ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но все-таки есть же хоть какое-то решение! – вздохнул Артур.

– Осторожно! – сказал Даниель. – Он здесь!

В самом деле, Банон вошел во двор, толкая рядом с собой велосипед.

– Зачем он сюда пришел?… – прошептал Мишель.

14

Гость уже стучал в дверь.

Войдя, он с удивленным видом оглянулся и, поздоровавшись с мальчиками, спросил:

– Девушка еще не вернулась?

– Нет, мсье, пока не вернулась, – ответил Мишель.

– Жаль, – сказал тот. – Очень жаль. Я хотел кое-что ей предложить.

– Мы сообщим вам, когда она вернется, – пообещал Мишель, – но это произойдет не раньше, чем через два-три дня! Боюсь, она пропустит фейерверк…

Артур с Даниелем дернулись. Банон тоже, но явно по другой причине.

– Фейерверк, – задумчиво повторил он. – Значит, вам известно? Кто вам сказал?

– Никто… Папаша Ефрем слышал, что сегодня утром в кафе кто-то об этом говорил! – ответил мальчик.

Его собеседник явно смутился. Не назвав того, кто говорил, Мишель поставил его в затруднительное положение.

– А, вот что! – сказал он. – Ну, если это папаша Ефрем… Тогда могу вам сказать, что это говорил я. У меня слишком длинный язык, это точно, и когда… тот человек об этом узнает, мне влетит!

– Вы говорите о том человеке, который использует коз, чтобы поднимать что-то наверх? – спросил Мишель,

На этот раз Банон онемел от удивления.

– Что? – наконец сумел выговорить он. – Вы и это знаете? Но ведь Сильвия обещала молчать! Никому нельзя доверять…

– Она ничего не говорила. Это… мсье Дюмон рассказал нам про песок! – притворяясь смущенным, объяснил Мишель.

Банон уже не знал, какому святому молиться.

– Но тогда… Я не понимаю, – бормотал он. – С меня он берет обещание никому ничего не рассказывать, а сам все выкладывает вам! – Казалось, он обиделся. – И вообще я не понимаю, почему он держит в тайне свой фейерверк. Все его увидят! Я знаю, он боится, что военные помешают ему, если он разболтает заранее. Но все-таки!…

– Военные не разрешат? – напустив на себя простодушный вид, спросил Мишель.

Банон посмотрел на него.

– Вы же знаете, военные никому не позволяют приближаться к дальнему краю лощины. А папаша Дюмон хочет пускать свой фейерверк как раз оттуда… Там такая площадка с бассейном!

– Ага! Значит, он не только из-за песка туда лазил? – продолжал Мишель.

– Про песок я ничего не знаю! Я только после того, как упала коза, стал помогать ему носить наверх ракеты, огненные колеса и бомбы… Это все разные виды фейерверков! – объяснил он.

Казалось, намерения у Банона самые лучшие. Мишель чуть было не выложил ему все, но из осторожности удержался.

– А почему вы все время говорите мне про песок? – спросил Банон.

– Это секрет! – серьезно ответил мальчик. – Секрет Дюмона и Сильвии!

– А мне папаша Дюмон никогда ничего про песок не говорил. Все, что я должен был делать, это таскать наверх его штуки и оставлять их там!

– А что если военные найдут их до открытия ярмарки? – спросил Мишель.

Банон улыбнулся и подмигнул.

– Об этом и речи быть не может! Они завернуты в непромокаемые мешки, и я бросаю их в бассейн. Так они, наверное, не промокнут. Странная идея, если хотите знать мое мнение. Но я, в конце концов, делаю только то, что мне говорят. Главное – чтобы военные меня не сцапали! Потому что я очень хочу увидеть этот фейерверк!

Мишель переглянулся с друзьями. Казалось, Банон говорит искренне. Он служил просто-напросто носильщиком папаше Дюмону, значит, это тот все подстроил. Мишель представил себе, как удивилась Сильвия, когда поняла, что человек, которому она доверяла, который, казалось, так хорошо относился к ней и к брату, схватил ее и запер…

– Вы только что говорили про Сильвию… Может быть, мсье Дюмон знает, где она? – спросил Мишель.

Банон опять удивился.

– Что вы такое болтаете? Откуда ему это знать? Насколько мне известно, он ей не родня!

– О, это так, я просто подумал… Но, может быть, если вы у него спросите, он… согласится вам ответить?

Банон отрицательно покачал головой.

