ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он всадил шпагу глубоко в грудь Келсандасу. Дракон дернулся, едва не вырвав оружие из рук Тэгана, и. выпустив когти, набросился на авариэля. Если бы Тэган не отскочил, обезумевший дракон растерзал бы его. Когти чудовища промелькнули совсем близко. Авариэль попытался взмахнуть крыльями, чтобы прыжки его были длиннее, но обугленное крыло только конвульсивно дернулось, и авариэля охватил приступ нестерпимой боли. Было ясно: пока крыло не заживет, он не сможет летать.

Келсандас налетел на него. Пасть его была широко разинута, словно врата ада, ежедневно поглощающие бесчисленное количество душ. Эльф увернулся от нападения, и огромные клыки дракона щелкнули в воздухе, обрызгав слюной свою ускользнувшую жертву.

Тэган сделал резкий выпад. Но Келсандас отпрянул, и рана на его шее осталась неглубокая. Дракон щелкнул зубами, и авариэлю снова пришлось защищаться, потому что Келсандас атаковал его когтистыми лапами. Дракон высоко поднял правую переднюю лапу, словно собираясь прихлопнуть Тэгана, а затем попытался нанести удар сбоку левой. Авариэль поддался было на обман, но успел все же поднырнуть под лапу дракона и избежать смертельного удара.

Тэган понимал: надо сделать так, чтобы дракону труднее было нанести следующий удар, иначе еще немного, и Келсандас просто разорвет его на куски. Отступая и ускользая от нападений, делая выпады, когда это удавалось, Тэган начал произносить заклинание.

Келсандас, охваченный безумием, не мог сражаться со своей обычной ловкостью. Но он осознавал, что кто-то произносит заклинание. Это побудило его вернуться к своей первоначальной тактике. Дракон отпрыгнул назад, спасаясь от удара шпагой, наклонил голову и сделал вдох. Его намерения выдал распространившийся в воздухе запах озона. Тэган понял, что ему вряд ли удастся избежать атаки, но выбора не было, нужно было хотя бы попытаться. Он приготовился, продолжая читать заклинание. Если отпрыгнуть слишком рано, дракон успеет повернуться и изрыгнуть пламя.

И вдруг Келсандас вздрогнул, задрал голову, и пламя из его пасти опалило ветки деревьев над его головой, часть веток, пылая, попадала на землю. Тэган был так сосредоточен на противнике, что со всем забыл о Рангриме, и Келсандас, судя по всему, тоже. А Рангрим все еще был в седле и, оставив наконец бесплодные попытки утихомирить своего взбесившегося товарища с помощью увещеваний и заклинаний, отбросил длинный меч, которым было удобно сражаться, сидя на спине гигантского чудовища, вытащил булаву и, с лицом, искаженным мукой, со всей силы обрушил оружие на голову дракону.

Келсандас дернул головой, пытаясь ухватить рыцаря зубами, но до седока было не добраться, и это дало Рангриму время отразить нападение щитом. Зубы дракона наткнулись на сталь, оставив на ней длинные борозды и повредив богатую гравировку. От сильного толчка рыцарь чуть не упал, пластины его доспехов затрещали, но щит и его хозяин находились под зашитой сильной магии, и потому Рангрим остался цел и невредим.

Рангрим нанес удар дракону в морду.

Тем временем Тэган закончил заклинание, имевшее то же действие, что и магическая формула, произнесенная им в ночь, когда погиб Горстаг. Келсандас видел его не там, где авариэль находился на самом деле, хотя обоняние и слух могли подсказать дракону истинное местонахождение Тэгана. И все-таки это было лучше, чем ничего. Длинный, беспрестанно бьющий о землю хвост и огромные лапы дракона представляли опасность, даже если их хозяин и не собирался нападать. Авариэль сделал выпад, нанося дракону удар шпагой в живот, и в то же время начал произносить следующее заклинание.

Тэган успел нанести два удара, прежде чем отскочить назад, чтобы не попасть в драконьи когти. Он закончил заклинание, ускорившее его движения и реакцию. Теперь казалось, что Келсандас двигается медленнее. Когда дракон оборачивался к Рангриму, авариэль начинал атаку и защищался, когда тот обращал свое внимание на него. Рыцарь поддерживал тактику Тэгана.

