ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это вы так думаете, – сказал Эзрил, поглаживая волка, лежавшего у его ног, – но путешественники говорят, что у Черного Сообщества есть какой-то особый способ обнаружения и устранения тех, кто отправляется в плавание без разрешения.

– Эти слухи распространяют сами зенты, – сказал Уилл.

– Сплетни могут оказаться правдой, – сказала Аламарайна. – Я недавно ворожила, чтобы узнать, так ли это, и результаты, хоть и неокончательные, были неутешительные. Думаю, что у людей есть повод бояться.

– О чем речь? – спросил Дорн. – Они что, определяют местонахождение кораблей с помощью магических зеркал, а затем вызывают шторм, чтобы утопить их?

Если так, размышлял Уилл, то время года для этого самое подходящее. Месяц Тарсак обычно приносит с собой сильные ветры.

– А может, зенты посылают в погоню сверхбыстрые заговоренные военные галеры? – продолжал Дорн. – Или обучают морских чудовищ, чтобы те нападали на корабли? В чем бы ни заключался их метод, города, которые всегда воевали с зентами, и сейчас, вне всяких сомнений, сделают все, чтобы помешать их планам.

– На это мы и надеемся, – сказала Тоянна, дожевав последний кусочек галеты, – но пока не нашлось никого, кто освободил бы Элмвуд. Может, эти стаи драконов, если они вообще существуют…

– Существуют, – вставила Кара.

– Тогда, может, войска Хиллсфара, Флана или те, кто обещал сражаться с драконами, оставят свои города и зенты, решив воспользоваться таким случаем, попробуют взять в свои руки торговлю, что ведется по всему Лунному Морю. На сегодняшний день, во всяком случае, они уже контролируют въезд и выезд из королевства по всему югу.

– Если ситуация будет по-прежнему неопределенной, – сказал Рэрун, – Зентильская Твердыня будет богатеть и крепнуть, а ее соперники – беднеть и слабеть, пока не наступит время, когда они уже не смогут противостоять Черному Сообществу.

– Но долго это не продлится, – сказал Павел. – Другие города-государства не станут это терпеть. Со временем они загонят зентов обратно в их замки на западе.

Аламарайна улыбнулась ему слабой, безжизненной улыбкой:

– Каждую ночь я молю об этом Матерь Луны.

– Не понимаю, – сказала Кара, ~ как ваши люди могут вести себя подобным образом.

Эзрил недоумевающе уставился на нее:

– Наши люди?

– Она из Импилтура, – сказал Дорн.

У него и так не было причин доверять кому бы то ни было, даже людям, которые в прошлом сделали добро, но что до секрета Кары, то это особый вопрос.

– Я хочу сказать, – продолжала Кара, – что бешенство драконов вот-вот дойдет и до этих мест. Тоянна широко раскрыла глаза.

– Правда? – спросила она. – А вы уверены, что это бешенство в полном смысле слова?

– Да, и единственной надеждой человечества на спасение будет объединение усилий и общая борьба с буйствующими драконами. Если вы замышляете друг против друга недоброе и ведете войну друг с другом, то это только ухудшит ситуацию. Весь мир может рухнуть. Безумие драконов может привести человечество на грань вымирания.

Дорн презрительно усмехнулся, но почему, Уилл не понял.

– Вот кто мы такие, – сказал полуголем. – Мы решились попробовать. Жадные делают это ради богатства и власти. Остальные – потому что это, похоже, единственная возможность выжить. Когда драконы дадут волю своему бешенству, наступит полное разорение и опустошение, люди окажутся слабыми и беспомощными, голод и отчаяние доведут их до предательства и зверства.

– Я не верю в это, – сказала Кара. – Я знаю, что найдутся испорченные или запуганные, которые будут грабить других, но не все. Большинство будет мужественно сносить все невзгоды и помогать другим, потому что это заложено в самой природе человека, и то же самое можно сказать про карликов и хафлингов. Я знаю. Я слышу это в вашей музыке.

Дорн покачал головой:

– Это всего лишь песни.

– Они – ваша душа, – настаивала Кара. – Вы не слышите этого, потому что не знаете самих себя.

Вы думаете, что вам присущи гнев и горечь, но не они заставили вас рисковать жизнью, чтобы помочь жителям Илрафона.

