ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Незваные гости проскользнули в одну из арок. Она поворачивала, окружая помещение и отделяя его от внешней стены, чтобы никто не нарушал покой его обитателей. В дальнем конце прохода пол был усеян золотыми и серебряными монетами, их отблески дрожали на стенах в колеблющемся свете факелов, от которых воздух в галерее нагрелся. Сердце у Горстага бешено колотилось, он видел, что Оракул намерен выполнить свое обещание. Они вышли наружу. Смерть от холода была бы более приятным уделом, нежели то, что скорее всего их ожидало.

– Вы, юноши, оставайтесь здесь, на страже, – сказал Оракул, – пока я не завершу свое дело.

Он легкой походкой направился в дальний конец коридора, и тут навстречу ему вышло какое-то существо. Горстаг не мог его рассмотреть, мешала внутренняя стена галереи. Но огонь факелов отбрасывал на стену гигантскую тень рогатой, увенчанной гребнем головы на длинной гибкой шее и тела с выступом в форме плавника на спине. В воздухе витал запах мускуса. Горстаг с трудом преодолел приступ дрожи. Фервимдол испуганно пятился, и, чтобы он не удрал, шпион встряхнул его за плечо, приводя в чувство.

– Келсандас, – сказал Оракул.

– Я узнал тебя, – прорычал зверь в ответ, его голос был намного громче человеческого, хотя и сбивался на шипение. – Ты – Скрывающийся из моих снов.

– Эти сны я посылал тебе, чтобы подготовить переговоры.

– Зачем тебе это? Ты что, гонишься за собственной смертью? Я – бронзовый дракон!

– Металл, драгоценности. Когда-то все это не имело значения, и прежние времена скоро вернутся, – отвечал Оракул.

– Я тебе не верю.

– Веришь. Ты чувствуешь, как изменения подтачивают все, что было таким привычным. Но ты можешь уцелеть, если заслужишь.

– Почему я должен заслужить это, а другие – нет? – спросил Келсандас.

– Немало хлопот доставили мне такие, как ты, в прошлом, но дело не в этом. В Импилтуре я кое-что затеял. Вряд ли лорды об этом узнают. На всякий случай, если это произойдет, мне нужен помощник на месте, чтобы пресечь любые попытки вмешаться в мое дело.

– Но почему ты выбрал меня?

– Потому что я заглянул тебе в душу и знаю, что ты отличаешься от других.

Тень поднялась и изогнулась, будто змей собирался напасть.

– Думаешь, я трус? – спросил дракон. – Или предатель?

– Да нет же. Просто ты не дурак. Ты ведь не откажешься продолжить существование в более приятном облике, нежели твой нынешний?

– Кто ты? – спросил Келсандас. – Покажи мне твое истинное лицо.

– Ты уже понял, кто я, – ответил Оракул. – Но если хочешь… – Маг взмахнул рукой, и черты его лица съежились.

Глава третья

23-е и 24-е Хаммера, год Бешеных Драконов

Аорн не любил Затопленный Лес – мерзкое болото с трухлявыми деревьями, кучами грязного снега, темной водой в ямах, трясиной и запахом гнили. Увы, именно там устроил свое логово дракон, представлявший наибольшую опасность для путников в окрестностях Илрафона. И искать его следовало именно в Затопленном Лесу.

С чем никак не хотел примириться Уилл, ворчавший всю дорогу, пока они с трудом выслеживали свою жертву, если только можно выслеживать летающую тварь.

Прихлопнув жирную жужжащую муху, которая явно прекрасно чувствовала себя на холоде, хафлинг обернулся к товарищам.

– А ведь могли бы, – сказал он, – сидеть на палубе красивой галеры, есть виноград, пить пиво и слушать, как хорошенькая девица поет веселые песенки, так нет же. Мы слишком смелые для этого. Цель нашей жизни – барахтаться в мерзкой ледяной трясине и…

– Хватит, – сказал Павел. – Надоело слушать твое нытье и ворчню, ты же понятия не имеешь, почему остальные так решили. Ладно, послушай – Кара нам солгала. Она сказала, что ее ранили бандиты, вооруженные мечами и шпагами. Так вот, правда в том, что ее раны были от когтей, с ожогами и волдырями.

– Какая разница? – усмехнулся хафлинг. Карлик был в полном вооружении, включая несколько магических орудий, которыми их снабдили участвовавшие в предприятии колдуны из Фентии. Он нес целый арсенал – гарпун, лук, колчан, боевой нож и ледоруб, под такой ношей сам маленький охотник был едва виден. И, несмотря на это, он шел легкой, уверенной походкой прирожденного бойца.

