ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И господин Рамадон с помощью Мишеля принялся развязывать Скаффера. Тот поднялся на ноги, отряхнул одежду. Его лицо было мертвенно-бледным, глаза бегали.

– По-моему, мне лучше поехать на грузовике. Совершенно незачем напоминать жандармам о секретном гараже, ворошить дело Марнье! И потом, они увидят крыло… вещественное доказательство!

Господин Рамадон заколебался, бросив мимолетный взгляд на злоумышленника.

– Ладно, договорились, я поеду следом. Вам все равно не уйти…

Скаффер вывел грузовик из гаража, притворил сарай. Мишеля с Даниелем господин Рамадон посадил к себе в машину. Кузены обратили внимание, что Артур не ошибся в своих предположениях: для простоты управления зажигание здесь включалось обычным рычагом. Благодаря этому Скафферу и удалось так стремительно скрыться после кражи альбома на празднике.

На мосту через канал господин Рамадон высадил пассажиров: жандармерия находилась в противоположной от «Маргийери» стороне.

– Зайдите ко мне часика в три, – предложил Рамадон, – и прихватите, пожалуйста, третью открытку – она у ваших младших брата с сестрой. Мы вместе попытаемся пролить свет на эту тайну.

– Хорошо, мы придем, – заверил Мишель, переглянувшись с Даниелем. – По дороге предупредим Артура.

– Тогда до скорого!

Скаффер послушно дожидался господина Рамадона.

– Впредь будет ему наука, – заметил Мишель. – Может, изменит образ жизни.

– Будем надеяться, – вздохнул Даниель. И братья быстрым шагом направились к «Маргийери».

* * *

После полудня семейство Рамадонов вместе с Николь и молодыми людьми собралось поехать на ферму Нюма. После короткого обсуждения это решение было признано наилучшим. На трех открытках, которые Марнье упоминал в своих письмах как ключ к разгадке, в самом деле были изображены дом и лужайка под тремя различными углами.

Ребята были потрясены сияющим видом Рамадонов и Николь. Словно они разом избавились от висящей над ними смутной угрозы.

Остановившись на лужайке, господин Рамадон разложил открытки на капоте автомобиля.

Отойдя с Мишелем и Даниелем в сторонку, Николь чуть слышно шепнула:

– Тетя мне все рассказала. Теперь я понимаю, почему меня не пускали в Корби. И я ни капли не сержусь. Чтобы действовать с таким тактом, надо было очень любить меня…

Молодые люди подошли к машине, чтобы получше рассмотреть картинки. Это были фотографии, которые Марнье самолично сделал и искусно подретушировал, придав им вид невинных почтовых открыток. Ради осторожности он послал их на собственный даурский адрес. Скаффер не нашел их, так как близнецы, прочтя имя Марнье, вытащили открытки из альбома, чтобы сделать Николь сюрприз – хоть и не самый удачный.

Господин Рамадон достал из кармана два письма, которые много лет тому назад ему вручили бывшие заключенные – товарищи Марнье. Пробежав глазами начало, он отыскал нужный абзац. – Ну-ка, ну-ка… Да, вот…

«Каждую из трех картинок (каких именно, я уточню в самый последний момент, они – в альбоме) расчертить на диагонали. Затем, положив их перед собой, найти середину второй диагонали справа».

«Полученные таким образом исходные точки, – говорилось во втором письме, – соответственно нанести на землю или на фасад дома. Из следующего письма станет ясно, что делать с этими точками».

Господин Рамадон развернул третье письмо.

– Ладненько… Так-так… Вот продолжение.

«Три полученные точки соединить в треугольник. Через каждую из вершин провести прямую, параллельную основанию, так, чтобы они образовали другой треугольник. Сокровище зарыто в северной вершине второго треугольника».

Господин Рамадон отбросил шляпу.

– Как все это сложно!

Тем не менее первые три точки были найдены без особого труда – сначала на открытках, а затем и на местности, благодаря довольно простым ориентирам. Совсем другое дело оказалось провести прямые, параллельные основаниям треугольника, который был отмечен тремя колышками, подобранными тут же на земле. Тем не менее Мишель, Даниель и Артур справились с этой задачей, заменив циркуль веревкой. В конце концов искомая точка была вычислена.

