ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
От ненависти до любви…
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Принц Зазеркалья
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
Страстная неделька
Поденка
Разоблачение
Продать снег эскимосам
A
A

— Ну да… И что из того?

— Ничего особенного. Просто я хотел узнать, где ты раскопал тот аппарат.

Какое-то время Жюльен молчал, покусывая губы, потом наконец сказал:

— Я нашел его на чердаке.

— В своем доме, на улице Монахов?

— Разумеется… А тебе-то это все зачем? Я же не прячусь, назвал вам свое имя и адрес…

— Тебя ни в чем не обвиняют, — успокоил парня Мишель. — Просто мне важно узнать, как к тебе попал этот аппарат, откуда он взялся. Понимаешь?

— Нет…

— Он уже был на чердаке, когда вы поселились в доме?

— Ну да! Мои родители переехали сюда всего три или четыре года назад. Я нашел эту штуку в прошлом году, когда наводил порядок на чердаке.

— Ясно… А ты знаешь, кто там жил до вас?

Денуэт развел руками.

— Не имею ни малейшего представления… Если я не ошибаюсь, дом несколько лет стоял пустой. Кстати, это не по твоей милости сегодня утром ко мне явились жандармы?

— Нет, разумеется! Дело в том, что ночью этот аппарат у нас украли, и жандармы сразу заинтересовались, откуда он взялся.

— У вас его украли?! — поразился Жюльен. — Если бы я знал, что эта штука такая ценная, оставил бы ее у себя!.. Ну ладно, слезай с лесов, а то сейчас явится хозяин и мне за тебя влетит.

— Понятно… Пока!

Мишель спустился по лестнице, сел на мопед и поехал на улицу Жюля Валлеса. Он надеялся, что землекопам удалось обнаружить что-нибудь интересное.

Но его постигло очередное разочарование.

Мартина, Даниель и Артур выслушали рассказ о его приключениях.

— Короче говоря, мы знаем об этом деле не больше, чем утром! — подвел итог Мишель. — А как продвигаются дела на раскопе?

Друзья вышли в сад, и к ним сразу же подошел Девиллер. Он был в рабочей одежде.

— Кажется, мы добрались до низа лестницы, — пояснил он. — Иными словами, до пола убежища. Он находился на глубине трех с половиной метров от поверхности. К сожалению, теперь работа продвигается куда медленнее, чем сначала. Если бы мы обнаружили деревянное крепление галереи, многое бы прояснилось. А пока, честно говоря, мы Даже не знаем, в какую сторону рыть!

* * *

Обитатели виллы уже собирались садиться за стол, когда в саду появился еще один гость.

— Добрый день, Ахмед! — улыбнулась Мартина, впуская его в кухню. — Вы, конечно, пришли за водой?

— Да, мадемуазель! Пожалуйста! Как всегда!

Ахмед был бригадиром рабочих-иммигрантов, которым Фромар поручил выкорчевать лес. Этим людям не слишком нравилась работа, которая им досталась, однако они не могли ослушаться приказа хозяина.

Ахмед принес пустую канистру и принялся наполнять ее водой из крана.

Выглянув в окно, он заметил кучу земли, выброшенной из ямы.

— Я вижу, ты тоже что-то роешь? — сказал он со смехом. — Собираешься строить новый дом? Если хочешь, мы с братьями придем сегодня вечером, чтобы помочь!

Мартина снова улыбнулась.

— Спасибо, Ахмед. С вашей стороны это очень любезно… Но все же не стоит. К тому же вашему хозяину может не понравиться, что вы нам помогаете.

— Ладно, мадемуазель, как хочешь… Только будьте осторожны! Земля может в любую минуту осыпаться.

— Спасибо за совет. Мы будем осторожны.

Наполнив канистру, Ахмед пожелал мадам Перо всего самого хорошего, еще раз поблагодарил и отправился восвояси.

Рабочие обедали в специальном вагончике. На ночь они отправлялись в свое общежитие, расположенное довольно далеко от Ситэ-Флери.

Жители поселка не любили рабочих, несправедливо возлагая на них вину за уничтожение деревьев. Это были арабы из Северной Африки, что давало местным расистам дополнительный повод для нападок на них. Многие обитатели Ситэ-Флери даже упрекали мадам Перо за то, что она слишком приветлива с рабочими.

