ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Собака глухо заворчала, и Сенор поспешно двинулся за ней. Одно утешало: по крайней мере здесь еще и не пахло колдовством.

Глава вторая

Устои кобара

Тысячи лет существовал город Кобар, и никто не помнил о тех временах, когда города не было. Кобару, окруженному Завесой Мрака, принадлежали земли всего этого мира, включая деревни Безлюдный Двор – на юге и Дырявая Крыша – на востоке. Никто и ничто не могло проникнуть сквозь Завесу: на любой доступной взгляду высоте птицы поворачивали назад, а гигантская яма, вырытая много поколений назад Хозяином Башни Тингом с целью выяснить, насколько глубоко Завеса проникает в земную твердь, так и осталась немым свидетельством его бессилия. Завеса стеной поднималась от земли и, размываясь, терялась высоко в небе, а Большой Огненный Круг, восходя и заходя, появлялся и исчезал за нею постепенно.

Лишь в одном месте замкнутого мира Завеса Мрака прерывалась, но в этом разрыве переливалась и дрожала отвратительным студнем Зыбкая Тень.

Никто в Кобаре не знал, что такое Зыбкая Тень; ни один человек, вошедший туда, не вернулся. Установления гласили, что там были Неизвестность, Неопределенность, Хаос, Безумие и Смерть.

Создатели Установлений давно исчезли, а подтверждением слухам служили пришельцы из Тени – странные существа, порождения Хаоса; с большинством из них Кобару приходилось сражаться и уничтожать их любой ценой.

Впрочем, иногда они оказывались почти предсказуемыми и не угрожали смертью. Тогда с ними общались при помощи знаков и даже вели обмен, но все равно их тайного влияния боялись и с нетерпением ждали момента, когда они снова сгинут в Тени. Да и сами эти создания никогда не задерживались в Кобаре надолго, явно чувствуя себя неуютно в мире предопределенности, и, назначив порой при торговле цену, казавшуюся людям несуразно малой, вскоре исчезали.

Так в городе появлялись металлические сферы с непонятными рисунками, липнущее железо, невесомые диски, плавающие под потолком; сосуды из темного вещества, которые никому не удавалось наполнить или разбить, и многое другое, не похожее вообще ни на что. Назначение этих предметов было неизвестно живущим здесь, а верные сведения считались утраченными давным-давно.

В любом случае, жители Кобара были вынуждены построить Преграду, отгородившую Тень от мира, и содержать стражу, которая могла сразиться хотя бы с самыми уязвимыми из ее порождений. Обычно стражниками были опытные воины с лучшим оружием и боевыми машинами, но и они порой оказывались бессильными против Мертвящего Света, Плавающих Отражений (когда что-то странное творилось с Огненным Кругом), Ядовитого Тумана, Зловонной Чумы, Цепного Безумия, а то и вовсе Неощутимой Смерти, проникавших иногда из-за Преграды. В таких случаях умирали многие. Когда становилось бесполезным обычное оружие, самим Великим Магам приходилось пускать в ход свое тайное искусство.

Как бы там ни было, до сих пор Кобару удавалось сдерживать наступление Тени – и равновесие между порядком, поддерживаемым властью Хозяев Башни, и Хаосом, готовым поглотить мир, восстанавливалось вновь.

* * *

Никому не известными, кроме, может быть, самих Магов, оставались истоки их нынешней власти. В незапамятные времена Кобар был разделен на Верхний и Нижний город. Центром Верхнего стала Башня, окруженная крепостями богатых и влиятельных кланов, домами придворных, городской знати и священников религии Воплощений; Нижний, в котором обитали все остальные, протягивал все дальше в стороны уродливые щупальца своих густонаселенных кварталов.

* * *

Иерархия придворных в Кобаре была весьма сложной и запутанной. Кроме высшей знати, наследующей титулы безоговорочно, любой, у кого хватило бы средств для обучения в сектах и кто сумел бы выжить в непрерывной и тайной войне против всех, которая велась в Кобаре посредством интриг с самыми изощренными жестокостью и коварством, мог стать придворным. Такие, принадлежавшие к вновь вылупившейся знати, стремились правдой и неправдой приобрести заслуги перед властью и своими покровителями. Они поднимались по ступеням иерархической лестницы Кобара от Человека Мизинца до Хозяина Ладони и со временем получали право носить при дворе перчатку с отрезанным пальцем.

