ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вместе с представлениями о дереве изменялись и представления о луне. Появились изображения быков, борющихся со львами, хотя оба эти животные связаны по своему культовому происхождению с луной: бык — воплощение лунного серпа, лев — полной луны. Изображения, где одно животное, олицетворяющее луну, стремится нанести ущерб другому лунному животному, можно истолковать как борьбу двух враждующих символов лунного божества, но борьбу льва против быка, часто фигурирующую в изображениях, следует, очевидно, объяснять как-то иначе.

Лунные животные впоследствии стали олицетворять время года, превратились в божества, воплощавшие в себе более широкие понятия жизни и смерти. Уже не только луна диктовала: «умри!» и «возродись!», но еще и не солнце! Функции жизни и смерти совместились в дереве и луне. И тут мятущийся ум человека нашел существо, более всего подходящее к небесному дереву: орла.

Орел

Основные черты

Связь между деревом и луной вызвала потребность найти божественное существо, которое больше подходило бы к небесному древу или скале, нежели бык или другое животное, передвигающееся по земле. Причиной явилось, очевидно, то, что прежнее представление о небе как о безграничном море сменилось все более крепнувшим убеждением в том, что небо — это воздушное пространство, где крупные птицы больше на месте, чем быки и львы, пусть даже обладающие огромными крыльями.

Нет нужды перечислять каждое из священных животных, связанных с лунным культом и игравших определенную роль в развитии религиозных представлений древности. Но крылатые кони (солнечные кони), которые, как и египетские солнечные ладьи, не являлись изображением солнца, а были воплощением лежащего лунного серпа, напоминающего лодку, олени с деревом между рогами, кабаны с золотой щетиной и клыками в виде лунного серпа, лунные зайцы и ослы — все эти животные, считающиеся священными или считавшиеся такими прежде, выступают в мифах, гимнах и изображениях, которые без указания на связь их героев с лунным культом были бы непонятны.

Следует, однако, остановиться на том священном существе, которое дает возможность понять бóльшую часть древних верований, в особенности же религию Ветхого завета, откуда черпало силы христианство. Это орел, царь воздушного пространства.

Конечно, можно сомневаться в том, считать ли орла лунным символом, каким был небесный бык, хотя в орле можно усмотреть символ луны. Но представление об орле как о священной птице шире: орел греческого Аполлона или Зевса стал скорее атрибутом высшего божества, нежели самим божеством.

Во всяком случае орел, подобно луне, — символ воскресения (или обновления), непременный атрибут многих древних божеств. Первоначально орел не был воплощением солнца. Только позднее, когда люди отошли от древней лунной религии и перенесли все ее символы и формы культа на солнце, получившее признание как главное светило, орел сделался священным символом солнца, а затем еще более высокого божества.

Священные оракулы

Греческий историк Геродот сообщает, что у египетского священного быка Аписа — лунного быка — на спине был изображен орел[181]. Почему — Геродот не объясняет, но упоминает о пророчестве коринфянам дельфийского оракула[182], которое коринфяне, согласно легенде, не поняли: «Забеременеет орел в скалах и родит льва мощного, плотоядного; многим сокрушит он члены. Хорошо обдумайте это, коринфяне, занимающие прекрасную Пейрену и высоко стоящий Коринф»[183]. Истолковать это пророчество можно таким образом: лев полной луны рождается от орла возле камня, скалы или дерева. Согласно этой версии, орел еще был в то время символом лунного серпа. Это подтверждается строками одной из песен Старшей Эдды: «Приснятся орлы — то быков предвещает!»[184].

Плутарх, рассказывая о жизни афинского полководца Фемистокла (V век до н. э.), приводит такой случай: «Фемистокл лег спать и видел во сне, что дракон извивается по его животу и подползает к шее; коснувшись лица, он превратился в орла, обнял его крыльями, поднял и нес далеко; вдруг показался золотой кадуцей; на него орел и поставил его в безопасности, и Фемистокл избавился от ужасного страха и тревоги»[185].

Таким образом, в различных регионах древнего мира орел и лунные животные — бык, лев и змей — были тесно связаны между собой.

В сновидении Фемистокла вместо камня, из которого в пророчестве коринфянам орел рождает льва, фигурирует золотой кадуцей, к которому орел отнес Фемистокла.

И, наконец, выявляется связь орла с зимним солнцестоянием, с тем временем, следовательно, когда лунный серп, находясь на небесном древе, как бы возвещает конец старого и начало нового года. Коринфские прорицатели «заметили двух орлов, они приближались к коринфянам, и один нес в когтях растерзанную змею, а другой летел позади с громким и вызывающим клекотом. Прорицатели указали солдатам на птиц, и все с молитвою стали призывать богов. Начиналось лето, месяц таргелион был на исходе, и близился солнцеворот»[186].

Плутарх, оставивший нам это сообщение, знал об этом дне еще четыре века спустя после Геродота. Знал он также, что здесь речь идет о двух орлах (молодом и старом), которые прилетают с интервалом примерно в три дня, — это не нуждается в разъяснении.

Орел с львиной головой

Связь орла с различными лунными животными объясняет появление в некоторых культурных регионах древности изображений синкретических существ. Это не творения человеческой фантазии, а формы становящейся все более единой символики одного и того же лунного культа. Это смешение совершенно различных, но аналогичных по значению священных животных очень многообразно. Одна из простейших синкретических форм — орел с львиной головой и, наоборот, лев с головой орла. Такие синкретические существа выступают, в частности, в многочисленных вариантах в виде керубов (херувимов), сфинксов и грифонов на всем Ближнем Востоке. Синкретические изображения, спустя три-четыре тысячелетия после их возникновения, часто украшали порталы и колонны христианских храмов на Западе. Так, полуколонны базилики святого Флавиана Монтефьяконского (в Италии) имеют капители с изображениями орлов с львиной головой.

Человек — лев — бык — орел

При богатстве лунной символики естественно, что орел выступает вместе с быками, козами, овцами, антилопами, змеями, рыбами и конями.

Индийская Ригведа[187] связывает орла с конем (преемником лунного быка) и с антилопой.

Известно также, что орла связывали со львом и быком.

На огромном изображении на камне из сирийского храма Тель Халава показано синкретическое существо, которое до сих пор не потеряло своего значения в христианской символике. Здесь опять-таки выступает связь орла, льва и быка, но как четвертый священный символ появляется человек. Такую же мысль мы встречаем и в Ветхом завете, в Книге пророка Иезекииля. В его видениях являются четыре существа: человек, лев, бык и орел[188]. Это три лунных животных и как четвертый, самый поздний символ — луна в образе человека. Христианская символика отожествила четырех евангелистов с животными: Матфея с человеком, Марка — со львом, Луку — с быком, Иоанна — с орлом.

вернуться

181

Геродот, III, 28.

вернуться

182

Дельфийский оракул — знаменитое прорицалище древней Греции при храме Аполлона в Дельфах. Предсказания оракула, истолковываемые дельфийскими жрецами, играли огромную роль в политической жизни древнегреческих государств.

вернуться

183

Геродот, V, 92.

вернуться

184

Гренландские речи Атли, 20.

вернуться

185

Плутарх, Сравнительные жизнеописания, Фемистокл, XXVI.

вернуться

186

Плутарх, Сравнительные жизнеописания, Тимолеонт, XXVI–XXVII.

вернуться

187

Ригведа — древнейший памятник индийской религиозной литературы, создававшийся на протяжении II–I тысячелетий до н. э. В нем собрано более тысячи гимнов различным богам.

вернуться

188

Книга пророка Иезекииля I, 1–10.

40
{"b":"241075","o":1}