ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Агент Саммастера заставил служить себе и Тэгана, и Дживекса. Мастер фехтования быстро кивнул на Рилитара. Дживекс, без устали порхавший под потолком, растопырив когти, кинулся на эльфа, горло его раздулось от дезориентирующего, насылающего эйфорию газа. Тэган выхватил волшебный меч, который дал ему маг, и кинулся на помощь дракону, чтобы уничтожить своего дарителя. В то же время он продолжал шептать свое заклинание.

Дживекс выдохнул искрящееся облачко пара. Рилитар отскочил и прикрыл нос и рот воротником рубахи. Это явно помогло, потому что он продолжал произносить заклинание, декламируя сложные рифмы как можно громче. Без сомнения, он надеялся предупредить коллег, что происходит нечто неладное, и, наверное, ему это удалось. Но от изумления они застыли, и пользы от них не было никакой.

Дживекс нацелился когтями Рилитару прямо в глаза. Маг, дернулся в сторону, и пролетевший мимо дракон лишь порвал ему щеку. Однако к этому моменту уже подоспел Тэган. Он прыгнул вперед, взмахнув крыльями, чтобы прыжок получился длиннее, и сделал выпад.

Рилитар отскочил назад, извернулся, и удар маэстро пришелся ему по руке. Тэган выдернул меч и приготовился повторить выпад. Оба противника все еще выговаривали слова заклинаний. Магия завывала в воздухе вокруг них.

Острие клинка Тэгана вошло в грудь Рилитара. Эльф потерял равновесие и не смог увернуться снова.

Но внезапно руки, обтянутые тонкими перчатками ухватили авариэля за запястье и остановили оружие. От прикосновения все тело Тэгана содрогнулось в приступе магической боли, но не могло помешать ему бормотать слова силы. Он повернул голову. Его держал Рваный Плащ. Даже теперь, когда они были в дюйме друг от друга, Тэган не мог разглядеть ни намека на черты, укрытые под низко надвинутым капюшоном мага.

Он выдернул руку из пальцев Рваного Плаща и ударил загадочного колдуна в челюсть (предположительно) навершием рукояти меча. Послышался звук хрустнувшей кости. Рваный Плащ пошатнулся и осел на пол.

Тэган вновь развернулся к Рилитару. Интуиция подсказывала ему, что эльф представляет наибольшую угрозу для его задачи, и он собирался прикончить его первым. Описав в воздухе круг, выставив когти, Дживекс пошел на второй заход.

Но прежде чем один из них успел нанести удар, Рилитар выкрикнул последние слова своего заклинания. Он резко взмахнул руками, и сила хлынула от его тела, словно невидимая, но осязаемая волна. Тэган зашатался. Дживекс затрепыхался на лету.

Это, однако, оказалось лишь побочным действием заклинания. Истинной его целью было очищать разум от одержимости. Магия сработала. Тэган снова был самим собой, исполненный благодарности за освобождение и страстного желания поквитаться с негодяем, сделавшим его своим рабом.

Когда психические оковы пали, часть его памяти исчезла, ибо так было запланировано его врагом. Мерзавец старался предусмотреть все возможные случайности. Нагромоздить одну предосторожность на другую. Но он не сумел достаточно подделать его память. Тэган все же знал, против кого обратить меч.

Он крутанулся вокруг своей оси, отыскивая врага, и вдруг, к своему ужасу, понял, что, хотя заклинание Рилитара и освободило Дживекса, дракон не сумел разгадать то, что понял он сам. В результате крошечный змей несся через весь зал на низенького, толстого, одетого в белое Дарвина Кордейона.

– Нет! – вскричал Тэган. Он распростер крылья, подпрыгнул и полетел вслед за товарищем. – Дарвин не предатель! Ты атакуешь не того!

На миг ему показалось, что Дживекс слишком разъярен, чтобы услышать друга. Потом, однако, малыш отвернул в сторону, за секунду до того, как вцепиться в мага когтями. То и дело спотыкаясь, Дарвин пятился назад, глаза его расширились от ужаса. Тэган развернулся на лету в поисках настоящего врага и, к своему ужасу, увидел, что из-за необходимости спасать Дарвина слишком долго медлил. Фоуркину Одноглазому хватило времени, чтобы произнести заклинание.

Широкоплечий маг с повязкой на глазу и блестящими, зачесанными назад волосами вскинул руку. Сорвавшаяся с его пальцев искра понеслась через зал прямиком в толпу собравшихся магов, туда, где стоял Вингдавалак и валялась большая часть записей, книг и документов.

