ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она могла сражаться, используя свои магические способности, если у нее еще остались в запасе какие-нибудь заклинания. И все же теперь она была намного уязвимее, чем раньше, а это давало новую надежду зентам, которые еще не успели погибнуть или сгинуть в волнах залива, С боевым кличем они кинулись к Каре, и Дорн стремглав побежал им наперерез.

Он обезглавил одного из них железными когтями, а другого насадил на меч. Кара запела – мелодия напоминала Дорну колыбельную, – и еще двое зентов упали, потеряв сознание.

Дорн оказался лицом к лицу с бритоголовым человеком в широких одеяниях, усеянных знаками и эмблемами. Конечно, это и был тот заклинатель, который послал дротик, превратившийся в кислоту на спине Кары. Он успел произнести еще одно заклинание, чтобы подготовиться к встрече с Дорном. Из обеих его рук исходили длинные струи ярко-красного пламени. И хотя Дорн никогда раньше не сталкивался с подобной магией, он не сомневался, что эти потоки пламени не менее опасны, чем обычные мечи.

Дорн начал наступать в своей обычной манере – выставив вперед железный бок. Колдун немного отступил, и тут же вдруг прыгнул вперед с ловкостью, которая сделала бы честь любому воину. Возможно, он использовал магию, чтобы стать проворнее и быстрее. Колдун полоснул огненным клинком прямо перед глазами Дорна.

Охотник вскинул вверх железную руку, успев защититься от удара. К счастью, прочный металл остановил казавшееся нереальным пламя, хотя Дорн не почувствовал никакого толчка от удара. Он сделал выпад мечом, направив его в живот колдуна.

Это был бы смертельный удар, если бы кончик клинка не скользнул в сторону, словно напоровшись на стальные доспехи. Это явно сработало какое-то защитное заклинание. Колдун атаковал Дорна еще раз.

Боль обожгла грудь охотника, и он отскочил назад. Благодаря хорошей реакции и доспехам пламя не задело жизненно важных органов. Дорн сменил позицию, словно желая проверить, не опасна ли полученная им рана, и колдун клюнул на приманку. Зент ринулся вперед, и полуголем сделал резкий выпад. Железной кистью он выбил оба огненных меча из рук колдуна, а затем нанес удар своим клинком.

Невидимые доспехи мага не выдержали. Клинок вошел глубоко в шею зента, и тот повалился на палубу. Дорн обернулся и увидел, что Кара добивает еще одного черного воина волшебным лазурным дротиком. Кажется, это был последний зент.

– Вы целы? – задыхаясь, спросила Кара.

Дорн с облегчением заметил, что она не проявляет признаков безумия. Он стиснул зубы от боли:

– Вроде да. А вы?

– Я тоже.

На шее у нее был сильный ожог, на всем теле виднелись мелкие ушибы и ссадины. Вокруг ее стройных ног палуба была усеяна стрелами и дротиками, которые были пущены в нее, когда она была в обличье дракона. К счастью, они не смогли пробить толстую драконью шкуру и, когда Кара приняла человеческий облик, просто попадали вниз.

– Некоторые из зентов еще живы, – сказал она. – Кто-то из них даже не ранен, просто спит.

– Их нельзя отпускать, иначе они расскажут другим, что произошло.

– Знаю. Просто… я привыкла убивать тех, кто опасен для людей, а не самих людей. Я донимаю, что такое зенты, какому богу служат, какие зверства творят, но…

– Мне доводилось убивать людей, в том числе и беспомощных, – сказал Дорн, не считая нужным упоминать о том, что это было ему не слишком приятно. – Я разделаюсь с ними, и мы повернем лодку.

И он начал выбрасывать тела за борт. Один из спящих воинов проснулся, и Дорну пришлось вонзить ему в сердце свои железные шипы.

Глава девятнадцатая

13-е Тарсака, год Бешеных Драконов

В черном небе сверкали белые молнии, гром так грохотал, что у Тэгана стучали зубы, или это ему только казалось. Хлынул проливной дождь. Гроза началась ранним утром, и авариэль никак не мог решить, хорошо это или плохо. Ливень, конечно, мешал ему – вокруг ничего не было видно, передвигаться приходилось с трудом, – но ведь дождь точно так же мешал и его преследователям, солдатам Рангрима, выжившим после сражения. Враги не хотели, чтобы хоть кто-то добрался до королевы и подтвердил, что Культ Дракона действительно обосновался в самом сердце Серого Леса.