Присваивали очередной титул, как и отнимали его у преступивших неопределенную грань, Хозяева Ладони, которые заседали в тайном совете. В этом также таился неистощимый источник интриг.

Владевшие магией, основами всех наук и лженаук, Великие Маги правили незримо и неумолимо, лишь иногда спускаясь с запретных для остальных жителей Кобара верхних этажей Башни. Маги почти не нуждались в поддержке мечей, ибо обладали силами гораздо более страшными. Хозяева Башни допускали интриги, соперничество кланов, дуэли между придворными, убийства и резню, пока это не угрожало нерушимым устоям этого мира, главными из которых были их власть и нескончаемая война с Зыбкой Тенью.

Трудно было оспаривать непостижимое могущество Магов. Ни один придворный не решался на это, пока находился в своем уме. Канула в небытие (да и существовала ли когда-нибудь?) память о том, кто и когда выстроил Башню – гигантскую цитадель странной формы из темного камня, в стенах которой не было стыков и швов. Вероятно, ее создали не предки людей Кобара; а легенда о том, что Башня упала с неба еще до возникновения Завесы Мрака, не объясняла ровным счетом ничего.

Сами же Повелители поддерживали слухи о своем бессмертии; никто не знал, откуда они взялись, сколько их, и вообще – остаются ли они одними и теми же на протяжении многих веков. Кроме веры в бессмертие Магов, имели хождение и предания о женщинах, исчезнувших навсегда, – по существу, рабынях, которых Хозяева Башни брали к себе на верхние этажи, чтобы те рожали им детей.

* * *

Но однажды, прямо на глазах у Сенора, пришел конец Великому Магу Селангу. Это случилось, когда Двухголовый из Тени появился в мире Кобара на плечах огромного прозрачного пса. Стрелы и камни метательных машин не оказывали на пришельцев никакого воздействия, если не считать того, что, по мере поглощения попадавших в них снарядов, Двухголовый и его пес становились все больше и больше.

Они легко прорвались сквозь укрепления и перенеслись через замаскированные ловушки, а потом невредимыми миновали огненный дождь, обрушенный на них воинами Преграды из бочек с горящей жидкостью.

Двухголовый, двигаясь к Кобару по сужающейся спирали, почти полностью разрушил Дырявую Крышу, но на окраине деревни его уже поджидал Пург Разделыватель Мяса с боевым топором из небесного металла, покрытым серебром и заговоренным незадолго до этого Магом Селангом. Пока прозрачный пес Двухголового каменными когтями раздирал в клочья Перевозчика Туш Халепа, Пург приблизился к монстру вплотную и, произнеся магическую формулу, снес ему топором голову.

После чего раздался хрустальный звон и пес исчез по частям, превратившись в рассыпающиеся плоскости, которые по-разному преломляли свет.

Когда это случилось, Двухголовый издал низкий гул – от него стоявшие рядом потеряли разум, – и выпустил из двух своих ртов черное облако, окутавшее голову Пурга и превратившее его лицо за опущенным забралом в обугленную маску, с которой каплями падал на землю расплавленный металл.

После гибели Пурга на Двухголового напала свора слепых собак – заколдованных созданий Хозяев Башни. Они считались перерождениями древних чудовищ, которых Боги обрекли на вымирание в Нижнем Мире. Их тени, призванные из Сумрачного Царства, были заключены Магами в телах безглазых собак.

Несмотря на отсутствие глаз, они прекрасно ориентировались в тайных норах Башни и надежно охраняли ее тайны. Существовало поверье, что слепую собаку можно убить, лишь отрубив ей голову и закопав туловище отдельно, ибо в противном случае собака выбиралась из-под земли и начинала блуждать по миру, преследуя своего убийцу. Но, насколько Сенор знал, никто еще не пробовал сделать это…

2
{"b":"241434","o":1}