ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сергей Годына

«Последний парад наступает!» Наша победа при Цусиме

В оформлении переплета использована иллюстрация художника А. Заикина

© Годына С.В., 2015

© ООО «Издательство «Яуза», 2015

© ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Пролог

В одном уютном пивном баре, расположенном в небольшом провинциальном городке, сидело двое необычных посетителей. Один из них был примерно вдвое старше другого и годился своему собеседнику как минимум в отцы. Седая бородка, очки, жестикуляция и манера поведения говорили о том, что этот человек явно принадлежал к интеллигенции и посещение подобных заведений было для него отнюдь не повседневным явлением. А вот второй гость был на вид самым заурядным человеком, ничем не выделяющимся на фоне остальных людей, собравшихся под крышей бара.

Необычным был и диалог между двумя людьми, принадлежавшими к разным поколениям.

– Да поймите вы, профессор, что ни в одной другой войне не было подобного коэффициента везения у одной стороны, – в сердцах доказывал младший по возрасту собеседник. – Да, случались и в других войнах «золотые пули», но неумолимое течение реки истории, как правило, тут же исправляло последствия всех «лаки-шотов»[1], устанавливая статуэтку с госпожой Фортуной на чашу весов невезучей стороны. Самый наглядный пример – знаменитый снаряд «Бисмарка», пустивший на дно британский линейный крейсер «Худ». С тем фактом, что это попадание было «лаки-шотом», не отваживаются спорить даже самые ярые германофилы. Но давайте посмотрим, что же случилось после чудовищного взрыва, уничтожившего гордость Британии. А далее невероятно удачные попадания продолжались, но уже исключительно со стороны англичан. Во-первых, снаряд «Принс оф Уэлса» угодил в топливную цистерну «Бисмарка», отчего германский линкор вынужден был прекратить свое рейдерство и отправиться в свой ближайший порт. Затем последовала каноническая торпеда, которая вопреки всем теориям вероятностей лишила немецкий линкор управляемости. И под занавес госпожа удача окончательно вернула англичанам должок, когда в ходе классической артиллерийской дуэли «Бисмарк» был потоплен, не добившись при этом ни одного попадания.

– Я полностью с вами согласен и абсолютно разделяю эту точку зрения! – молвил человек, которого собеседник называл уважительным словом «профессор». – Но все равно хотелось бы услышать вашу теорию до конца, дабы убедиться, что мы говорим об одном и том же.

– Ну что же, я так понял, вас заинтересовала моя статья про путешественников во времени. И теперь вы хотите, чтобы я пояснил свое видение Русско-японской войны в контексте заинтересовавшей вас статьи.

– Именно это я и хочу от вас услышать! – оживился профессор. – Вы один из самых известных знатоков этой войны в Интернете. Поэтому было бы крайне любопытно разобрать ваше видение Русско-японской войны в контексте этой небезызвестной статьи.

– Ну тогда получайте! – с ехидной улыбкой молвил собеседник. – Русско-японская война в том виде, в котором мы ее знаем, – это тупейшая альтернатива, написанная ярым японофилом. Причем автор ее даже ради приличия не соизволил соблюдать простейшие законы истории. У меня собрано огромное количество фактов, подтверждающих мою теорию, но для озвучивания их всех мне банально не хватит времени до закрытия бара. Поэтому остановлюсь лишь на самых общеизвестных.

Собеседник профессора неторопливо потянулся. Так делают обычно люди, уверенные в своей правоте, в преддверии высказывания неопровержимых доказательств.

– Возьмем, к примеру, момент гибели броненосца «Петропавловск» с адмиралом Макаровым и всем штабом эскадры на борту. По идее, такое иногда случается в войнах. Но законы истории тем и уникальны, что тут же делают гадость и противоборствующей стороне. А что мы видим в Русско-японской войне? А ровным счетом ничего! Никакой компенсации русским фортуна не подарила.

– Ну почему же. На минах чуть позже погибли сразу два японских броненосца, – возразил профессор.

– И каким образом это повлияло на ход дальнейших действий? – парировал выпад его собеседник. – Видите ли, гибель «Ясимы» и «Хатцусе» произошла в самый благоприятный для Японии момент. Удачнее время подобрать просто невозможно. Я понимаю, что это спорное утверждение, поэтому давайте двинемся дальше.

– Давайте, – с увлечением поддержал продолжение разговора профессор, разливая пиво из графина.

