ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даниель предложил промывать песок в бассейне, но лучше было поменьше крутиться вблизи водопада и не попадаться на глаза военным.

Решето ополоснули, чтобы смыть с него пыль, потом бросили в ведро, до половины наполненное водой, три горсти песка. Каждый из мальчиков поболтал в воде рукой, чтобы отделить песок от земли и других примесей, которые могли в нем содержаться.

Потом содержимое ведра осторожно смели в решето, и Артур стал его покачивать.

На решете остались мелкие блестящее песчинки. Мальчики терпеливо дождались, пока стечет вся вода, и, отойдя от мостика, положили решето на солнышке.

Все трое, встав на колени, пристально всматривались в песок, стараясь разглядеть крупинки золота, – они не сомневались, что найдут их.

12

Мишель, Даниель и Артур долго и тщательно перебирали песок, ощупывая каждую крупинку, но ни одного самородка, даже; самого крошечного, не нашли.

– Начнем все сначала, – вздохнул Мишель.

И они начали все сначала. До самой последней горсточки у них еще тешилась надежда. Но вот наконец промытый и просеянный песок лежал кучкой у тропинки.

– Надеюсь, следующая партия будет получше! – воскликнул Артур. – А то получится, что бедная Сильвия зря так старалась!

Они вернулись на ферму, прихватив пустой мешок, ведро и решето.

– Что самое странное во всей этой истории, – сказал Мишель, – это то, что тайны не кончаются. Дюмон объяснил нам, почему произошел несчастный случай с Амалфеей, и то, зачем перетаскивают с места на место песок, который он считает золотоносным, – и тут мы открываем, что происходит еще одно перемещение, на этот раз совершенно непонятное… Кто-то не ленится тащить на гору мешок, там его опорожняет, не принимая никаких мер предосторожности, а потом – хоп! Где шарик? Ничего нет!

– Во всяком случае, теперь мы знаем, что сумку и черные камешки взяли Дюмон или Сильвия, – заметил Артур. – Скорее всего Сильвия. Она в последние дни то и дело ездила туда-сюда на машине и могла воспользоваться этим, чтобы вывезти улики!

Сложив все оборудование в мастерской, ребята стали думать, что делать дальше. Стоит ли посвящать Дюмона в результаты опытов с песком?

– Не думаю, – сказал Артур. – Во-первых, наша неудача еще не означает, что в остальном песке тоже нет золота… И потом, жалко лишать этого беднягу его приключения! Он таким образом мстит военным, которые отняли у него его гору!

Когда они вошли в комнату, Сильвия жгла в камине какие-то бумаги.

– Хорошо погуляли? – рассеянно поинтересовалась она.

– Да, здесь так красиво! – ответил Артур.

Роясь в кармане, Мишель наткнулся на крохотный кусочек глины – остаток того комка, который они показывали Дюмону.

Он понюхал его, снова ощутил странный запах миндаля и машинально бросил комочек в огонь.

Глина мгновенно загорелась и сгорела очень быстро.

– Ничего себе! – прошептал изумленный Мишель.

– Что-что? – переспросила Сильвия.

– М-м… Ничего… Это неважно!

На самом же деле мальчик был в сильнейшем смятении. Он снова видел перед собой поверхность глины в глубине разрушенного коридора. Глина, которая горит?…

Тут он кое-что вспомнил. В «Приключениях Марко Поло» говорилось о горючей земле, но там речь шла о смолистом сланце, и это было связано с месторождениями нефти на небольшой глубине, под самой поверхностью земли.

«Вот было бы забавно, если бы на участке Дюмона оказалась нефть!» – подумал Мишель.

Но очень быстро отбросил эту гипотезу. У него в памяти возникло очень смутное воспоминание – о разговоре с отцом, когда тот рассказывал ему о подполье времен Сопротивления и о веществе, которое сбрасывали на парашютах англичане.

Терэ– старший говорил, что это было взрывчатое вещество, податливое, как замазка, безопасное при транспортировке, нечувствительное к ударам и реагировавшее только на взрыв внутри своей массы. Пластиковая взрывчатка, сказал отец.

Мишель словно слышал его слова:

– С ее помощью можно разжигать огонь, это совершенно безопасно! Мы так и делали в партизанском отряде. Крошечного комочка взрывчатки было достаточно, чтобы разжечь костер.

