ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поняв, что охотники интересуются ею, Подмигивающая Мьюрин бросила на них злобный взгляд.

– Чего надо? – спросила она.

Как и предполагало прозвище, одно веко у Мьюрин было так низко опущено, что трудно было представить, как она вообще что-либо видит. Да и во всех отношениях она была весьма неприятной особой – тучная, с красными золотушными пятнами на одутловатом лице. Странно было, как в этом городе, полном храмов и церквей, она не нашла ни одного целителя, который мог бы ее излечить. Наверное, ей было просто лень искать.

Но несмотря на ее отталкивающую внешность, запах пота, распространяемый ею, и отсутствие манер, Павел обратился к ней с безукоризненной любезностью.

– Добрый день, девушка, или следует сказать «добрая женщина»? – произнес он. – Меня зовут Павел Шемов. Я служитель Летандера. Хафлинга зовут Уилимак Тернстон. Насколько мы знаем, вы сдавали внаем комнату молодому человеку по имени Горстаг Хелдер.

– Вы перепутали.

Священник захлопал глазами, не зная, что ответить. Уилл решил, что она хитрит. Он извлек из сумочки, висевшей у него на поясе, золотой и со звоном бросил его на стойку.

Мьюрин уставилась на монету, затаив дыхание, как будто очень хотела схватить ее, но не решалась. И тут Уилл понял, что она боится.

Павел тоже догадался об этом.

– Не беспокойтесь: что бы вы нам ни сказали, кроме нас, об этом никто не узнает, – заверил он ее.

– Ты священник рассвета? – спросила она, подозрительно и в то же время вызывающе разглядывая его, как обычно смотрят полупьяные люди. – А где же твои одеяния?

– Износились, – сказал он. – Я очень много путешествовал, и мне пришлось заменить их тем, что я смог достать.

– А что вам за дело до Горстага?

– Это длинная история, но поверьте, мы приехали в Лирабар, чтобы помочь ему. Она расхохоталась:

– Тогда вы опоздали.

Уилл раздраженно сжал губы. Он подозревал, что шпион уже мертв, но все же надеялся, что это не так.

– Что с ним случилось? – спросил хафлинг.

Поколебавшись, она ответила:

– Точно не припомню. Хотя еще одна кругляшка, наверное, освежит мою память.

Уилл швырнул на стол еще две монеты.

– Это произошло месяц назад… – сказала она. – Все об этом говорили. Как-то поздно ночью охрана обнаружила на улице мертвого змея и убитых людей.

– Какое отношение это имеет к Горстагу? – спросил Уилл.

Скорее всего змей принадлежал к Культу Дракона, но это ничего не проясняло.

– Он был одним из убитых. Хуже всего, что этот никчемный дурак, как всегда, задолжал за комнату.

– А у охраны было какое-нибудь объяснение происшедшему? – спросил Павел.

– Почем мне знать?

– Они искали его комнату? – спросил Уилл.

– Да.

– Они что-нибудь оттуда забрали?

– А что там забирать-то? Он всегда важничал, изображал из себя невесть что, а у самого и нос подтереть было нечем. Жалкий человечишка!

– Спасибо, – сказал Павел и двинулся к Уиллу, вставшему из-за стола. Павел наклонился к приятелю и заговорил почти шепотом: – Боюсь, твои монеты не окупились. Конечно, мы можем поговорить с охраной, но…

Уилл сказал:

– Мы еще не закончили, болван ты этакий. Не забывай, она чего-то боится, верно? То, что она рассказала, не объясняет этого ее страха. – Он повернулся к Подмигивающей Мьюрин и добавил: – Выкладывай остальное.

– Я рассказала все, что знаю. Ступайте прочь и оставьте меня в покое.

– Вы оглохли? – грозно осведомился дородный мужчина, стоявший за стойкой.

Его тусклые волосы и борода кишели вшами. Он потянулся за тяжелой дубинкой, которую держал в углу.

Павел начал что-то бормотать. Скорее всего он хотел устранить опасность с помощью заклинания, но Уилл действовал решительнее. Он раскрутил пращу и метнул камень в стоявшие на верхней полке кувшины. Даже по его собственным понятиям, это был неплохой удар. Камень отскочил три раза, вдребезги разбив четыре сосуда. На вшивую голову трактирщика посыпались глиняные черепки и хлынули потоки вина, распространяя запах алкоголя. Как видно, поразмыслив и решив, что сложности Подмигивающей Мьюрин не его дело, трактирщик застыл на месте.