– Возьмем для примера бой в Желтом море. У меня создается впечатление, что его ход обрабатывался в какой-то военно-морской игре, наподобие «Джейна»[2]. Японская эскадра, пользуясь преимуществом в скорости, несколько часов ходит вокруг противника, расстреливая его корабли с дальней дистанции. Но русский командующий с легкостью парирует все эти маневры, вовремя отворачивая на контркурс. Тем самым повреждения своих кораблей он сводит к минимуму и упорно продолжает прорыв из Порт-Артура. То есть скорость и лучшая выучка экипажей никоим образом не способствуют успеху флота Страны восходящего солнца. И что делает человек, писавший эту альтернативу? А он пускается в откровенное жульничество и «рисует» снаряд, попавший в крыло мостика флагманского броненосца русских, который убивает адмирала Витгефта. Но штаб эскадры остается целым и решает скрыть факт гибели командующего от капитанов кораблей. Бой продолжается, как и прежде. То есть это попадание еще не влечет за собой тяжелых последствий. И вот тут японский альтернативщик «рисует» второй снаряд, угодивший в боевую рубку «Цесаревича» и перебивший всех офицеров штаба! То есть в течение пяти минут в наш флагманский корабль попадают два снаряда, убившие адмирала и весь его штаб! Необходимо отметить, что если был бы только один «лаки-шот», то есть погиб либо Витгефт, либо штаб, то это попадание ничего не изменило бы. Обязательным условием победы было именно два последовательных попадания, ибо одним уничтожить и адмирала, и штаб было невозможно. Примеров такого мошенничества я лично больше не знаю!

– Очень любопытный взгляд на историю у вас, Сергей! Очень любопытный! – задумчиво проговорил профессор, поглаживая привычными движениями свою седую бородку.

– Или давайте возьмем Цусимское сражение. Альтернативщику, писавшему его историю, для того чтобы эта битва стала именем нарицательным, пришлось немало постараться. Для начала перед боем японцы весьма долго следят за русской эскадрой, а адмирал Рожественский не предпринял никакой попытки их отогнать, несмотря на то, что его план по скрытному пересечению Корейского пролива провалился. Затем следует чудесное утопление «Осляби» в завязке боя и выбивание флагманского «Суворова» в самый неподходящий момент, когда тот решился-таки отвернуть еще на два румба от противника. Затем был как-то странно утоплен вспомогательный крейсер «Урал». Причем уничтожению этого корабля историки почему-то не придают особого значения. А ведь все забывают, что на следующий день стальную петлю вокруг остатков русской эскадры японцы смогли затянуть исключительно при помощи радиосвязи. Но если бы был цел «Урал» и его капитан отважился бы перебивать вражеские радиопереговоры, то шансов поймать все русские корабли у противника значительно поубавилось бы. Ну да ладно – это было лирическое отступление. Продолжаем рассматривать битву. Как особый анекдот можно отметить, что последний двенадцатидюймовый снаряд, выпущенный в первый день боя, тоже стал «золотой пулей», попав в снарядный погреб броненосца «Бородино». Ну и особо нужно остановиться на тех снарядах, которые выпали на долю остальных кораблей русской эскадры. Не секрет, что основную тяжесть боя вынесли на себе четыре головных русских броненосца типа «Бородино». Попадания в другие наши тяжелые корабли были достаточно редки, и количество их невелико. Но вы посмотрите, как удачно они распределились! По сути, те же «лаки-шоты» полностью решили судьбу «Светланы», «Сисоя Великого», «Ушакова». И еще одно замечание по снарядам. Возьмите любой морской бой из любой другой войны и посмотрите статистику на попавшие, но не разорвавшиеся снаряды. Доля таких иногда достигает пятидесяти процентов. Знаменитый снаряд с «Принс оф Уэлс», угодивший в топливную цистерну «Бисмарка», так же не детонировал. В принципе, если в этом контексте рассматривать Русско-японскую войну, то наши снаряды не сильно и выделяются. Вполне приемлемый коэффициент неразорвавшихся боеприпасов. Но! Опять это «но»! Посмотрите на японцев! Процент несдетонировавших снарядов запредельно мал. Не наводит ли это на мысли о жульничестве? Но вернемся к Цусиме. Адмирал Энквист с тремя мощными и быстрыми крейсерами почему-то отворачивает с заданного курса и позорно бежит в Манилу. А ведь если у кого-то и был шанс дойти до Владивостока, то именно у этих кораблей. Ну и так далее и тому подобное. Практически в каждом отдельном эпизоде этой эпохальной для России битвы видно вмешательство высших сил на стороне ее противника.

вернуться

1

Лаки-шот – русский вольный перевод от английского Lucky Shot, что дословно означает «удачный, везучий выстрел».

вернуться

2

Игра «Джейн» – знаменитая настольная оперативно-тактическая игра, симулирующая морской бой с высокой реалистичностью.

1
{"b":"241372","o":1}