ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из огромных коробок были извлечены на свет предметы, обычно используемые во время больших праздников: хоругви из цветной бумаги, гирлянды, бумажные фонарики и флаги. Некоторые жители принялись украшать свои дома новогодними гирляндами, золотой и серебряной мишурой и разноцветными стеклянными шарами.

Все высыпали на улицы и весело переговаривались между собой. Наиболее трудолюбивые занялись обработкой огородов, которые совсем было забросили за последние недели.

— В сущности, все эти люди обязаны своим счастьем нашему Даниелю, — заявил Артур.

— Что я такого сделал?! — запротестовал тот.

— Если бы ты не решил коллекционировать фотоаппараты, аппарат мсье Марньи никогда бы не попал нам в руки.

— Как жаль, что его нельзя будет выставлять вместе с теми находками, которые будут сделаны на месте поселения эпохи Меровингов, — с сожалением произнес Даниель. — Он принадлежит совсем другому времени!

Возвращаясь на виллу и уже повернув на улицу Жюля Валлеса, друзья услышали шум мощных моторов, встревоживший их. Они бросились к месту, откуда доносился шум.

То, что они увидели, еще более обрадовало их.

Фромар, судя по всему, понял, что потерпел поражение. Во всяком случае, он отдал приказ убрать машины, занятые до этого на корчевке леса.

— У всех вокруг праздничное настроение! — сказала ребятам мадам Перо. — Я уверена, этот день надолго останется в памяти всех жителей Ситэ-Флери.

Жандармы, с удивлением узнав о том, что хозяйка «Глициний» решила отозвать заявление о краже фотоаппарата, явились на виллу. Однако, несмотря на их настойчивые расспросы, мадам Перо не открыла им причину своего поступка.

Она изумилась, когда на виллу явился Фромар собственной персоной. Как человек, умеющий не только выигрывать, но и проигрывать, подрядчик принес ей золотую монету, найденную его рабочими, и изъявил желание, чтобы она была принесена в дар от имени Эжена Марньи археологическому музею, который будет создан во Врефане.

— Вы нашли шантажиста, мсье Фромар? — поинтересовалась мадам Перо.

Подрядчик решительно махнул рукой.

— Никакого письма с угрозами не было, — заявил он. — Я придумал его, чтобы не позволить вам воспрепятствовать осуществлению моего плана. Я надеялся, что благодаря этому шагу вы не посмеете пустить в дело документы, которые, как я полагал, находятся у вас в руках.

— Иначе говоря, мсье, шантажом занимались вы сами! — воскликнула бабушка Мартины. — Думаю, вам не стоит гордиться этим!

Фромар снова пренебрежительно махнул рукой.

Друзья поняли: для этого человека ничего, кроме денег, не существует. Проблемы других людей он попросту не принимал в расчет.

В тот день на виллу «Глицинии» приходили все новые и новые посетители.

В спасенный Ситэ-Флери прибыл, чтобы поздравить мадам Перо и ее юных друзей, сам мэр в сопровождении нескольких муниципальных советников.

— Мне только что сделали очень интересное предложение, — сказал он. — Почему бы нам не переименовать улицу Жюля Валлеса в честь мсье Марньи? Мне эта мысль представляется весьма удачной.

Мадам Перо нахмурилась.

— Прошу вас, господин мэр, не нужно этого делать. Мой отец очень ценил Жюля Валлеса[13] как писателя и, я уверена, ни за что бы не согласился на подобный шаг. Если же вы действительно хотите воздать должное его памяти, назовите его именем место будущих раскопок.

— А вы не боитесь, мадам Перо, что из-за раскопок лишитесь части своего сада? — спросил мэр.

— Когда это еще случится, мсье?! — воскликнула хозяйка «Глициний». — К тому же я не такая эгоистка, чтобы пожалеть несколько квадратных метров своего сада ради сохранения всего поселка!

Этот богатый событиями день завершился балом. Мадам Перо пригласила на ужин Лорьо. О тех подозрениях, которые когда-то высказывались в его адрес, никто больше не вспоминал.

— Вы, конечно, сообщили о том, что произошло, в Общество археологических исследований провинции Артуа? — полюбопытствовал гость. — Более чем через сорок лет сообщение, подготовленное вашим отцом, все-таки найдет адресата!

* * *

Не прошло и нескольких недель, как место раскопок, которое было названо именем Эжена Марньи, стало одной из достопримечательностей округа. Теперь сюда приезжали на автобусах десятки туристов.

Конечно, остатки римского оппидума еще не были обнаружены, однако некоторые признаки позволяли полагать, что это случится в самом ближайшем времени.

— Вы еще долго будете здесь копать? — наивно спросил один из туристов у Артура, который вместе со своими приятелями участвовал в раскопках на правах археолога-любителя.

Мальчик немедленно напустил на себя чрезвычайно серьезный вид, хорошо знакомый Мишелю и Даниелю.

— Долго?! — переспросил он. — Ну конечно! Дело в том, что мы непременно должны добраться до одного интереснейшего исторического слоя, лежащего под остатками оппидума?

Любопытный турист сразу попался на удочку.

— До интереснейшего исторического слоя?! Что вы имеете в виду?

— Разумеется, развалины Трои! — ответил Артур, даже не улыбнувшись.

Мишель, Даниель и Мартина делали неимоверные усилия, чтобы не расхохотаться, а бедняга турист так и стоял с открытым от изумления ртом. Это была не последняя шутка Артура. Он не перестанет шутить до тех пор, пока не переведутся простодушные зеваки, то есть никогда!

вернуться

13

Валлес Жюль (1832–1885) — французский писатель наиболее известное из его произведений — автобиографическая трилогия «Жак Вентра».

25
{"b":"2416","o":1}