Хозяйка комнат испуганно смотрела на непрошеных гостей.

– Не бейте меня, – сказала она и повернулась к Павелу. – Вы же священник. Вы не можете позволить ему бросить в меня камень.

– Никто не причинит вам вреда, – сказал Павел. – Нам всего лишь нужно кое-что уточнить. Это очень важно, и обещаю, никто никогда не узнает об этом разговоре.

– Поклянитесь своим богом.

– Клянусь Летандером, богом утренней зари.

– А я клянусь, – сказал Уилл, – что поколочу тебя, если ты не перестанешь тратить попусту наше время.

– Хорошо, – сказала она. – Да, я знаю, что случилось до того, как охрана наведалась в комнату Горстага.

– Кто-то приходил еще раньше? – спросил Павел.

– Да. Неизвестные проникли в дом, вломились в комнату к Горстагу. Моя комната находится напротив. Они старались не шуметь, но я все равно слышала. Я подкралась к его двери, чтобы посмотреть, что происходит. Я все прекрасно видела, даже больше, чем хотелось бы.

– Кто это был?

Она пожала плечами и сказала:

– Двое мужчин, которых я раньше не видела, и один ходячий мертвец. Думаю, они взяли его с собой для защиты. Я слышала, как живые говорили, что «братья» позаботились о Горстаге, а им нужно найти какие-то его записи или письменные приказы от его хозяина.

– Раз ты еще жива, – сказал Уилл, – значит, они не догадались, что ты подслушала их разговор. Ты, наверно, пробралась в свою комнату на цыпочках. Ты хоть знаешь, нашли они то, что искали?

– Нет, не нашли. Я поняла это из их разговора, когда они пробирались обратно к лестнице.

– И, убедившись, что они ушли, ты прокралась в его комнату и сама обшарила его пожитки, – подсказал Уилл.

Мыорин бросила на него взгляд, полный притворного негодования.

– Не волнуйтесь, – сказал Павел. – Мы никому не скажем, что вы что-то видели и пытались обокрасть своего жильца. Нам просто нужно знать, не нашли ли вы то, что упустили из виду ваши незваные гости.

– Нет. Я не нашла никаких записей, да и вообще ничего стоящего.

– Я должен сам обыскать его комнату, – сказал Уилл, – не будем терять время. И конечно, дорогуша, мы заплатим за причиненные неудобства. – Он выудил еще два золотых: один для нее и один, чтобы умиротворить бармена, понесшего убытки и публично оскорбленного. – Допивай, и пошли.

Как и предвидел Уилл, меблированные комнаты, куда их привели, были жалкими и убогими, а комната Горстага с осыпающейся штукатуркой и пятнами сырости на потолке производила гнетущее впечатление. На обыск у бывшего вора ушло около получаса. Приятно было убедиться, что, несмотря на отсутствие практики в последние годы, он еще не разучился искать тайники в полу и мебели.

Увы, сколько он ни искал, от этого не было никакого проку. Он обернулся к Павелу и Подмигивающей Мьюрин и вздохнул:

– Ничего.

Толстуха презрительно усмехнулась:

– Я же говорила.

– Да, жил он не слишком богато, – заметил Павел.

– Вот видите, – сказала Подмигивающая Мьюрин, – у него вообще ничего не было.

– Ну что-то у него все-таки должно было быть, – настаивал священник. – Вы сказали, он хотел походить на человека со средствами. Он ие мог бы играть эту роль, не будь у него приличной одежды. А здесь ничего нет. Вы наверняка что-то у него стащили.

– Но я…

– Хватит! – бросил Павел. До этой минуты он говорил с ней мягко, в доброжелательном тоне, но даже он уже начал терять терпение, столкнувшись с ее склонностью утаивать правду, даже когда это было бессмысленно. – Что вы украли?

– Не бумаги, – угрюмо сказала Подмигивающая Мьюрин. – Всего лишь вещи.

– Я должен на них посмотреть, – потребовал Уилл.

– Не получится. Я уже их продала.

– Тогда скажите, что это было. Женщина подала им опись дешевых нарядов и украшений, которые должны были сойти за настоящий шелк, бархат и драгоценности. Уилл уже решил, что в списке нет ничего интересного, когда Мьюрин дошла до очередного пункта.

32
{"b":"2410","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Афера
Лучшая подруга
Мег. Первобытные воды
Крампус, Повелитель Йоля
Черная кость
Древний. Расплата
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
Остров разбитых сердец