С оглушительным хлопком светящаяся точка превратилась в сферическую огненную вспышку. Пламя не задело Тэгана, но ударная волна подняла его в воздух и швырнула о стену. Он рухнул на пол.

Не позволяя боли лишить его сил, Тэган с трудом поднялся на ноги. В дальнем конце комнаты несколько магов и даже Вингдавалак неподвижно лежали на полу. Тэган молил богов, чтобы они были просто оглушены, а не мертвы. Другие маги падали и катались по полу, в тщетных попытках сбить огонь с пылающих одежд. Шипящие языки пламени плясали на книгах и бумагах. Старый Огненные Пальцы, похоже, уцелевший и, очевидно, нечувствительный к обжигающему жару, от которого мастер фехтования содрогался даже на расстоянии, стоял посреди бушующего пожара и произносил заклинание.

Трепеща платиновыми крылышками, вниз спикировал Дживекс. Змей завис как раз напротив глаз Тэгана.

– Им не спастись от пожара, – сказал дракон.

– Но, может быть, Огненные Пальцы сумеет погасить пламя, как в тот раз, – ответил Тэган, – если мы не дадим Фоуркину натворить еще больше бед.

Авариэль огляделся, заметил мага-изменника и полетел к нему. В тот же миг он поймал взгляд единственного глаза Фоуркина.

Горькая печаль шевельнулась в душе Тэгана, заглушая гнев и решимость, заставляя на секунду усомниться в избранной цели. Сначала это чувство, хоть и весьма сильное, было размытым, не связанным с конкретной мыслью или воспоминанием. Потом ему вспомнились мать, отец, другие сородичи и друзья, которых он оставил там, в Эртвуде. Он даже не попрощался с ними, покидая клан. Авариэль боялся, что будет слишком тяжело, боялся, что они смогут отговорить его. Но как его бессердечие должно было их обидеть!

«Эти чувства не настоящие, – одернул себя маэстро. – Фоуркин играет с моим рассудком». Тэган боролся с печалью и сожалением, отказывался признать их, и секунду спустя ему удалось взять себя в руки. Эмоции все еще давили на его душу, словно тяжкие цепи, но, по крайней мере, больше не парализовали волю.

Он вновь поискал взглядом Фоуркина и увидел, как один из длинных рабочих столов потянулся, словно животное, разминающее мышцы. Гибкий, как змея, стол поднялся на две ножки, разбросав книги и клочки пергамента, горой громоздившиеся на нем. Ожившая мебель явно намеревалась обрушиться на мага. Очевидно, Дживекс заколдовал его с помощью своих сверхъестественных способностей. Дракон завис в воздухе, уставившись на стол, наверное, управляя его действиями силой воли.

К несчастью, Фоуркин тоже воспользовался магией и исчез. Оживший стол обрушился лишь на пустое место. Дживекс недовольно зашипел.

Возможно, магия Фоуркина перенесла его за тысячу миль отсюда. Но Тэган полагал, что это не так. Теперь, когда он разоблачил прислужника Саммастера, время тайных убийств и терпеливых ожиданий прошло. Если Фоуркин хотел наверняка положить конец работе магов, он должен довести дело до конца. А если так, то он наверняка затаился прямо около башни, готовый убить каждого, кто появится из ее дверей.

Печаль с новой силой вспыхнула в душе Тэгана, заволакивая глаза слезами, комком застревая в горле.

Авариэль зарычал, отгоняя навеянное магией чувство.

– Иди сюда! – позвал он.

Когда Дживекс подлетел к нему, маэстро пробормотал слова силы и взмахнул лакричным корнем. Мышцы его вздулись, а дракон заворчал, когда магия потекла сквозь них обоих, делая их реакцию более быстрой.

– Держись за меня, – продолжал Тэган.

Он протянул руку, и Дживекс уцепился за нее передними лапами. Авариэль немного напрягся под его тяжестью и выпалил второе заклинание.

Мир как будто моргнул, словно глаз, – и они уже были высоко над красно-желтой башней Огненных Пальцев. После жара и дыма внутри башни воздух показался спутникам прохладным и чистым. Взмахивая крыльями, Тэган осматривал улицы и крыши, проплывающие внизу. Дживекс выпустил его руку и порхал туда-сюда, тоже вглядываясь в переулки.

67
{"b":"2409","o":1}