ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из книг Рилитара Тэган знал, что это значит. Фоуркин сделался таким же нематериальным, как, скажем, привидение. Теперь большая часть ударов была не способна причинить ему вреда, само же существо по-прежнему могло использовать дыхательное оружие, а этот экземпляр, весьма вероятно, еще и некоторые из своих заклинаний.

Тэган представления не имел, как они с Дживексом смогут справиться с таким противником. Его неуверенность снова открыла лазейку отчаянию, насланному на него Фоуркином. Авариэлю ужасно захотелось убежать. Но он устоял, выкрикнул боевой клич и вонзил меч между ребер дракона.

К своему изумлению, он ощутил сопротивление, когда меч глубоко вошел в тело Фоуркина, и змей взревел от боли. Очевидно, благодаря заклинаниям, наложенным на сталь, эльфийский клинок обладал способностью поражать солнечного дракона даже в призрачной форме.

Тэган пролетел вдоль тела дракона, нанося удар за ударом. Солнечный извернулся, повел рогатой головой на гибкой змеиной шее и выплюнул еще один сгусток сверкающего света. Маэстро попытался увернуться, но сияющий поток зацепил-таки край его крыла.

Авариэль вскрикнул и, теряя сознание от жгучей боли, забарахтался в воздухе. К тому моменту, как он пришел в себя, Фоуркин уже развернулся, чтобы обрушить на него всю мощь своего оружия. Изменник, вновь обретший материальное тело, стоял на четырех задних ногах, а четыре передние готовы были хватать и рвать на куски. Когти дракона, пылающие тем же смертоносным светом, что и его дыхание, сверкали даже ярче, чем остальное тело.

Тэгану оставалось только уворачиваться и ожидать подходящего момента, чтобы благополучно ускользнуть. Один удар огромных сияющих когтей отразил повисший в воздухе невидимый щит, который авариэль наколдовал мгновением раньше. От второго удара он уклонился и, замахав крыльями, подлетел вверх. Третий удар маэстро пропустил под собой, ухитрившись даже отсечь один из пальцев Фоуркина, прежде чем тот отдернул лапу.

Полученное ранение, казалось, заставило дракона заколебаться, а Тэгану придало уверенности в победе. Маэстро продолжил подъем и слишком поздно сообразил, что именно этого хотел от него Фоуркин. Мастер фехтования так старался избежать сверкающих когтей, что на миг перестал следить за драконьими клыками, и Фоуркин сделал выпад, словно змея, разинув зубастые челюсти.

Тэган с ужасом осознал, что не успевает уйти от удара. Однако Дживекс пронесся мимо него прямиком в пасть чудовища, мимо рядов огромных острых зубов и глубже, в глотку. Фоуркин, без сомнения ошарашенный столь безрассудным поведением своего мелкого сородича, дрогнул, и атака его сорвалась. Но огромный змей захлопнул рот, и малыш оказался в западне.

Тэгана охватило нелепое желание закричать, предостеречь Дживекса от этого уже совершенного им геройства. Он был уверен, что друг его обречен. Все, что нужно теперь сделать Фоуркину, дабы уничтожить оказавшееся у него во рту маленькое существо, – плюнуть огнем. Дживекс, которому некуда деться, просто исчезнет в пламени.

В отчаянии Тэган рубанул мечом по шее Фоуркина. И тут пасть солнечного дракона широко, распахнулась и на волю, трепеща серебристыми крылышками, весь в брызгах крови вылетел Дживекс. Видимо, дыхательное оружие солнечного дракона еще не восстановилось, и малыш в полной мере воспользовался представившимся временем, терзая мягкие ткани во рту Фоуркина когтями и зубами. Это причиняло солнечному дракону такую боль, что он не смог ее больше терпеть.

Тэган снова полоснул солнечного по шее и развернулся, чтобы перелететь к боку противника. Но тот неожиданно взмахнул крыльями и отлетел от преследователей, приземлившись в десяти ярдах дальше по улице. Фоуркин пристально уставился на них горящими глазами, воздух вокруг Тэгана и Дживекса потемнел и загудел от полчища саранчи.

Появление насекомых привело авариэля в ярость. Ему казалось чудовищно несправедливым, что хазми может насылать эту мерзость, даже сидя внутри своего хозяина. Мастер фехтования замахал крыльями, отчаянно пытаясь добраться до Фоуркина прежде, чем насекомые материализуются полностью.

