ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кофе на утреннем небе
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Мертвое озеро
Ненужные (сборник)
BIG DATA. Вся технология в одной книге
Мировое правительство
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Моя босоногая леди
A
A

Мадам Перо ранний визит застал врасплох, и прошло некоторое время, прежде чем она собралась с мыслями и ответила:

— Мне вполне понятны ваши чувства и чувства ваших друзей, мсье Девиллер. К сожалению, нам не удалось обнаружить ничего определенного, если не считать фотографий и бюллетеня ОАИПА, где упоминается о сообщении, которое должен был сделать на заседании этого общества мой отец. Все остальные документы исчезли.

— Понимаю, понимаю… — с явным разочарованием проговорил мужчина. — Могу я взглянуть на эти снимки?

Мадам Перо провела его в гостиную, а друзья принесли фотографии. Девиллер изучил их самым внимательным образом.

— Мы должны повторить раскопки, — сказал он наконец. — Вам известно, в каком месте они проводились?

— Судя по всему, в нашем саду, — ответила бабушка Мартины.

— Мои друзья определили даже, где именно был сделан снимок. Тот, на котором видна табличка со стрелкой, — вмешалась в разговор девочка.

На лице посетителя, которое до сих пор было хмурым, появилась улыбка.

— Что ж, в таком случае… Мы все возьмемся за дело, если только вы позволите, мадам. Будем копать там же, где мсье Марньи. Это не — терпит отлагательства!

Ребятам показалось, что мужчина готов сбросить куртку и немедленно приняться за работу.

От изумления мадам Перо на несколько секунд потеряла голос.

— Мсье Девиллер прав, бабушка, — поддержала гостя Мартина. — Если мы найдем то место, где делал снимки дедушка Эжен, это отчасти возместит потерю документов, которые были украдены после его смерти.

— Конечно… Конечно… — пробормотала мадам Перо.

— Так вы согласны, мадам? Ведь вы согласны, правда? — настаивал председатель комитета по защите поселка.

— Мне кажется, здесь не о чем долго думать! — заявила хозяйка дома, ища глазами поддержки ребят. — Но не опасно ли это? Ведь место раскопа было так быстро засыпано…

— Я страховой агент, мадам Перо. И немедленно позабочусь о том, чтобы все участники раскопок, которые мы начнем, были застрахованы от несчастного случая. Впрочем, я не думаю, что до этого дойдет.

— Раз так, мне нечего больше возразить, — проговорила бабушка Мартины.

В порыве признательности Девиллер схватил ее ладони и затряс их с такой силой, что пожилая женщина на секунду испугалась, как бы он не оторвал ей руки.

Председатель комитета вернулся к тем, кто ждал его у калитки. После первых же его слов люди, стоявшие до этого молча, огласили окрестности радостными криками, заглушив шум корчевки леса.

Все быстро пошли по направлению к центру Ситэ-Флери.

— Интересно, что выйдет из всего этого? — вздохнула мадам Перо. — На всякий случай продолжим подготовку к переезду.

— Какой в этом смысл, бабушка?! Вполне возможно, что уже завтра мы узнаем, что именно открыл дедушка Эжен!

— Может быть, дитя мое, может быть…

* * *

Не прошло и получаса, как в сад явилась первая группа землекопов, состоявшая из десяти молодых людей. Сменяя друг друга, они принялись рыть землю в месте, которое указал им Артур. Их движения, поначалу лихорадочно быстрые, скоро стали более размеренными.

Ребята снова поднялись на чердак и принялись просматривать газеты и журналы. Однако работали они уже не с тем пылом, что в первые дни. Им удалось обнаружить еще несколько бюллетеней ОАИПА, но там не было никаких интересных сообщений, касающихся окрестностей Врефана. Мысли мальчиков и Мартины были заняты тем, что произошло ночью. Несмотря на все их предположения, им не удалось приблизиться к ответу на вопрос, зачем кому-то понадобилось похищать старый фотоаппарат.

* * *

Уже приближался час обеда, когда мадам Перо позвала ребят вниз.

— Спускайтесь! — крикнула она. — У нас гость!

— Может, пришел кто-нибудь из вчерашних жандармов? — предположил Даниель.

— Не исключено, что это Месмэ, — сказала Мартина.

Когда ребята, лица и руки которых были, перепачканы пылью, вошли в гостиную, они застали там мадам Перо, беседующую с незнакомым мужчиной лет пятидесяти.