Авариэль направил шпагу Келсандасу между ребер. Когда он выдернул клинок, из раны на туловище дракона хлынула кровь.

Через мгновение Рангрим с криком «Ильматер!» обрушил булаву на шею дракону.

Слышно было, как хрустнули позвонки, и дракон взвыл от боли.

Казалось, Тэган с Рангримом близки к победе. Келсандас забился в конвульсиях, и Тэган решил, что безопаснее находиться сбоку от бьющегося в судорогах чудовища, подальше от его зубов и когтей. Дракон дернулся еще раз и упал наземь.

Если бы не заклинание, ускорившее его движения, Тэгана точно раздавило бы. Но поскольку магическая формула еще продолжала действовать, он успел проскочить под падающим драконом и увернуться от рухнувшей туши.

Авариэль обернулся и увидел, что Рангриму повезло меньше. Рыцарь все еще был в седле, его нога застряла в стремени, и когда Келсандас завалился на бок, его недавний друг оказался погребен под ним. Когда бронзовый дракон поднялся с земли, Рангрим, словно тряпичная кукла в бесформенных стальных доспехах, свисал у него со спины.

Келсандас обернулся к Тэгану, зарычал и набросился на эльфа, но уже не так проворно, как раньше. Тэган нырнул под голову дракона и всадил шпагу ему в горло. Клинок вошел глубоко в шею, и Тэган провернул шпагу, чтобы рана стала еще шире. Келсандас отдернул голову, что еще больше увеличило дыру. Когда дракон освободился от клинка, из его шеи забила кровь.

Келсандас приготовился к новой атаке, но вдруг остановился. Бока его ходили ходуном, из раны со свистом вырывался воздух. Тэган понял, что проткнул Келсандасу дыхательное горло. Дракон стал задыхаться.

Эльф увернулся от неловкого нападения дракона, пытавшегося зацепить его когтем, и вогнал клинок в живот змея. Из открытой пасти Келсандаса полетели шипящие искры, и дракон повалился на землю.

Тэган поспешно обошел дракона, чтобы узнать, что с Рангримом. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что рыцарь мертв. Хотя авариэль все же надеялся, что ошибался.

Но это было не самое худшее. Оглядев поле боя, Тэган обнаружил еще трех мертвых бронзовых драконов, погибших от рук своих командиров, которые так же, как и Рангрим, вынуждены были сражаться со змеями. Двое других, наверное, бросились преследовать убегавших солдат. И хотя опасность миновала, случившееся уже превратило день в катастрофу.

Королевская армия понесла тяжелые потери, части отступили в полном беспорядке, а вот оккультисты и их помощники все еще были целы и невредимы, потому что им хватило здравого смысла держаться подальше от обезумевших бронзовых драконов – они просто стояли в стороне, пускали в королевских солдат стрелы и насылали на них проклятия. Но вот дракон-мертвяк с седоком на спине рванулся вперед, ведя за собой целую свору оборотней, гикающих страшилищ, фанатиков Культа, черных и зеленых змеев, и теперь у королевских частей не оставалось ни единого шанса выдержать атаку.

Некоторые воины Рангрима, побросав щиты и оружие, бросились наутек. Другие, отступая, пытались сохранить строй. Рыцарь с привязанным к шлему малиновым шарфом – подарком дамы – приказал своим слугам держаться вместе, когда они галопом понеслись к лесу. Колдун произнес заклинание, скрыв стрелков из виду, направив на наступавшего противника заряды с огнем и льдом, а сам исчез, и через мгновение в то место, где он только что стоял, дракон-мертвяк выпустил кислотную струю.

Трудно было поверить, что бесстрашие и отвага людей теперь могли иметь какое-то значение.

У ног Тэгана в землю воткнулось копье. Это напомнило ему, что нужно спасаться. Поскольку из-за раненого крыла лететь авариэль не мог, он бросился бежать.

Магическая дымка, до сих пор скрывавшая его, начала рассеиваться, но еще какое-то время она продержалась, и благодаря этому ему удалось оторваться от преследователей. Но его догнала женщина-оборотень. Ощетинившаяся серо-черным мехом, пуская слюни и пузыри, она пыталась вцепиться в Тэгана. Он обернулся и на ходу, сделав выпад шпагой, отсек ей руку, а затем прикончил оборотня ударом в сердце.

55
{"b":"2410","o":1}