Саранча ударила его по лбу. Другая уселась на запястье и поползла по руке. Но тут голос Рилитара выкрикнул слова силы, и все насекомые разом исчезли. Тэган мельком оглянулся и увидел эльфийского мага, стоящего посреди улицы. Одежды Рилитара обгорели, лицо было измазано в крови и покрыто ожогами после пожара в башне Огненных Пальцев. Но он твердо сжимал в простертой руке жезл, увенчанный топазом.

Тэган устремился к Фоуркину. Дживекс, мчащийся рядом с ним, наполнил воздух дюжинами иллюзорных образов крылатых, ярко разодетых пикси, потрясающих миниатюрными копьями.

Как бы стремительно они ни летели, магия Рилитара оказалась быстрее. Пять разноцветных светящихся сфер пронеслись мимо друзей и взорвались, ударившись о тело Фоуркина. Красная разлилась морем огня, другая, желтая, рассыпалась потрескивающими молниями, а зеленая выплеснула едкую кислоту. Синяя сфера сковала часть чешуи солнечного дракона коркой льда, а серебристая испустила оглушительный свист, и звук этот разрубил чешую дракона, словно топором.

Тэган и Дживекс пролетели мимо головы Фоуркина и помчались вдоль его туловища. Авариэль колол и рубил мечом, Дживекс вновь наколдовал золотую пыль, но та осыпалась, даже не коснувшись головы чудовища. Однако иллюзорные пикси облепили его морду, кололи его копьями и мешали видеть, пожалуй, не менее эффективно, чем это сделал бы волшебный порошок. Пока Фоуркин мотал головой из стороны в сторону, тщетно пытаясь отделаться от этих фантомов, крошка дракон наколдовал пронзительный вой, от которого у Тэгана свело челюсти. Крылатый эльф решил, что Дживекс поместил источник магического звука прямо в ухо Фоуркина, где тот и звучал теперь, мучительно, оглушающе и неотвратимо.

Ударившись о грудь солнечного дракона, взорвались очередные светящиеся сферы. Тэган вонзил меч в спину чудовища. Огромный сверкающий дракон изогнулся, стараясь ударить его крылом, но авариэль сам взмахнул крыльями, отлетел в сторону и нанес изменнику еще один удар.

Фоуркин дернулся от боли, и Тэган подумал было, что они близки к победе над чудовищем. Но тут солнечный дракон проревел одно-единственное слово.

В ответ весь мир загудел, словно Тэган стал воробьем, залетевшим в огромный церковный колокол. Ощущение не причинило боли, но этот вибрирующий гул лишал его сил и воли, и самосознание его начало затухать, точно мерцающее пламя гаснущей свечи. Крылья больше не слушались авариэля, и он полетел вниз, ударился о бок солнечного дракона и скатился по нему, тяжело ударившись о землю. Дживекс шлепнулся где-то неподалеку.

Едва не раздавив Тэгана, Фоуркин развернулся лицом к поверженным врагам. Авариэль ощутил тусклое, унылое подобие страха. Он знал, что должен вскочить и сражаться, но воплотить эту мысль в действие не мог.

Фоуркин прорычал заклинание. Полчища пикси исчезли, и вой резко оборвался. Солнечный дракон вскинул голову, готовясь, дохнуть огнем. Тэган попытался встать на ноги, но сумел лишь подняться на колени.

Переместившись по воздуху силой магии, между ним и Дживексом возник Рилитар. Эльф наклонился, протянул руки, пытаясь дотянуться до обоих, но они лежали слишком далеко друг от друга. Маг схватил Тэгана за руку, подтащил его поближе к малышу-дракону и ухитрился достать до кончика платинового крыла Дживекса. В то же мгновение Фоуркин изверг струю ослепительного света.

Тэган содрогнулся, но боли не было. Он увидел, что лежит в узком переулке, по обе стороны которого нависли дома. Рилитар успел вовремя перенести его и Дживекса. Силы быстро возвращались к авариэлю, он поднял голову, чтобы поблагодарить мага, и задохнулся от ужаса.

Дыхание Фоуркина, хоть и не задело ни его, ни Дживекса, угодило в согнувшегося над ними спасителя. В результате казалось, что Рилитар не столько обгорел, сколько подвергся вивисекции, будто пыточных дел мастер местами содрал с него кожу и срезал куски мяса, изображая какой-то затейливый узор. Некоторые раны казались поверхностными, но были и очень глубокие.

71
{"b":"2409","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дитя подвала
На грани возможностей
Темная Башня
Невеста по обмену
Менеджер трансформации. Полное практическое руководство по диагностике и развитию компаний
Время изоляции, 1951–2000 гг. (сборник)
Давай начнем с развода!
Любовь убитой Снегурочки
Алмаз лорда Гамильтона