Он казался вполне крепким для своего возраста. Куртка из коричневого бархата и брюки серо-стального цвета придавали ему элегантный и вместе с тем непринужденный вид. Зачесанные назад длинные седые волосы обрамляли энергичное загорелое лицо. Из-под густых, на удивление черных бровей сверкали темные глаза. На диване рядом с гостем лежала матросская шапочка, которая совсем не шла к его костюму.

Мадам Перо весело улыбалась. Представив гостю ребят, она сказала:

— А это мсье Лорьо, тот самый молодой человек с фотографии.

— Молодой человек довольно сильно изменился, правда? — улыбнулся посетитель.

Казалось, его забавляет изумление ребят.

— Это действительно я! Едва я увидел фотографию в газете, как сразу вспомнил все, что произошло сорок лет назад. Мсье Марньи был замечательным человеком. Ко мне он относился с большой симпатией. Я многое узнал из бесед с ним. Он был настоящим эрудитом. Коньком его, конечно же, была история. Мне тогда, вероятно, было… Дайте-ка вспомнить… Ну да, лет шестнадцать-семнадцать.

— Если судить по фотографии, вы помогали дедушке рыть в саду убежище, мсье? — спросила Мартина.

— Да, вы правы. По крайней мере, мы вместе соорудили лестницу и положили куски бревен вместо ступенек. К сожалению, мне вместе с родителями пришлось уехать из Врефана. Я вернулся сюда только в сорок четвертом году. Тогда-то я и узнал о том, что случилось с моим старым другом. Заметно было, что воспоминания взволновали мужчину. Мадам Перо незаметно смахнула со щеки слезинку. А Мишель был сильно разочарован. Итак, Лорьо не был свидетелем открытия Эжена Марньи. И тем не менее…

— Прошу прощения, мсье, — проговорил он. — Может быть, вы после отъезда переписывались с мсье Марньи?

— Конечно. Я писал ему, и он мне отвечал. Но последнее мое письмо осталось без ответа. Я не указал на конверте обратный адрес, поэтому оно ко мне не вернулось. Больше я не писал…

— Мсье Марньи не упоминал в своих письмах о чем-нибудь необычном? — спросил Мишель. Мужчина нахмурился.

— О чем-нибудь необычном? — с удивлением повторил он. — Что вы имеете в виду? — И тут лицо его просветлело. — Я понял! Вы говорите об открытии, о котором мсье Марньи собирался делать доклад в Обществе археологических исследований. Об этом упоминается в сегодняшней статье. Насколько я понимаю, у вас есть основания верить в точность этих сведений?

— Совершенно верно, мсье.

— Увы, я не помню, чтобы мсье Марньи сообщал мне о чем-нибудь в таком роде. Более того, я совершенно убежден, что он ничего мне об этом не говорил и не писал. Но, может, остались еще какие-то свидетельства его открытия? Например, он мог рассказать о нем кому-то из соседей.

— Нам ничего об этом не известно, мсье Лорьо, — со вздохом произнесла мадам Перо. — Во всяком случае, в доме не было ничего, что могло бы навести нас на след. Я в этом совершенно уверена.

— В этом нет ничего удивительного. Когда я вернулся в поселок в конце сорок четвертого года, ваш дом был, если можно так выразиться, открыт всем ветрам. Соседи сообщили мне о трагической гибели мсье Марньи. Ни о чем больше они не говорили. По всей вероятности, если ваш отец что-то и нашел, эти предметы были уничтожены или украдены немцами или союзниками.

На лицах мальчиков и Мартины читалось глубокое огорчение. Оно не укрылось от посетителя.

— Похоже, мой визит или, по крайней мере, моя неосведомленность вас разочаровали. Вы надеялись, что, опубликовав фотографию, найдете свидетеля открытия? Мне очень жаль, но мне не была доверена эта тайна. Я имею в виду, что мсье Марньи ничего не написал мне о своей находке. Но к тому времени, когда я уехал из поселка, он еще ничего не нашел — за это я могу поручиться.

Мишелю показалось, что Лорьо слегка обижен, что старый друг ни о чем не сообщил ему в письмах.

— Скажите, были ли у мсье Марньи еще друзья? — продолжал спрашивать Мишель. — Я имею в виду, люди, которым он полностью доверял.

10
{"b":"2416","o":1}