ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скрытые в темноте
Мужчина из стали и бархата. Как научиться понимать свою женщину и стать идеальным мужем
Против всех
Безликий. Возрождение
Покорить Францию!
К дзену на шпильках. Как создать новую жизнь и дело мечты с нуля
Отбор попаданок для короля-дракона
Харизма. Искусство успешного общения. Язык телодвижений на работе
Праздник по обмену
Содержание  
A
A

Тэгану еще не приходилось драться с зомби, но он знал их возможности и слабости. Они были медлительными и неповоротливыми, но сильными, бесстрашными, и их было очень трудно убить. Лучше всего было держаться от них на расстоянии, подпуская их к себе по одному. И действовать шпагой так, чтобы лишить эти ходячиетрупы жизненной силы.

Тэган закружился, уклоняясь от ударов, нападая, отступая и вновь увиливая от атак, нанося удары и парируя удары противников. Тем временем он мысленно повторял один стих, свободной рукой рисуя в воздухе фигуры, соединяя искусство фехтования с магической силой заклинания. Так умел делать только певец клинка. В завершение заклинания он бросил на клинок щепотку толченой извести и угольной пыли. В небе что-то прогремело, волшебство сработало, и через секунду оружие вспыхнуло ярким белым светом.

Теперь дело пошло быстрее. Каждый удар клинка ранил зомби, и каждая нанесенная рана была смертельной. Тэган отделался от женского ходячего трупа с черным расплывшимся носом и челюстью, от широкоплечего скелета, размахивавшего боевым топором, и тощего старика с торчащими из чешуйчатой кожи кусками костей. Сбоку подкрадывался еще один зомби.

Тэган усмехнулся. Только дурак рискует жизнью ради наживы – то есть сам он в данный момент дурак, – но какое испытываешь удовольствие, когда одолеваешь противника, а еще лучше ~ целую шайку врагов. Сначала бой казался забавной игрой, но затем ситуация вновь переменилась.

Человек может и не заметить, но летающий воин всегда держит в поле зрения все, что происходит над и под ним, а не только впереди и сзади, даже если он сражается на земле. Уши Тэгана уловили звук хлопающих крыльев. Взглянув вверх, он увидел огромный, похожий на драконий силуэт – крылья размахом футов в пятьдесят, длинный хвост с кривым жалом на конце, а на спине – всадник. Чудище устремилось к Горстагу, который держал шпагу в дрожащих руках, пытаясь защититься.

Этому крылатому змею недоставало ума, колдовства и способности изрыгать огонь, чтобы считаться настоящим драконом. Но он был гораздо более страшным соперником, чем вся остальная шайка. Казалось странным, что он не обнаружил себя раньше. Но, скорее всего, главным был здесь наездник, и именно он послал вперед дюжину мелких сошек, чтобы попусту не рисковать самому. В любом случае, предполагая, что его приспешники не дадут вмешаться певцу клинка, он сам прискакал, чтобы покончить с человеком, которого собирался убить.

Тэган развернулся, взмахнул крыльями и взмыл в воздух. И получил удар мечом по ноге. Он взвыл от боли, полетел вперед и увидел, что не успеет ни преградить путь крылатому змею, ни улететь. Он выпалил магические слова и, в одно мгновение преодолев необходимое расстояние, оказался прямо на пути летевшего вниз дракона. Тэган вонзил шпагу в чешуйчатую грудь змея и попытался отлететь, чтобы тот его не сбил. Он опоздал, и змей врезался в него.

Столкновение оглушило Тэгана, и он кувырком полетел на заснеженную мостовую, думая, что сейчас разобьется. Ударившись о землю, он попытался снова взлететь. К счастью, крылья работали. Значит, кости остались целы. Авариэль взлетел, набрал высоту и посмотрел вниз.

Раненый змей сбился с курса и не смог схватить Горстага когтями, но это была единственная хорошая новость. Кровь хлестала из чешуйчатой груди, но змей все еще летел, а его хозяин по-прежнему сидел на нем верхом. Змей свернул в сторону Тэгана, хлопая крыльями и набирая высоту. Седок в черных одеждах, с накинутым на голову капюшоном, взмахнул жезлом, делая мистические пассы руками. Рукоятка дубинки была из черного дерева, шишка в форме черепа – из серебра.

Повторилось то же, что и с арбалетчиками. Пока всадник бормотал заклинания, Тэган не терял времени даром. Он решил вступить в бой с огромным двуногим чудовищем, чтобы поскорее уложить и змея, и его седока. Что есть силы взмахнув крыльями, выставив шпагу вперед наподобие копья, он устремился прямо на них.

