ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скорчившись, маг лежал на земле ничком.

– Рилитар! – вскричал Тэган.

– Не беспокойся… обо мне, – выдавил эльф. – Убей Фоуркина.

Тэган понимал, что маг прав. Кто-то должен покончить с изменником, или он погубит все дело Кары.

Он обернулся к Дживексу:

– Ты можешь лететь?

– Смотри, – ответил дракон.

Он подпрыгнул в воздух, замахал крыльями и полетел вдоль по переулку.

– Погоди, – остановил его Тэган. – Фоуркин не представляет, куда мы исчезли. Возможно, он не знает также, что ранил Рилитара. Мы этим воспользуемся. – Он оглядел плоские крыши домов, – Я пойду в обход, вот тут. Дай мне немного времени, потом сделай иллюзию – мы трое, выбегающие из переулка на улицу. Если повезет, она отвлечет внимание Фоуркина, и я подберусь к мерзавцу сзади.

– Начали, – кивнув, отозвался Дживекс.

Тэган поднялся в воздух, тяжело взмахивая раненым крылом, и полетел, стараясь прятаться за лавками и домами, а когда ему приходилось пересекать разделяющие их открытые пространства, следил за вспышками, свидетельствующими о передвижениях солнечного дракона. Сначала Фоуркин, казалось, затаил дыхание и пытался отыскать исчезнувших врагов. Но довольно скоро он направился к башне Огненных Пальцев, очевидно намереваясь применить боевое заклинание или дохнуть огнем в открытую дверь.

Но не успел он достичь башни, как подобия Рилитара, Дживекса и Тэгана выскочили из переулка прямо ему навстречу. Эльф вскинул жезл. Дракон и авариэль понеслись на врага по воздуху. Фоуркин заколебался, уставился на иллюзию, потом презрительно фыркнул в знак того, что раскусил, как он думал, их уловку.

И тут настоящий Тэган налетел на него сзади и вонзил меч в основание шеи Фоуркина.

Солнечный дракон пронзительно закричал. Его змеиный хвост со сверкающим кончиком вяло зашлепал по земле. Четыре задние ноги подогнулись.

Опираясь на передние, он старался устоять, и, пока он пошатывался и спотыкался, Тэган повторил удар. Солнечный дракон мотнул головой, и авариэль увернулся. Теперь, когда не приходилось следить одновременно и за когтями, это было проще. Ноги были нужны Фоуркину, чтобы поддерживать на весу охромевшее тело.

Но, может быть, и не только, потому что солнечный дракон взмахнул кожистыми крыльями и присел на четырех еще здоровых лапах, готовясь подпрыгнуть в воздух. Не успел он этого сделать, как земля под его ногами заколыхалась, приобрела коричневый оттенок и, судя по всему, сделалась топкой хуже зыбучего песка. Ноги Фоуркина не могли найти опору в этой трясине, и их мгновенно засосало.

В тот же миг рваные пряди темноты намотались на крылья дракона, приглушив их сияние. При их прикосновении крылья лишились силы.

Тэган рискнул оглянуться, чтобы узнать, кто еще из магов выскочил из башни, стремясь принять участие в битве. Выяснилось, что их было трое: Рваный Плащ, Жаннафа Золотой Щит и Бэримель Даннаф. Маленькие прелестные шаловливые сестрички были в ярости. Они жаждали отомстить за убитую сестру.

Фоуркин повернул голову и начал произносить магические слова. Стараясь помешать ему, Тэган снова вонзил меч в шею солнечного дракона. Дживекс пронесся по воздуху и полоснул чудовище по глазу. Фоуркин сбился, испортив заклинание. Тэган налег на меч, потом высвободил клинок, и из раны струей ударила кровь.

Внезапно Фоуркин исчез. Тэган ткнул клинком в пустоту, на случай, если предатель просто сделался невидимым, но оружие пронзило лишь воздух.

Авариэль закричал от ярости. Враг ускользнул от него в самом конце.

– Нет. Я запрещаю, – послышался требовательный голос Рваного Плаща.

И Фоуркин снова оказался перед Тэганом, так же внезапно, как исчез.

Его появление оказалось полной неожиданностью, но рефлексы фехтовальщика продолжали служить маэстро, даже когда разум бывал сбит с толку. Авариэль снова атаковал дракона, нанеся ему ужасную рану.

