ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И тут стало слышно, что Фервимдол бормочет какие-то слова.

Горстаг поднял голову и увидел: служитель Культа водит руками, рисуя в воздухе какую-то фигуру, как делают колдуны, произнося заклинание. Горстаг припомнил слова Оракула о том, что он учил Фервимдола магии. Горстаг бросился на толстяка, чтобы убить его прежде, чем тот закончит заклинание.

Но было уже поздно.

Как волна на поверхности моря, над полом взметнулось бледное свечение и понеслось на Горстага. Волна ударила его, словно гигантский кулак, отбросила назад и, прежде чем раствориться, с силой швырнула на пол под книжной полкой. На Горстага посыпались книги. Одна из них ударила его прямо по голове, и он выпустил из рук фолиант, который, раскрывшись, упал. Все страницы разлетелись.

Пока шок от полученного удара не парализовал его, Горстаг снова бросился на противника, как учил Тэган.

Фервимдол пробормотал сакральные слова и выставил вперед руку. Потрескивающие завитки белого света протянулись от его пальцев к шпаге Горстага. Магия раскалила ее, и Горстагу обожгло руку. Все тело его забилось в конвульсиях.

Прошло всего одно мгновение, но Фервимдол успел выхватить свою собственную шпагу. Он бросился вперед, целясь противнику в грудь. Горстагу удалось парировать удар, но он едва держался на ногах и не мог драться в полную силу. Ему требовалось время, чтобы собраться с силами. Он отскочил назад, схватил кресло и швырнул его в противника. В Фервимдола он не попал, но коротышке пришлось спасаться от удара, и это помешало ему атаковать.

Горстаг, переводя дух, встал в позицию, стараясь подавить охвативший его страх. Фервимдол не колдун, не настоящий колдун, говорил он себе, просто он вызубрил две-три формулы и не способен произнести новые, сила его уже почти иссякла. Да и фехтовальщик он никудышный. Горстаг сказал себе, что перед ним противник, который ему по зубам.

Только вот спина у шпиона невыносимо болела, и при каждом вдохе у него внутри что-то булькало. Как ни старался он держать шпагу ровно, клинок дрожал. Магия Фервимдола серьезно ослабила его способность сражаться.

Наверное, толстяк это понял. Может, потому он и был так уверен в себе и не попытался убежать или позвать на помощь. А может, просто кровь взыграла.

Как бы то ни было, Фервимдол явно ждал подходящего момента для новой атаки. Горстаг решил ему подыграть. Когда Фервимдол, сделав обманное движение вправо, сам метнулся влево, Горстаг сделал вид, что попался на эту грубую уловку, подставляя Фервимдолу бок.

Тот сделал выпад. Горстаг закружился, вращая шпагой, чтобы выбить оружие из рук врага, но вдруг снова забился в конвульсиях – наверное, действие магического свечения еще не закончилось. И Горстаг не смог отразить удар.

Шпага Фервимдола пронзила ему грудь. Ухмыляясь с видом победителя, заговорщик вытащил шпагу и поднял ее для новой атаки. Именно в этот момент Горстаг сделал отчаянный выпад и проткнул Фервимдола.

Тот в изумлении разинул рот и рухнул на пол. Горстаг вслед за толстяком упал на колени.

От резкого падения все перед ним закружилось, в глазах потемнело, и Горстаг понял, что вот-вот потеряет сознание. Изо всех сил борясь с головокружением, он попробовал привстать. Дело было плохо, боль усиливалась.

Но медлить он не мог. Нужно было спасаться. Он собрал листки фолианта, стараясь не залить их кровью. Это было не так-то просто – чертовы листки разлетелись по всей комнате.

Горстаг попытался вытащить шпагу из Фервимдола, но она прочно застряла. Упираясь ногой в тело, шпион ухватился обеими руками за эфес, и на этот раз ему удалось освободить клинок. Увы, на это ушло слишком много сил, и он выронил оружие из рук. Нельзя было оставлять шпагу здесь, и потому, преодолевая дрожь в непослушных руках, Горстаг все-таки сумел засунуть клинок в ножны.

