ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продающий Инстаграм. Инструкция по применению на 21 день
Смерть Первого Мстителя
Шоу для меня одной, или Я была последней, кто любил тебя до слёз
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
В ее сердце акварель
Записки учительницы
Кузнец душ
В канун Рождества
Четвертая высота
Содержание  
A
A

Однако его спутники не разделяли восторгов Саммастера. Обливаясь потом, замирая от страха, они вздрагивали и нервно оглядывались при каждом шорохе. Им все время чудилось шипение, свист и рев Священных, о которых они слышали в предсказаниях, и хотя они поклонялись этим существам, опасность пугала. Но по крайней мере, путники вели себя лучше мулов, нагруженных поклажей. Животные вообще отказались войти в лес. Поэтому пришлось привязать их к деревьям и оставить на краю леса, а мешки, полные монет, слоновой кости, янтаря, вина и других даров, тащить на своих собственных спинах.

Цилла Мориет ускорила шаг, чтобы догнать Саммастера, шедшего во главе колонны.

– Драконы уже впали в бешенство? – спросила она.

Саммастер изобразил улыбку на своем лице, которое у него было в обычной жизни, чтобы скрыть сморщенное череповидное лицо мертвяка, и сказал:

– По большей части да, но они все еще переговариваются, чтобы образовать подходящую стаю. Вот почему им нужно звать друг друга. Вам что, страшно?

– Полагаю, мне не должно быть страшно, – ответила она с кривой улыбкой, – пока я с вами.

– Разумеется. Хотя, в конечном счете, вы должны научиться сами общаться с драконами. В мире, который скоро изменится, вы, как их доверенное лицо, должны будете давать им советы. Вы, может, даже…

Вдруг справа от них раздался оглушительный скрипучий звук.

– О, кто-то учуял или услышал, что мы идем. – Саммастер оглянулся, его спутники разбрелись кто куда. – Держитесь вместе, как я вас учил. Иначе мы с Хозяйкой Порфиры не сможем защитить вас.

Внезапно показались три змея, два зеленых и один черный, они рычали и явно собирались напасть. Несмотря на приказ Саммастера, кое-кто из людей Циллы в ужасе бросился бежать, пытаясь спастись от гибели. Один из зеленых бросился за ними вдогонку.

Саммастер в раздражении скрежетал зубами. Теперь эти идиоты умрут, и он никак не сможет этому помешать. Он должен был направить все свои силы на тех двух драконов, что летели прямо на него. Их безграничная мощь могла сокрушить даже такого могущественного колдуна, сила которого вызывала зависть и страх у самой Мистры.

Остроконечный гребень зеленой драконихи раздулся – она собиралась выпустить струю едкого пара. Черный дракон бросился вперед – очевидно, его жажду крови могла удовлетворить только разорванная в клочья плоть. Саммастер произнес слова заклинания и сделал необходимые движения руками, разбрасывая вокруг сверкающую пыль.

До того как он разгадал недовольство, снедавшее Циллу, и пригласил ее в свое тайное общество, она была всего лишь учителем низшей магии, призванной помогать и защищать корабли на море. Под его руководством она сильно продвинулась вперед, но ей все еще не хватало внутренней силы, чтобы сравниться с ним. К счастью, он снабдил ее свитком, на котором было написано такое же заклинание; и, сдержав свой страх перед огромными, несущимися на них чудовищами, она дрожащим голосом прочитала начальную фразу магической формулы. Вместе они смогли расчистить место для защиты всех, кто стоял вблизи.

Дракон выпустил из глотки струю желто-зеленого дыма, окутавшего сбившихся в кучу людей, являвших собой такую соблазнительную добычу. Испарения разрушили бы их легкие, если бы проникли сквозь купол, только что созданный магами для защиты. Черный дракон попытался прорваться сквозь защитный свод Саммастера, отскочил от него, снова яростно бросился на него всем своим телом, но тщетно.

Некоторые из людей были не в состоянии вынести близость таких огромных свирепых чудовищ, рвущихся сквозь защитный купол всего в нескольких дюймах от них, – оглушительный рев был невыносим, – и они попытались убежать. К счастью, они не могли выбраться из кольца невидимых стен, так же как и Священные не могли прорваться внутрь. Если люди в панике не задавят и не покалечат друг друга, они останутся целы и невредимы…

Наверное, Саммастер мог бы успокоить их, но он предпочел неотрывно следить за змеями, потому что те тоже были волшебниками и колдунами. Наверняка существовало заклинание, с помощью которого можно разрушить возведенный им купол, и надо было не дать Священным произнести магическую формулу.

