ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Две затупленные шпаги, которые фехтовальщики используют для упражнений, туника на мягкой подкладке и перчатки, которые они носят, две маленькие книги с гравюрами и разъяснениями, как заколоть человека или отрубить ему голову.

Уилл и Павел обменялись взглядами.

– Он, должно быть, любил фехтовать, – сказал хафлинг, – если при всей своей бедности разорился больше чем на одну рапиру и учебники.

– Ясно как день, – отозвался священник. – И значит, он где-то тренировался. Может, там мы найдем его друзей и приятелей.

Подмигивающая Мьюрин усмехнулась:

– Вы знаете, сколько маэстро практикует в Лирабаре?

– Это мы и выясним, – с улыбкой ответил Павел.

Тэган снова вернулся в свою юность. На нем была замшевая туника и краги, а на боку – старинная шпага со сломанным эфесом. Шпага представляла особую ценность, потому что сообщество авариэлей не имело железа и кузниц, чтобы починить ее, и пользовалось инструментами, по большей части сделанными из кремня. Несмотря на свою молодость, Тэган заслужил право носить эту ценность, потому что лучше своих приятелей умел обращаться с ней и был настоящим виртуозом.

Вместе с другими он путешествовал по Земляному Лесу, перелетая с ветки на ветку. Для авариэлей такой способ передвижения был вполне удобным. Но из-за того, что лес был густой, настоящий продолжительный полет был здесь невозможен. Тэган часто мечтал, чтобы его народ жил в какой-нибудь более открытой местности и они могли бы свободно летать, где им вздумается, но он знал, что другие не разделяют его сокровенных желаний. Густая листва служила защитой от неприятельских глаз.

Тэган услышал какие-то голоса. Он осторожно прокрался вперед, глянул вниз на поляну и впервые увидел людей. Он узнал их по, рассказам стариков. Человек в коричневом одеянии срезал серпом омелу, сопровождая это ритуальными движениями. Две девушки в венках из дубовых листьев пели гимны. Голос одной из них слегка дрожал на высоких нотах.

Тэгану все в людях показалось прекрасным. Их тела были крупнее, чем у эльфов, но им, несомненно, была присуща своя грация. Их одежды были сшиты из ткани, а не из шкур животных. Металл, который они в избытке носили на своих телах…

Ему так хотелось открыться им! Уловив течение его мыслей, отец коснулся его руки и знаком показал, что пора уходить.

Тэган мог бы сказать, что друиды и их прислужники выглядят совершенно безобидными. Но он понимал, что его доводы нисколько не повлияют на мнение старшего эльфа. Авариэли всегда скрывались. Считалось, что лишь так столь малочисленный народ может выжить. Тэган бросил на людей последний долгий взгляд, затем повернулся и последовал за отцом.

Дремота позволяла Тэгану оживлять воспоминания по своему желанию. Почему же тогда его память задержалась на чувствах стыда и разочарования, испытанных им в юности, а не на том, как он радовался, когда оставил свое племя и присоединился к миру людей?

Он рылся в памяти, чтобы мысленно вернуться к какому-нибудь приятному переживанию, но почему-то мог думать только об огне и дыме. Он очнулся и понял, что во сне страдает от жара. Глаза ел дым, а в горле першило.

Тэган заставил себя окончательно проснуться и увидел, что его школа горит. Пламя еще не добралось до его квартиры, но отовсюду слышался треск, огонь поднимался вверх, на его этаж.

Странно было, что никто не звал на помощь. Правда, было уже довольно поздно. Даже самые бесшабашные студенты уже разбрелись по домам или спали мертвецки пьяные, и даже самые трудолюбивые сводни закончили свой рабочий день. И все-таки кто-то ведь должен был поднять тревогу.

Но сейчас не время было ломать над этим голову. Сначала следовало убедиться, что все покинули здание, затем определить размеры пожара и ликвидировать его, если это еще возможно. Тэган откинул одеяло, выпрыгнул из кровати, натянул штаны, башмаки и одну из специальных рубашек с прорезями для крыльев, кинулся к двери и остановился. Нельзя было терять ни минуты, но он отыскал шпагу, кинжал, мешочек с заколдованным содержимым, которым он натирал свой клинок, и только затем выскочил из комнаты.