– Мы занимаемся болтовней, хотя медлить нельзя, – нахмурился Дорн. – Мы должны переправиться в Фентию и отплыть оттуда с пропуском, который смогут добыть для нас колдуны.

– Зенты выставили патрули и на дорогах, – сказала Тоянна, – ваш путь лежит через Мулмастер, а это часть их владений.

Рэрун отпил из кружки, рыгнул и передал ее дальше.

– Нам не нужны дороги, – сказал карлик, – мы не будем пробираться через земли Верхнего Клинка. Это займет много времени. По правде говоря, если мы действительно торопимся, то плыть по морю – быстрее всего.

– Хотя зенты легко находят корабли, не имеющие разрешения, – наморщив лоб, медленно проговорил Дорн, – вряд ли они обратят внимание на свое же собственное судно. Наша команда слишком мала, чтобы сражаться с целым военным кораблем, к тому же мы не такие уж опытные моряки. И все же, если повезет, я думаю, мы сможем добраться на одной из патрульных лодок до Фентии.

– Мы, конечно, можем украсть одну из них, – сказал Уилл. – Но труднее всего будет ускользнуть от зентов. Как только они заметят исчезновение лодки, они догонят нас на военных галерах, а если не смогут, то сообщат о том, что их ограбили, своим товарищам. – Он ухмыльнулся и добавил: – И все-таки я согласен на такую авантюру.

Дорн повернулся к старейшинам городка:

– Застигнув зентов ночью врасплох, нам, может, и удастся выгнать их из города.

– Вы действительно обладаете такой силой? – спросил Эзрил.

– Может быть, но есть одна загвоздка. Мы обязаны вам за то, что вы нас приютили, и нам не хотелось бы прогонять из города оккупантов, пока вы сами не окажетесь в безопасности. Потому что даже если нам повезет, риск все равно велик. После нашего отплытия здесь появятся новые войска зентов и сочтут вас ответственными за массовое убийство их товарищей.

– Мы рискнем, – сказала Тоянна. – Может быть, другие города вступят в борьбу с Зентильской Твердыней, расстроят планы Черного Сообщества и грабители больше сюда не вернутся. Если же вернутся, мы заявим, что пришел корабль из Хиллсфара и убил их людей. Почему бы им не поверить? В Элмвуде нет таких сил, чтобы истребить целую армию.

– Все же лучше, – сказала Кара, – свалить все на драконов.

Глава восемнадцатая

12-е Тарсака, год Бешеных Драконов

Всю ночь лил дождь. В эти предутренние часы была очередь Тэгана стоять на часах. Пытаясь найти место с хорошим обзором и при этом не промокнуть насквозь, он уселся в ветвях сикамора в пятнадцати футах над землей. Впрочем, это ему не очень помогло. Густые ветви должны были бы защитить его от дождевых капель, но, видно, дождь был слишком сильный. Когда над горизонтом появились первые проблески рассвета, ливень перестал, и на землю посыпался мелкий моросящий дождик. Тэган промок до нитки, замерз и пребывал в дурном расположении духа.

Ситуацию не спас и приход Рангрима. Он весело поздоровался:

– Доброе утро, я принес вам горячего супа. Тэган поежился, стряхнул воду с черных крыльев, расправил их и спустился с сикамора.

– Мой дорогой, но, по-видимому, безумный друг, – сказал маэстро, – как вы можете устраиваться на ночлег в холодной грязи, вставать на рассвете в такое тоскливое утро и при этом быть столь жизнерадостным? Это, должно быть, как-то связано с вашим рыцарством?

Коренастый бородач улыбнулся и протянул авариэлю дымящуюся жестяную кружку с похлебкой из чечевицы. Тэган взял кружку в руки, ее тепло согрело ему пальцы, а глоток горячего супа оживил его.

Рангрим взглянул на вздымавшиеся к небу высокие замшелые деревья, блестевшие росой. В Серый Лес пришла весна, и хотя тут и там на земле все еще лежал снег, на деревьях уже набухли почки.

– Я люблю лес, – сказал рыцарь, – даже в такое холодное и сырое утро. А вы, похоже, – нет.

– Не понимаю, почему мое равнодушие вас удивляет. Мне нравится мягкая постель, пылающий камин, надежный кров, удобное кресло, отличное вино, изысканная еда, а еще – соблазнительные и нежные женщины. Все удовольствия, которые предоставляет Лирабар, а не дикая природа.

52
{"b":"2410","o":1}