– Вот это меня удивило бы. Я только что сказал ему, что схожу узнаю, не вернулась ли Сильвия. Он ничего мне не ответил – ни что ее здесь нет, ни…

Он умолк. У него начали зарождаться подозрения.

– Но скажите-ка… После всего, что вы мне рассказали… Я не понимаю, в какую игру играет папаша Дюмон? Уж не посмеялся ли он надо мной?

Мишель хотел было ответить, что он в этом уверен. Но решил сказать помягче.

– Вам виднее, – ответил он. – Но, я думаю, ему известно, где сейчас находится Сильвия!

– Так почему он молчит?! – воскликнул Банон.

– Это…

– Сейчас пойду к нему и спрошу! – объявил Банон. – Тогда увидим!

Против ожиданий Артура и Даниеля, Мишель не стал его отговаривать.

– Может, вы и правы! – сказал он. – Но… Разве вы не должны были отнести наверх сегодня вечером еще несколько ракет?

– М-м… Да… Последние, кажется… А что?

– Просто из любопытства…

– Я немедленно иду к Дюмону! – заявил тот.

– Пожалуйста, не говорите ему, что это от нас вы получили… сведения насчет Сильвии. Сделайте вид, что вам самому пришла в голову эта мысль!

– Хорошо… Я ничего не понимаю в ваших интригах, но раз вы просите… До скорого!

И он ушел.

– Что ты наделал? – спросил Артур. – Ты соображаешь, что, если Дюмон узнает, что Банон был у нас, он поймет, кто сказал ему про Сильвию?

– Тем лучше! Мы увидим реакцию Дюмона, – ответил Мишель. – А если он не отреагирует, теперь, когда мы знаем, где он прячет свой… фейерверк, мы пойдем посмотрим, что там делается!

– Но… Как же Сильвия? – спросил Даниель. – О ней ты забыл?

– Нет. Но бездействие – возможно, не лучший способ защитить ее!

Даниель с Артуром все-таки не удовлетворились этим.

– Может, поедим? – предложил затем Даниель. – Мы будем после этого готовы к любым неожиданностям!

Они поели бутербродов.

– А теперь двинулись! – скомандовал Артур. – Реакция папаши Дюмона заставляет себя ждать!

– Я возьму кувшин и буду ждать у родника, – сказал Мишель. – Если Банон сегодня вечером пойдет в горы, я его увижу!

Взяв кувшин, он вышел во двор.

Было еще светло. На западе горела оранжевая полоса, на востоке небо уже потемнело.

И вдруг Мишель вздрогнул. На ферме зазвонил телефон.

Он хотел было вернуться, но поборол это желание. И хорошо, потому что вскоре увидел легко узнаваемую фигуру Дюмона – тот направлялся к ферме Кретуа.

Мишель подхватил давно наполненный кувшин и поспешил войти в дом, сделав вид, что не заметил учителя.

Только оказавшись у двери и точно зная, что его услышат Артур или Даниель, он крикнул:

– Это вы, мсье Дюмон?

– Ну да! А кого бы ты хотел увидеть?

– Я не сразу узнал вас в темноте!

– Мне было скучно одному дома… Я подумал, что вы не откажетесь немного поболтать со мной!

– Входите, мсье Дюмон, входите!

Когда учитель вошел, ни один из мальчиков не разговаривал по телефону.

– Я правда вам не помешаю? – спросил Дюмон, переводя взгляд с одного на другого.

– Да нет же, ничуть! – ответил Мишель. – Садитесь! Дюмон сел на скамью, облокотившись на стол.

После того как они обменялись обычными фразами, учитель спросил:

– Как козы, с ними все в порядке? О, если при них папаша Ефрем, я совершенно спокоен! Сильвия не звонила?

Вопрос сам по себе был вполне нормальным, но после разговора с Баноном мальчики прониклись мыслью, что Дюмон вовсе не тот симпатяга, какого изображает.

– Нет, мсье, – ответил Артур.

– Знаете, я как-то не сразу сообразил сегодня утром, когда узнал от Мишеля, что она уехала! Но потом я весь день размышлял и решил, что не все так просто, как вы хотите заставить нас думать!

Учитель внимательно смотрел на них, подстерегая их реакцию.

– Я не пришел бы к вам сегодня вечером, если бы только что у меня не было странного разговора. Эдуард Банон… Представьте себе, он от меня пошел к вам и почти сразу вернулся, а теперь пристает ко мне, говоря, что ему необходимо увидеть Сильвию и что-то там ей предложить! Вы только что с ним виделись, не так ли?

22
{"b":"2417","o":1}