На верхнем этаже были не только его комнаты, но они не соединялись с общим коридором. Тэган решил сначала спуститься на нижний этаж, а потом подняться в общий коридор. Проверив все здание, он, если понадобится, сможет вылететь сквозь любое окно.

Авариэль ринулся вниз по лестнице, окутанной густым дымом, от которого он закашлялся, в темноту и мерцающий красно-желтый свет. Он открыл дверь в комнату, которую занимал один из его помощников. У Тэгана было четыре помощника, и двое из них жили в школе фехтования.

Стедд храпел под ворохом одеял, а языки пламени уже лизали ножки кровати. Тэган выволок из кровати жилистого молодого человека с рано появившейся на голове проплешиной, но тот никак не просыпался. Он повис на руках своего работодателя мертвым грузом.

Ясно было, что пожар устроили приспешники Хозяйки Порфиры, что магические чары заставили Стедда лежать в бесчувствии. Может быть, они наложили проклятие на всех, кто находился в школе, чтобы те впали в такой глубокий сон до тех пор, пока уже невозможно будет спастись. С Тэганом это не случилось, потому что в отличие от людей он никогда по-настоящему не спал.

Он стал громко звать Стедда по имени, трясти его и наконец дал ему хорошую затрещину. Молодой человек приоткрыл глаза. Тэган никогда в своей жизни так не радовался, хотя было ясно, что он просто не успеет разбудить всех и в одиночку вынести их из здания.

– Что такое? – сонно спросил Стедд.

– Школа в огне, а все… – Тэган зашелся в кашле. – А все спят. Мы должны разбудить их, а если не сможем – вытащить из здания. Ты понял?

– Да, – сказал помощник.

– Тогда надевай башмаки и действуй. Спасай всех с первого этажа. А я займусь вторым, а затем обследую другое крыло дома.

Стедд кивнул. Он был испуган, но не паниковал и на ногах стоял довольно твердо. Тэган похлопал его по плечу, повернулся и побежал обратно к лестнице.

На втором этаже жар и дым были еще более невыносимы. Куда бы авариэль ни повернулся, везде полыхало пламя. Разрозненные очаги огня служили еще одним доказательством того, что пожар был подстроен намеренно, ведь не могло же случайное возгорание в одном месте так быстро распространиться по всему дому. Похоже было, что поджигатели ворвались в здание и подожгли его в разных местах.

Тэган почувствовал, как пол дрожит под чьей-то тяжелой поступью. Он обернулся и увидел странную фигуру, возникшую в клубах дыма, – огромного мужчину с большими кусками железа на левой стороне тела. По металлу пробегали языки пламени. Нижнюю часть лица скрывал шарф, простейший способ защититься от вдыхания едкого дыма, – до этого Тэган не додумался. А может, оккультист таким образом скрывал свое лицо.

Тесный коридор в горящем здании был не лучшим местом для поединка, но выбирать не приходилось. Если поджигатель остался здесь после выполнения своего задания, то скорее всего для того, чтобы убить любого, кто проснется и попытается спастись. Незваный гость явно не ожидал увидеть авариэля, и Тэган успел вытащить шпагу.

Оккультист бросился к нему и, врезавшись в авариэля, обхватил его рукой и потащил к дверному проему. Потеряв равновесие, они вместе упали на пол. Оккультист, навалившись на Тэгана, чуть не раздавил его своим весом. Авариэль выбрался из-под него и, поскольку ему не удалось вытащить из-под оккультиста шпагу, достал кинжал, чтобы прикончить поджигателя.

Но тут произошло неожиданное. Весь пол за дверным проемом вспыхнул ярким пламенем. Великан, поняв, что должно произойти, оттащил Тэгана в сторону, спасая его тем самым от огня. И Тэган понял, что этот незнакомец со странной внешностью вовсе не поджигатель.

Вдруг в дверях появилась еще одна странная фигура. Это было крылатое существо, покрытое красной чешуей, похожее на демона с внешностью получеловека-полудракона, посланного Хозяйкой Порфиры, чтобы убить Тэгана. Существо было даже больше того великана, с которым Тэган только что дрался. Оно пробралось сквозь огонь, оставаясь невредимым, его длинное высунутое жало пылало, как факел. Эта тварь наверняка и совершила поджог.

33
{"b":"2410","o":1}