Ты, как хранитель наших традиций, должен знать об этом лучше, чем кто бы то ни было.

– Что ж, отлично! – вскричал Ларет, изрыгая пламя. – Да будет так! Я принимаю твой вызов и убью тебя!

– Посмотрим, – ответил Тамаранд. – Давай разбудим Нексуса и Хаварлана. По правилам нужны свидетели.

Нексус оказался еще одним огромным золотым. Узкие глаза и необычайно пышная «борода» из мясистых выростов придавали ему проницательный вид. Гибкое тело Хаварлана, Зубца – или начальника – боевого братства серебряных, именуемого Когтями Справедливости, сплошь покрывали шрамы, хорошо различимые на его серебряной шкуре.

Узнав, что случилось, оба дракона были потрясены.

– Ваше великолепие, – обратился к ним Нексус, – лорд Тамаранд, я прошу вас одуматься. Наверняка мы сумеем найти лучший способ разрешить это несогласие.

– Поздно, – ответил Ларет.

– Друзья мои… – начал Хаварлан.

– Слишком поздно! – рыкнул Король Справедливости.

Дорн незаметно придвинулся к Каре.

– Действительно поздно? – шепнул он. – Теперь, когда Ларет отвлекся, ты не можешь «полечить» его, хочет он того или нет?

– Нет, – вздохнула она. – Саммастер, наверное, смог бы, но мое понимание заклинания, владение им – недостаточно. Чтобы успешно применить его, мне нужно согласие того, на кого оно направлено.

– Тогда надо помочь Тамаранду. Их силы неравны.

– И этого мы сделать не можем. Как бы мы ни старались действовать тайно, Нексус, скорее всего, заметит, а ведь предполагается, что это поединок. Если мы вмешаемся, чтобы повлиять на его исход, все остальные немедленно ополчатся против нас. Даже Тамаранд, пожалуй, постарается в этом поучаствовать.

Дорна охватил гнев бессилия.

– Значит, все, что нам остается, – наблюдать, даже если наши жизни висят на волоске?

– Боюсь, что так.

Ларет и Тамаранд разошлись по разные стороны площадки и, захлопав сверкающими золотыми крыльями, взлетели на скальные выступы. Нексус помедлил, словно давая им последнюю возможность примириться, потом послал в небо струю сине-желтого пламени. Дуэлянты взлетели.

Каждый из драконов быстро набирал высоту, стараясь оказаться выше соперника, и оба поспешно произносили слова силы. Ларет закончил заклинание первым. Вокруг Тамаранда возник овал красно-пурпурного огня или же какого-то магического пламени, который как бы засасывал золотого дракона в воронку, похожую на огромный разинутый дьявольский рот.

Младший из драконов пронзительно вскрикнул от боли, испортив заклинание. Он сложил крылья и начал пикировать вниз, спеша как можно скорее убраться подальше от повисшего в воздухе магического поля.

В результате Ларет получил преимущество в высоте. Он поднялся еще немного и выкрикнул второе заклинание. Тамаранд забился в судорогах и закувыркался на лету. Дорн, стоящий далеко внизу, не видел, как именно магия поразила бывшего помощника короля, но понял, что ему досталось.

И все же Тамаранд пересилил боль и нанес ответный удар.

Ослепительный свет вспыхнул перед самой мордой Ларета. Да такой до боли яркий, что с места, откуда следил за битвой Дорн, казалось, будто само солнце вдруг прилетело сюда по небу. Охотник даже зажмурился и отвернулся.

Когда Дорн снова открыл глаза, то сквозь плывущие перед глазами черные точки увидел, как Ларет крутит шеей туда-сюда, в поисках противника. Ослепила ли его вспышка? Дорн подозревал, что не совсем, но Тамаранд уже сманеврировал так, чтобы пурпурно-красное облачко оказалось между ними.

Оно не было непроницаемо плотным, но в какой-то мере заслоняло золотого лорда и в сочетании с ослепительной вспышкой не давало старшему дракону точно определить местонахождение врага.