Потрясенный своим открытием, Мишель застыл на месте, уставившись, в огонь. Он никак не мог объяснить себе существования залежей нетронутой взрывчатки у подножия разрушенной бетонной стены в коридоре, который, возможно, служил потайным выходом из бункера.

На мгновение мальчику представилось, что это могли быть остарей взрывчатки, использованной оккупантами при уничтожении оборонительных сооружений. Достаточно, чтобы не сработал детонатор… Может быть, падающие бетонные блоки при обвале повредили шнур?

Однако это предположение плохо согласовывалось с воспоминанием о «глиняной луже», в которую попал Даниель,

Опомнившись, Мишель потащил друзей к выходу. Он поделился с ними своим открытием и результатами размышлений. Артур и Даниель были потрясены.

– Взрывчатка? – повторил Артур. – Под бункером? Но ведь это опасно!

– Да, опасно, если у кого-нибудь возникнет дурацкая идея сунуть туда детонатор. Но я думаю, это остатки того, чем немцы взрывали бункер. Хотя вообще-то я с трудом представляю себе, как это могло получиться!

– Да и потом, кому может прийти в голову взрывать бункер с ракетами? – удивлялся Даниель. – Ведь тогда ракеты взлетит на воздух и завалят местность радиоактивными элементами! Наверное, на несколько километров кругом! Надо быть просто ненормальным…

На ферме зазвонил телефон. Сильвия, должно быть, сразу сняла трубку, потому что звонки быстро прекратились. Разговор оказался недолгим, и вскоре девушка появилась на пороге.

– Скажите-ка, мальчики, не могли бы вы отнести на пастбище пустой молочный бидон, ведро и табуретку?

– Конечно, отнесем, Сильвия! – ответил Артур.

– Подождите меня там, я быстро!

Немного удивленные необычной просьбой, мальчики тем не менее его исполнили. Когда они пришли на луг, Дора встретила их с вялым любопытством, но тотчас вернулась к стаду. Амалфея тоже прихромала и позволила себя погладить. Гипсовая повязка держалась хорошо, но была выпачкана землей и травой.

Прошло полчаса.

– Ну, это уж слишком! – сказал Артур, – Сильвия хватила через край. Может, она думает, мы за нее подоим коз?

– Уходим? – предложил Даниель. – А потом вернемся за полным бидоном!

Когда мальчики подошли к дому, дверь была открыта. Они позвали Сильвию, но девушка не откликнулась.

– Грузовик на месте! – заметил Даниель. – Она не могла далеко уйти!

Их внимание привлек шум мотора. Мальчики узнали грузовичок почтальона.

– Схожу за почтой, – сказал Мишель.

На перекрестке, там, откуда начиналась дорога к ферме, Серж повесил на столбе большой почтовый ящик.

Мишель нашел в нем газету, письмо для Сильвии и еще какой-то пакет.

Вернувшись домой, он рассмотрел пакет, на котором почему-то не было марки. Прочел адрес – и почувствовал, как в душе его шевельнулась неясная тревога.

«Господам Любопытным с фермы Кретуа».

Сначала Мишель остолбенел от удивления, потом пришел в себя и поспешил вернуться к друзьям.

– Есть новости, – приглушенным голосом сообщил он. – И наверняка неприятные!

Артур и Даниель, не менее встревоженные, чем он сам, смотрели, как Мишель вскрывает пакет. Сняв бумажную обертку, он нашел под ней обвязанную веревкой картонную коробочку, развязал веревку, открыл, – и мальчики разом вздрогнули! В коробочке, поверх сложенной бумажки, лежали огарок свечи и потеки воска…

– Свечка, которую мы оставили зажженной в подземном ходе! – прошептал Даниель.

Никакого сомнения здесь быть не могло! Развернув бумажку, Мишель прочел:

«Любопытство опасно для всех. Мадемуазель Кретуа внезапно почувствовала такое утомление, что ей придется провести некоторое время в тихом, укромном месте. Она просит, чтобы вы доили ее коз. Она просит еще, чтобы вы не выходили за пределы дома и пастбища, чтобы не возбуждать опасного для всех любопытства. Она уверяет, что в холодильнике достаточно продуктов, нет никакой необходимости ходить за покупками. Если вы в точности исполните ее указания, через три дня мадемуазель Кретуа снова встретится с родными и друзьями – если эти родные и друзья не сделают ничего такого, что могло бы отложить ее возвращение… возможно, навсегда. Для всех мадемуазель Кретуа должна внезапно уехать к своей семье. Три дня… или вечность!»

18
{"b":"2417","o":1}