Скрыть следы содеянного не представлялось возможным. Шпион понимал: организация найдет тело Фервимдола. Горстаг был слишком слаб, чтобы даже сдвинуть его с места. Но может, ему удастся скрыть похищение фолианта, хотя бы на время. Он задвинул ящик стола, взял «Том Дракона», оставив на полке демонстративно зияющую дыру. Если повезет, братья решат, что украден священный текст, и не будут проводить дальнейшее расследование.

Пора бежать. Но куда? Работодатель приказал никому не рассказывать о тайной миссии. У Культа повсюду были агенты, возможно, и в окружении королевы тоже. Арфисты держали свои дела в секрете. Но Горстаг знал: ему нужна помощь. Иначе ему никогда не выбраться из города живым.

Он улыбнулся, потому что ответ был очевиден. Маэстро Тэган поможет, если только ноги смогут унести Горстага отсюда.

Он кое-как спустился по лестнице, ведущей в дубильню. Пение внезапно оборвалось, и воцарилась тишина. По-видимому, кто-то ворвался в храм, а может быть, и обнаружил тело Фервимдола.

В Лирабаре зал был больше, чем школа фехтования. Это был своего рода светский клуб, где дуэлянты частенько засиживались после занятий, а маэстро председательствовал на пирушках. Для этого подходил только тот, кто воплощал в себе все, о чем мечтают молодые повесы города, кто разбирался не только в фехтовании, но также и в винах, азартных играх, моде, лошадях, соколиной охоте и любовных утехах. А кроме того, тот, чьи суждения красноречивы и остроумны. Иначе, как бы хорошо ни преподавал он искусство поединка, его академия вышла бы из моды и ученики бросили бы ее.

Поэтому Тэган Найтуинд был в центре внимания с утра до ночи. Но рано или поздно наступал момент, когда что-нибудь – шлюхи, пьяный спор или игра в снежки на заднем дворе – отвлекало внимание его обожателей, и они, соблазненные развлечениями, покидали учителя. Это была возможность уединиться в своем кабинете на верхнем этаже, где Тэгана ожидала другая работа.

Коркори Миндл уже был там, сидя за рабочим столом, сделанным специально для хафлингов. Сутулый и иссохший, Коркори был очень маленьким, даже по меркам своей крошечной расы, что не мешало ему, однако, напускать на себя начальственный вид в обществе служанок, поваров и проституток, служивших в заведении.

– Ты должен был уйти домой еще несколько часов назад, – сказал Тэган. – Твоя жена будет волноваться.

– Но вы же хотели просмотреть счета, – ответил Коркори.

– Я и сам мог бы в них разобраться. Коркори насмешливо присвистнул.

– Мог бы, ты это прекрасно знаешь, – усмехнулся Тэган. – Просто ты боишься, что, останься я наедине с бухгалтерскими книгами, я обнаружу, что ты присваиваешь мои денежки.

– Вы меня разоблачили.

Тэган подвинул к столу одно из сделанных для него по заказу кресел. Когда надо, он мог сидеть и в человеческих креслах, но предпочитал сделанные специально для его крылатой фигуры.

– Ладно, – сказал он, – давай взглянем на счета, и постарайся убраться отсюда до полуночи.

Огонь в камине, потрескивая, постепенно угасал, и в комнате становилось холодно, а авариэль, так называли крылатых эльфов, вместе с помощником внимательно, страница за страницей просматривали все записи в учетной книге. Как и любая другая сторона жизни города, деньги были таинственной вещью для Тэгана, впервые оказавшегося в мире людей. Он стремился узнать о них все, это было ему необходимо. Иначе его ждало возвращение к тягостной и унылой жизни его расы.

В конце концов разговор пошел по обычному руслу.

– Вот посмотрите, – сказал Коркори, – кормирское вино вдвое выросло в цене за последнее время.

– Ну и хорошо. Если другие маэстро слишком скупы, чтобы угощатьим, я буду выглядеть еще более щедрым.

– Полагаю, ваша щедрость оправдывает и постройку яхты.

– Конечно. Я не жалею денег, чтобы привлечь богатых жертвователей.

– Но сами-то вы небогаты. Зал приносит довольно много денег, но они все утекают сквозь пальцы – нужно же оплачивать ваши долги и все новые и новые сумасбродства…

– Ответь мне на вопрос: я останусь на плаву, если деньги вдруг перестанут приходить?

– Возможно, – нахмурился старый хафлинг, – но это будет катастрофа.

16
{"b":"2410","o":1}