Песнь клинка позволила ему произнести еще одно защитное заклинание. Через мгновение магические слова окружили Тэгана, разноцветными всполохами переливаясь в воздухе. Мираж, вызванный заклинанием, сбил противников с толку, им казалось, будто Тэган находится на один-два фута дальше, чем на самом деле. Это мешало змею разорвать его в клочья и препятствовало действию магии седока.

Когтистая, призрачная рука, отделившисьот тела всадника, стремительно понеслась к Тэгану. Тот, сменив курс, увернулся от удара. Рука уперлась в пустое пространство и испарилась.

Пока все шло хорошо, но везение не могло длиться вечно. Надо было подлететь к противнику на длину шпаги, а Тэган понимал, что, несмотря на скрывающий его мираж, это будет самоубийством. Он стал петлять в воздухе, заставляя гнавшегося за ним змея повторять свои движения. Драконообразные летали быстрее авариэлей, но сильно уступали им в маневренности.

Змей был совсем близко. Тэган сделал вираж и со всего разгону налетел на него, свободной рукой схватившись за чешуйчатую шкуру, чтобы зацепиться и повиснуть у змея под брюхом. Чудовищу было трудно изогнуться, чтобы достать Тэгана клыками или жалом. Всадник же вообще не мог дотянуться до непрошеного попутчика.

И все-таки положение было слишком опасным. Змей нацелил на Тэгана огромную когтистую лапу. Глаза с узкими зрачками горели яростью, дракон разевал огромную пасть и пытался поразить врага ядовитым жалом на кончике хвоста, а потом стал бить хвостом, пытаясь стряхнуть с себя авариэля. Тэган же старался удержаться, уворачиваясь от ударов и все глубже вонзая в змея шпагу.

Наконец дракон содрогнулся и стал падать, увлекая за собой Тэгана. Тот понял, что вот-вот разобьется вместе со змеем, и отцепился от чудовища, хлопая крыльями. Дракон, бившийся в агонии, задел Тэгана своим ядовитым жалом, и авариэль кувырком полетел вниз. Жало прошлось по перьям левого крыла, но не причинило вреда.

Теперь чудовище было далеко и не представляло опасности. Седок завопил, и Тэган возликовал, глядя на его искаженное ужасом лицо. Потом авариэль взглянул вниз и увидел людей и зомби, приближавшихся кГорстагу. Да когда же это кончится, подумалон и нырнул вниз.

К счастью, с жутким грохотом рухнув на землю, змей так напугал людей, что те застыли на месте. Зомби не обратили на это внимания, но они были гораздо медлительнее своих живых двойников. Поэтому Тэган приземлился как раз вовремя, чтобы отрезать Горстага от убийц. Он проткнул шпагой голову зомби, отразил нападение с другой стороны и нанес одному из противников сильный удар в солнечное сплетение. Другой зомби попытался нанести ему удар по голове тяжелой булавой, но Тэган нырнул вниз и с силой нанес ответный удар. Еще один ходячий труп был сражен.

Выжившие люди бросились прочь, оставив двух зомби прикрывать свое отступление. Тэган прикончил и их, огляделся и, убедившись, что опасности нет, склонился над Горстагом.

– Сейчас все будет хорошо, – сказал маэстро.

– Не думаю, – покачал головой Горстаг.

Тэган видел, что раны у его ученика нешуточные, и все-таки настаивал:

– Мы найдем жреца, который тебя заштопает.

– Нет времени. Просто послушайте, – прошептал Горстаг.

Он возился, пытаясь вытащить что-то из-под своего пропитанного кровью плаща, но был слишком слаб для такого усилия.

Эльф помог ему, и из складок плаща появилась книга с напечатанным на корешке странным знаком, в фолиант были вложены листы.

– Что это?

– Книга, – сказал Горстаг, – и заметки Оракула.

– Оракула?

Горстаг сдавленно рассмеялся.

– Вы правы, – сказал умирающий, – Я продолжаю называть его Оракулом даже после того, как нашел вот это. Я боюсь называть его настоящее имя даже мысленно. Но вы должны знать. Это Саммастер.

Тэган решил, что его ученик бредит. Саммастер – это злодей из старинных легенд. И даже если и жил такой человек, то сейчас он уже точно превратился в пыль.

– Не понимаю, – сказал маэстро. – Что, какой-то жулик решил назваться именем монстра?

18
{"b":"2410","o":1}