И хотя Саммастер был уверен, что сможет защититься, ему бы не хотелось причинять вред драконам, поэтому он был рад, что до этого не дошло. Либо у них не было подходящего заклинания, либо в одурманенном состоянии они просто не могли его вспомнить. Зеленая дракониха послала на них шквал острых ледяных градин. Черный же предпринял попытку магического растворения. Когда их волшебные силы иссякли, они продолжили атаковать людей с помощью грубой животной силы. Черноголовый дракон взмыл в воздух и обрушился на верхушку купола, надеясь, что его вес и инерция разрушат его, забыв о риске получить множество порезов и ушибов, а также о возможности переломать кости.

Оракул Культа Дракона дал возможность гигантским рептилиям продолжать попытки прорыва, демонстрируя всю тщетность этих усилий, – так отец, крепко держа ребенка под мышкой, позволяет ему биться в истерике, давая понять, кто сильнее. Саммастер на самом деле уважал и почитал драконов. Хотя и считал, что из-за своей гордыни они бывают слишком упрямыми, своевольными и несговорчивыми и могут действовать недальновидно. При всей их мудрости, они могли вести себя словно дети, и ему часто приходилось направлять их и даже призывать к порядку, как любящий отец иногда вынужден поступать со своими чадами, ведь, по предсказанию Магласа, драконы должны были со временем превратиться во всесильных повелителей мира.

Решив, что хватит уже терпеть их выходки, он сконцентрировался и обуздал изводившее их бешенство. Прошептав слова магической формулы на драконьем языке, он приказал их ярости испариться.

Оба дракона замерли, отползли назад, припали к земле и уставились на оккультистов. Разум вернулся к ним, но они все еще не успокоились, не до конца осознавая случившееся, но, догадываясь, что один из «малого народа» имеет над ними власть.

Саммастер знал, что продемонстрировать уверенность – лучший способ предотвратить возможные враждебные действия драконов. Для начала он избавился от своего человеческого облика. Некоторые из его спутников застонали и сжались от страха, но им пришлось совладать со своими чувствами. Затем он взмахнул рукой и разрушил защитный купол. Это был риск. Обладая особой остротой чувств, змеи наверняка поняли, что преграды пали, и могли решиться на немедленное нападение. И все же ему необходимо было сделать первый шаг, и дело было в том, что его последователи, как бы высоко он их ни ценил, были разменной монетой в его игре.

Он взглянул на зеленую дракониху и сказал:

– Здравствуй, Нидл. – Затем он перевел взгляд на черного дракона с дряблыми морщинами вокруг глаз и ноздрей. – Здравствуй. Вы помните меня?

– Да, Саммастер, – прошипела Нидл.

Мертвяк вспомнил, что она славилась деликатностью, с какой использовала свои чудовищно огромные когти, когда хотела помучить свою жертву. Некоторые несчастные, попав в ее лапы, умирали медленно, по нескольку часов.

– Хорошо, – сказал колдун, – я так и думал, что помните. Я навещал вас не раз за последние столетия. Время от времени к вам обращались и мои собратья по вере всегда принося с собой подношения, полезные сведения или предлагая вам посильную помощь. Сегодня мы принесли вам особые дары.

Он указал костлявей рукой скелета на мешки с сокровищами. Некоторые из них лопнули – когда драконы напали, люди, несшие тюки с дарами, в панике побросав все, бросились бежать, – и теперь содержимое мешков посверкивало на земле.

– Хорошо, – пробурчал Дрансагалор.

– Конечно, – сказал Саммастер, – самый драгоценный наш дар не какая-нибудь побрякушка, а власть и бессмертие, которые вы отвергли, когда я пришел к вам в первый раз.

Нидл фыркнула, и спутники мертвяка закашлялись от остатков ядовитого газа, струйку которого она выпустила из ноздрей.

– Избавь нас от твоих призывов и пророчеств, – сказала дракониха. – Может, однажды, когда наши дни подойдут к концу, мы и решим продлить свое существование, став ожившими мертвецами, но сейчас у нас нет никаких причин лишать себя всех удовольствий обычной жизни.

43
{"b":"2410","o":1}