Продолжая путь, Тэган был начеку и старался не шуметь. Все тело у него онемело от холода и усталости, только горячая, пульсирующая боль в обожженном крыле не затихала. Он уже давно израсходовал все свои заклинания. Он был голоден, одинок, тучи закрывали луну и звезды, а потому авариэль мог просто ходить по лесу кругами.

«Черт бы тебя побрал, Горстаг, ты же знал, что Келсандас предатель. Почему же ты не предупредил меня? Почему ты не позаботился как следует о моем спасении? Если бы я не истекал кровью, я бы, возможно, сказал тебе все, что думаю».

Тэган всего лишь воображал такой разговор, но это было словно наяву и означало, что от истощения или даже лихорадки он бредит, находясь во власти галлюцинации. Еще один дурной знак, еще одно подтверждение тому, что его бесславный конец близок. Тэгану была ненавистна мысль, что он умрет вот так, в диком лесу, что его выследят и уничтожат какие-то звери. Такая смерть пристала обычному эльфу, каким он был когда-то, но не культурному и образованному человеко-эльфу, которым он стал в результате упорного труда.

Вдруг послышался звук, похожий на волчий вой. Он доносился откуда-то справа, наверное, зверь был где-то совсем рядом, но, оглядевшись вокруг, Тэган никого не увидел. Где-то в лесу в ответ завыли другие волки. Такие звуки издают страшилища в ответ на сигнал охотничьего рога.

Тэган не знал, что делать. Звуки раздавались со всех сторон. Он бросился бежать наугад и вдруг заметил вблизи какое-то движение. Тэган отпрыгнул и выхватил шпагу как раз в тот момент, когда зверь набросился на него.

Удар пришелся прямо противнику в грудь, зверь повалился наземь с застрявшим глубоко в теле клинком. В темноте под дождем его было трудно отличить от обычного волка, но, когда зверь отполз назад, вытащив из груди шпагу авариэля, Тэган понял, что это оборотень, ходящий на четырех лапах. Ни один из обычных волков не смог бы драться, получив такое ранение.

Тэган не знал, есть хоть какая-то надежда убить эту тварь, пока она не разорвала его в клочья. Действие заклинания для шпаги уже давным-давно прошло, и сейчас Тэган не имел возможности произнести другое. Его оружие было всего-навсего куском стали, мало пригодным для поединков с призраками, оборотнями и подобными тварями. Но другого оружия у него не было.

Тэган накинулся на оборотня, пока тот еще не успел прийти в себя, и обрушил клинок ему на голову. Лезвие пробило кости черепа, но это не остановило врага. Он зарычал и бросился на авариэля.

Учитель фехтования отпрыгнул назад и протянул вперед руку. Тэган сделал обманное движение, словно собирался полоснуть оборотня по глазам, а сам нанес удар по передней лапе противника. На лапе осталась глубокая рана, но оборотень продолжал наступать. Держа искалеченную лапу на весу, но двигаясь не намного медленнее, оборотень начал обходить Тэгана справа. Авариэль обернулся и оказался лицом к лицу с врагом. Оборотень вдруг отскочил влево и напал на Тэгана сбоку. Авариэль сделал выпад шпагой, хотя и знал, что это не остановит противника.

Оборотень вцепился зубами в ногу Тэгана, но авариэль не мог сказать наверняка, прокусил ли волк башмак. Оборотень дернул его за ногу и повалил на землю, а потом вскочил верхом на крылатого эльфа, собираясь перегрызть ему горло.

Тэган вонзил шпагу в грудь оборотня, схватился за эфес двумя руками и из последних сил надавил на клинок. Оборотень разинул пасть, все еще пытаясь укусить эльфа. Тэган, дрожа от напряжения, сдерживал напор.

Затем оборотень дернулся, пытаясь освободиться от клинка. Он начал превращаться в человеко-волка, наверное решив, что в такой ситуации пара рук ему не помешает. Скорее всего оборотень убил бы Тэгана, если бы успел перевоплотиться, но он не успел.

Шпага проткнула оборотню спину. Такая сквозная рана даже для него была смертельной. Волк конвульсивно дернулся, у него пошла горлом кровь, он обмяк и повалился на эльфа.

58
{"b":"2410","o":1}