На миг всю компанию охватило волнение, затем последовали первые удары лопаты. Господин Рамадон прихватил с собой целый набор инструментов. К счастью для них, почва была довольно рыхлой – из-за близости озера. Ребята вырыли яму почти в метр глубиной и полтора метра шириной, когда их лопаты наткнулись на завернутый в полиэтилен сверток, сверху заклеенный клейкой лентой. Он был приблизительно полметра в длину, сантиметров тридцать в ширину и примерно столько же в высоту.

Госпожа Рамадон и Николь пришли в лихорадочное возбуждение, что было вполне понятно.

Господин Рамадон решительно разорвал упаковку, под которой оказался металлический ящик, слегка тронутый ржавчиной. Стенки ящика были схвачены полиэтиленовой лентой. Без особого труда ящик открыли. Все, сгорая от любопытства, сгрудились вокруг дяди Николь.

Первым на глаза им попался продолговатый кожаный мешочек. Внутри его лежали две стальные пластины, на которых были выбиты лицевая и обратная сторона крупной банкноты. Работа была настолько тонкой, что оставалось только пожалеть о ее неблаговидном предназначении.

– Какой был замечательный художник, – вздохнула госпожа Рамадон. – Какая жалость, что он не сумел удержаться на правильном пути!

Со дна ящика были извлечены два завернутых в тряпку слитка золота.

– Ничего себе состояньице! – заметил господин Рамадон. – Да тут больше двух килограммов!

– Скорей неси ящик в полицию, – посоветовала госпожа Рамадон. – Чем раньше мы от него избавимся, тем лучше.

Даниель, который взял с собой фотоаппарат, получил разрешение сделать несколько снимков.

– Это немного утешит двойняшек, – сказал он. – Онорина не отпустила их с нами – и правильно сделала!

Господин Рамадон сложил пластины и золото в ящик и на скорую руку упаковал его в полиэтилен.

– Устроим сюрприз дежурному жандарму! – сказал он. – Кто со мной?

Госпожа Рамадон вопросительно взглянула на Николь.

– Поезжай, друг мой, – произнесла она. – Мы с Николь дойдем пешком. Может, молодые люди захотят нас проводить.

Мишель и его товарищи охотно согласились. Господин Рамадон уехал, а компания опять вступила на проселочную дорогу. Расставаясь на перекрестке улицы Четвертого сентября, Николь протянула Мишелю альбом.

– Сделай от меня подарок Ив и Мари-Франс, – попросила она. – Он им так нравился, а у меня с ним связано слишком много печальных воспоминаний.

– Спасибо огромное, – ответил Мишель. – Обязательно приходи в «Маргийери» вместе с господином и госпожой Рамадон. Мои родители будут очень рады познакомиться с вами.

– С удовольствием!

Они распрощались; ребята заторопились домой. На празднике вполне могли без них обойтись; они и так уже достаточно потрудились. К тому же надо было успокоить славную Онорину, которая любое незаурядное событие принимала слишком близко к сердцу.

* * *

Весть об освобождении Эрнеста Бури, которую в скором времени сообщила по телефону Николь, Мишель воспринял с ликованием.

– Теперь-то ты понимаешь, – заметил Даниель, – что самые незначительные причины могут повлечь за собой серьезнейшие последствия. Вот если бы Юпитер не разгневался на нимфу, он бы не превратил ее в скалу… Переводя на простой язык, у тебя было бы меньше забот.

Мишель был настолько сбит с толку этими мифологическими аллюзиями, что промолчал.

В углу возились близнецы, они были в восторге от подарка Николь, хотя еще немного дулись на Мишеля с Даниелем.

– Интересно, что бы они делали, если бы мы не нашли этот альбом? – прошептала Мари-Франс.

Ив придерживался такого же мнения. С этими взрослыми вечно одна и та же история!

Впрочем, какое это сейчас имеет значение! Николь и Рамадоны счастливы. Праздник удался. Марсель Бури вновь обрел старшего брата. Судебная ошибка исправлена.

23
{"b":"2415","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ghost Recon. Дикие Воды
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Орудие войны
Отчаянная помощница для смутьяна
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Последний вздох памяти
Администратор Instagram. Руководство по заработку