Но Тамаранд не стал атаковать. Вместо этого он произнес оборонительное заклинание. Его гибкое сверкающее тело то появлялось на мгновение, то снова исчезало из поля зрения.

Тем временем Ларет сумел-таки отыскать противника, прорычал заклинание, и в воздухе возникли призрачные злобные лица. Король взмахнул передней лапой, и черная стрела с зазубренным наконечником устремилась сквозь огненное облако прямо к Тамаранду.

Тот попытался увернуться, подняв одно крыло и опустив другое, но опоздал. К счастью, он исчез за долю секунды до того, как стрела тьмы готова была поразить его, и появился снова, едва она пролетела мимо. Ларет взревел от ярости.

Два дракона, продолжая маневрировать, снова начали произносить заклинания. Ларет явно хотел подобраться к Тамаранду поближе, чтобы воспользоваться преимуществом в размерах и силе. Но, видимо, он не мог приближаться к светящемуся овальному облаку, хотя сам его и создал. Соответственно младший золотой изо всех сил старался сделать так, чтобы волшебная преграда продолжала находиться между ними.

Тамаранд закончил заклинание. Тень Ларета оторвалась от каменистой неровной земли, начала расти, сделалась такой огромной, что по сравнению с ней гигантский дракон, отбрасывающий ее, стал казаться карликом, и, невероятно вытянувшись, дотронулась до своего хозяина когтями.

На взгляд Дорна, это было ужасно, но Ларет, казалось, не обратил на атаку бывшего помощника особого внимания, противопоставив тени всего лишь силу собственной воли, и вполне успешно. Титанический фантом отправился в небытие за миг до того, как успел схватить Ларета, и снова сделался обычной тенью, мечущейся по склонам гор.

Ларет выкрикнул последние слова заклинания, исчез из виду и через мгновение появился по другую сторону магического поля, прямо над своим соперником. Сложив крылья, выставив когти, он падал сквозь то место, где только что находился Тамаранд.

Заклинание пульсации снова спасло младшего золотого. Но, на взгляд Дорна, это была неверная тактика. Рано или поздно Ларет сумеет достать его, выберет нужный момент и сокрушит врага.

Но сейчас Тамаранд получил преимущество в высоте. То появляясь, то исчезая, взмахивая сверкающими на солнце кожистыми крыльями, он забирался все выше, увеличивая расстояние между собой и противником. Ларет выправился, развернулся и кинулся в погоню.

Тамаранд вытянул шею в сторону врага и зашипел. Этот звук оказался очередным заклинанием. Хотя Дорн и не был мишенью, магия заставила его ощутить головокружение, пошатнуться и попятиться. Наверное, предполагалось, что заклинание должно было усыпить Ларета, но не подействовало на него вовсе.

– Нет, – простонала Кара. – Нет, нет, нет.

– Что такое? – спросил Дорн.

– Заклинание тени призвано, просто напугать противника, – объяснила бард, – а шипящее усыпляет разум. Тамаранд пытается победить, не причиняя Ларету настоящего вреда.

– Он что, тоже спятил? Король сильнее. Тамаранд не может себе позволить пощадить его.

– Знаю.

Ларет выплюнул огненную струю. Тамаранд вильнул в сторону. Пламя обрушилось на него в момент видимости, а значит, уязвимости, но задело лишь краешком, опалив кончик крыла. К несчастью, однако, спасительный маневр стоил ему ранее отвоеванного преимущества в высоте. Его соперник, более сильный физически, быстро сравнялся с ним.

Оба золотых начали новые заклинания. Магическая сила, скопившаяся вокруг них в воздухе и искажающая пространство, расходилась по небу кругами, словно рябь по воде от брошенного камня. От пронзительного воя у Дорна заныли зубы.

Тамаранд выпалил слова силы первым. Ларет поперхнулся на полуслове и умолк.

– Ради всех когда-либо звучавших песен! – воскликнула Кара.

– Что?

– Тамаранд лишил Ларета голоса, а значит, возможности произносить заклинания. Наверное, мы были слишком пессимистичны. Если Тамаранд сможет держаться подальше от короля, он, в конце концов, сумеет победить.

62
{"b":"2409","o":1}