Голова Фоуркина повалилась в топкую грязь. Все еще ожидая, что дракон сейчас вновь встрепенется, Тэган осторожно реял в воздухе прямо над змеем. Но тот лишь все глубже погружался в трясину. Наконец желтое сияние его чешуи померкло.

– Мне не очень нравится, – заявил Рваный Плащ своим бесстрастным тенором, – когда люди творят всякие гадости и пытаются свалить вину на меня.

Взмахнув крыльями, Тэган кинулся обратно в переулок, где остался Рилитар. Следом за ним помчался Дживекс.

* * *

Дорн посылал стрелу за стрелой. Кара, продолжая петь, устремилась навстречу Малазан. Это казалось самоубийством. Матерая красная была в два раза больше певчей. Но на взгляд Дорна, Кара поступила правильно. За прошедшие месяцы он достаточно хорошо узнал ее возможности, чтобы понимать, что она почти истощила свой магический запас. Малазан наверняка нет. А значит, попытайся Кара держаться на расстоянии, цветная просто обрушивала бы на нее заклинание за заклинанием до тех пор, пока певчая оказалась бы не в силах отвечать ей тем же. А если Кара сократит дистанцию, то ей, возможно, удастся использовать дыхательное оружие.

У этой стратегии, однако, имелся один недостаток: Кара тоже оказывалась уязвимой для дыхания Малазан. Могло случиться даже, что красная с сочащейся кровью чешуей схватит певчую дракониху когтями и утащит вниз, пользуясь превосходством в силе. Дорну оставалось только надеяться, что Кара, будучи меньше по размеру, окажется более ловкой. Или что его собственное присутствие каким-то образом даст ей решающее преимущество, каким бы невероятным ни казался такой поворот событий. Он послал в небо еще одну стрелу. Она попала в цель, но отскочила от чешуи Малазан.

Красная проревела заклинание. Желудок Дорна перевернулся. На мгновение холодный горный воздух сделался горячим.

Кара вскрикнула и прижала крылья к телу, словно их свело неожиданной судорогой. Они начали падать. Малазан устремилась следом, намереваясь перехватить их на полпути, выставив когти, чтобы схватить и разорвать в клочья.

– Сражайся! – закричал Дорн, посылая очередную стрелу.

Наконечник вонзился Малазан в грудь, но она, одержимая жаждой убийства, этого даже не заметила.

Распростертые, покрытые кровью крылья красной драконихи заслонили все небо. Дорн снова спустил тетиву и потянулся за следующей стрелой. Малазан подлетела уже слишком близко, и полуголем не был уверен, что у него хватит времени для последнего выстрела.

И вдруг, в последний момент, Кара вновь запела и взмахнула крыльями. При этом она завалилась набок, и Малазан пронеслась мимо. Кара выдохнула ей вслед сверкающее облако. Красная дракониха задергалась и завизжала, когда в нее с треском ударили молнии, таившиеся в этом облачке.

Удачный ход, хотя вряд ли решающий. Малазан замахала крыльями, стремясь вновь поравняться с ними, и плюнула огнем.

Кара ударила крыльями и убралась подальше от языка пламени. Очередное заклинание из ее тающих запасов, вплетенное в мелодию песни, окутало Малазан облаком отвратительного зеленоватого дыма, но без видимого результата.

Кара и Малазан кружились в небе, и Дорн, как бы внимательно он ни следил за красной, тем не менее, поглядывал краем глаза и за ходом всей воздушной битвы в целом. После нескольких использований дыхательного оружия драконам требовалось все больше времени для восстановления сил. Поэтому ли, или потому, что такая тактика казалась более безопасной против раненого, уставшего или меньшего по размерам противника, значительная часть драконов теперь пустила в ход зубы и когти. Красный устремился вниз на золотого и, пролетая мимо, вспорол шкуру металлического когтями. Латунный попытался проделать то же самое с черным, но тот ухватил, его зубами за заднюю ногу и притянул к себе. Царапаясь и кусаясь, два сцепившихся дракона не могли лететь и устремились к земле, прежде чем разжать страшные объятия, оттолкнуться друг от друга и снова расправить крылья.

Дорн все еще не мог определить, кто побеждает.

Он послал стрелу в морду Малазан, но не попал в ее немигающий круглый желтый глаз. Красная отрывисто произнесла слова силы, и лук вылетел из его пальцев, словно его выхватила невидимая рука. Заклинание застигло его врасплох, и Дорн, хоть и вцепился в оружие, не сумел удержать его. Кувыркаясь, лук полетел вниз.

72
{"b":"2409","o":1}