* * *

Пообедав, землекопы продолжили работу в саду. Возобновился и шум машин, доносившийся из леса. Мартина и ее друзья снова поднялись на чердак, откуда им было видно, как работает бригада Ахмеда.

— Эй, посмотрите-ка! — крикнула Мартина мальчикам, указывая в чердачное окно.

Те подошли поближе и увидели, как по расчищенному участку леса идут трое мужчин. Они были в куртках, в белых защитных касках и с галстуками.

— Фромар и его штаб, — пояснила девочка. — Обычно он сюда носа не кажет — не хочет встречаться с жителями поселка.

В руках мужчины держали папки, в которые время от времени заглядывали с весьма важным видом.

Один из пришедших, выделявшийся начальственной осанкой, подошел к Ахмеду. Судя по его жестам и выражению лица, говорил он отнюдь не комплименты.

— Должно быть, ему кажется, что работа продвигается недостаточно быстро, — предположил Даниель.

— Просто представить себе не могу, как можно взять на себя ответственность за подобное разрушение! — воскликнул Мишель. — Должно быть, у этого человека железный сейф вместо сердца. Кругом полно свободной земли для возведения новых домов. Конечно, здесь есть озеро, но это же, в конце концов, не главное!

Фромар и его свита покинули строительную площадку.

Прежде чем продолжить работу, иммигранты перебросились между собой несколькими словами. Было заметно, что они не согласны с замечаниями хозяина.

Друзья тоже вернулись к своим газетам. Скоро на чердаке не осталось ни одной неразобранной пачки старых бумаг. Мальчики и Мартина почти не разговаривали, размышляя о таинственном исчезновении фотоаппарата. Утверждение Лорьо л его отъезде из поселка в сорок третьем году делало всю историю еще более загадочной. Приходилось ждать, когда Ноэль Месмэ найдет Лорьо, если только тот сам не придет, как обещал.

Что-то подсказывало Мишелю, что Лорьо больше не покажется.

«Он приходил только затем, чтобы разнюхать, в чем дело, — думал мальчик. — И еще убедить нас, что во время бомбардировки его не было в поселке. Но если вдруг выяснится, что это не так…»

Мишель пока не хотел делать окончательных выводов.

Внезапно шум машин на улице прекратился, сменившись громкими восклицаниями. Друзья подбежали к чердачному окну, решив, что землекопы наконец что-то обнаружили. Однако крики доносились не из сада, а со строительной площадки.

Рабочие были необычайно оживлены. Обступив Ахмеда, они рассматривали какой-то маленький предмет, передавая его из рук в руки. Однако с чердака невозможно было разглядеть, что там такое.

Наконец Ахмед приказал возобновить работу, а сам собрался уходить.

— Интересно, что они там нашли? — спросил Мишель.

— Сбегай к Ахмеду, он все тебе покажет, — посоветовала Мартина. — Впрочем, пойдем вместе.!

И друзья бросились вниз по лестнице.

На улице они заметили Ахмеда, который шел куда-то быстрыми шагами. Услышав топот за спиной, бригадир обернулся, увидел мальчиков и Мартину и улыбнулся.

— Добрый день, Ахмед! — сказала девочка. — Мы увидели, что вы что-то нашли. Можно посмотреть?

Смуглое лицо араба осветила радостная ухмылка.

Он достал из кармана монету, положил ее на ладонь и заявил:

— Это динар.[8] Золотой динар.

Монета была не толще визитной карточки. Края ее были неровными — свидетельство того, что при ее изготовлении использовался уже давно не применяемый метод: холодная чеканка при помощи специального штампа с рисунком.

С немалым трудом друзьям удалось прочесть надпись, которая шла по краю монеты.

— Али нашел динар в корнях дерева. Он так блестел… — Внезапно став серьезным, он спросил: — Сколько может стоить такой золотой динар? Дорого?

— Ну конечно, Ахмед, — ответила Мартина. — Вы хотите кому-нибудь его отнести?

— Али сказал, что нужно отнесли динар хозяину. Может, он купит.

Ахмед положил монету в карман и удалился решительным шагом.

— Отлично! — воскликнул Артур. — Вот вам и доказательство, что это место имеет историческую ценность!

— Гм… Знаешь, одной золотой монеты, пусть даже очень древней, недостаточно, чтобы его занесли в реестр исторических памятников, — заметил Мишель.

вернуться

8

Золотая монета стран мусульманского Востока, чеканилась с VII века. Ахмед ошибается.

13
{"b":"2416","o":1}