– Я тоже заметил.

– И это не единственная странность, – продолжал Павел. – Почему она не назвала свое полное имя и зачем ей скитаться в этих краях в одиночку, да еще в Глубокозимье? Да еще с такими ценностями в кошельке? И почему она так боялась, что на нее снова нападут?

– Верно, – сказал хафлинг. – Она весьма подозрительная личность. Но ее сокровища можно потратить с пользой, так же как и любые другие. Ведь мы же, бывало, работали даже на зентов, когда им нужно было прикончить одну зверюгу.

– Тогда, по крайней мере, – сказал Рэрун, – мы знали, что получим взамен. А вот Кара для нас загадка.

– Которую мы могли бы разгадать, – настаивал Уилл.

– Вряд ли, – сказал Дорн.

– Но вы даже…

– И хватит об этом.

Прекратив таким образом дальнейшее обсуждение темы, которое длилось уже несколько часов, Дорн был доволен. Охотникам не настичь жертву, если они без умолку болтают. Скорее они сами станут добычей зверя.

Смеркалось, и Дорн подумывал о том, чтобы сделать привал и разбить лагерь. Они вышли на опушку, где вполне могло бы приземлиться огромное летающее чудовище. По краям ее росли ивы, кора на них местами была обуглена и еще дымилась. Земля была усеяна тонкими серо-зелеными чешуйками.

– Он приземлялся здесь, чтобы пометить территорию, – прошептал Рэрун, – совсем недавно.

– И снова улетел? – спросил Дорн. Рэрун изучал отметины на земле.

– Нет, – ответил он, – уполз по земле, вон в ту сторону. – Он указал направление острием гарпуна.

– Может, змей где-то рядом, – сказал Уилл. – Пойду прогуляюсь вперед и гляну, что там.

Он стянул с руки перчатку из телячьей кожи, послюнил палец и поднял его вверх, определяя, с какой стороны дует ветер. Следовало подобраться к жертве с подветренной стороны.

Хафлинг исчез в кустах, и его спутникам ничего не оставалось, как сидеть и ждать. Время шло, и Дорн уже начал беспокоиться, когда наконец появился запыхавшийся Уилл.

– Он там, – сообщил хафлинг. – Всего на расстоянии полета стрелы отсюда. Эх, если бы не деревья!

– А что он делает? – спросил Дорн.

– А вот это странно. Бормочет что-то себе под нос, как старая сварливая бабка.

– И что он бормочет? – спросил Павел.

– Думаешь, я понимаю драконий язык? Скорее это по твоей части, ты сам говорил. Не хочешь подобраться поближе и послушать?

– Если это не заклинания, – сказал Дорн, – не важно, что он там бурчит. Главное, он на земле и его можно достать. Надо подготовиться.

Они сбросили свое снаряжение. Лишний груз только мешает в бою. Выпили эликсир, защищавший от кислоты, которую выделяла шкура дракона. Затем настало время Павелу воспользоваться своим амулетом в форме солнца.

Дорн знал, что первая молитва служит для того, чтобы придать всем четверым сил, чтобы освободить их телесную оболочку от боли и усталости, очистить разум и обострить мысль. Второе заклинание должно было обезопасить их от ударов дракона.

Третье заклинание предназначалось только для Дорна. Мир вокруг стал беззвучным, словно Павел покрыл его пеленой тишины. Остальным тоже не помешало бы воспользоваться этим заклинанием. Но Уилл слишком кичился своей ловкостью, чтобы согласиться на помощь магии. Павел и Рэрун тоже не хотели обходиться без голоса и лишиться таким образом возможности повторять заклинания. Рэрун и сам владел колдовскими формулами. Эти знания передавались из поколения в поколение, хотя были и не так значительны и могущественны, как божественная сила жрецов, но, если надо, могли пригодиться.

Теперь все было готово. Дорн кивнул – пора идти.

Они двинулись вперед гуськом, первым шел Уилл, за ним Рэрун, потом Дорн. Павел, производивший больше всех шума и не столь искушенный в применении оружия, замыкал шествие. Они шли с интервалом в несколько метров друг от друга. Даже если этот дракон не обладал способностью изрыгать огонь, лучшей тактикой было держаться порознь, чтобы чудище, придя в ярость, не набросилось на всех сразу и не раздавило их одним прыжком.

8
{"b":"2410","o":1}