ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вошел следом за мальчиками в дом, положил мешок на стол в большой комнате и поморгал глазами, ослепленный ярким светом.

Наконец он стал открывать рюкзак. Мальчики застыли в напряженном ожидании. Банон сунул руку внутрь, но вытащил оттуда не пакет вроде тех, что Мишель нашел в бассейне: в его кулаке оказался крепко зажат револьвер! На лице Банона появилась жестокая усмешка.

– Хватит, достаточно повеселились, деревенские дурачки! Вы мне надоели! Я надеялся, что вы посидите тихо еще два дня… до тех пор, пока мой фейерверк не уничтожит ракетную базу!

Банон дрожал от еле сдерживаемой ярости. Мальчики никогда не видели на человеческом лице столько ненависти. Сильно побледнев, они инстинктивно подняли руки.

Банон засмеялся:

– Этот глупый Дюмон… Он в самом деле думал, что я таскаю наверх снаряды для его фейерверка! Потому что ему непременно хотелось устроить его там, на площадке! Он мне очень обязан! Я избавлю его от хлопот! Потому что его бомбы и ракеты… лежат в овраге! – Его губы искривились в презрительной усмешке. – И заметьте, я мог бы с легкостью провести вас, потому что сегодня вечером у меня в рюкзаке нет взрывчатки, с дни только коробки с детонаторами! Вы бы ничего не поняли! Но с меня хватит! Я даже не стану дожидаться воскресенья, чтобы все взорвать к черту! Сегодня ночью… я освобожу моего брата!

Когда Банон произносил последние слова, в голосе его звучало странное волнение. Мишель подумал, что лучше всего дать ему говорить как можно дольше, чтобы выиграть время. Потому что до тех пор, пока их разделяет стол, они ничего не могут предпринять против диверсанта.

– Я не понимаю, мсье Банон… Каким образом вы собираетесь освободить… вашего брата? – осторожно спросил Мишель.

Банон бросил на него такой взгляд, что, несмотря на всю свою храбрость, мальчик задрожал.

– Молокосос! – прошипел он. – Мой брат был подрывником, и когда армия уничтожила остатки бункера, его убило разрывом мины! Он как раз минировал проход, когда они взорвали все остальное, даже не поинтересовавшись, остался ли там кто-нибудь! Это он, мой брат, нашел потайной ход. Он показал мне его, когда я приходил к нему… за неделю до… его смерти! Все эти годы я готовил свою месть. Я терпеливо ждал, пока бункер наполнится. Теперь все в порядке! Все готово для большого фейерверка!

– Но… Мсье Банон, ведь будут убиты солдаты, может быть, и другие люди. И все вокруг будет загрязнено радиоактивными отходами! – возразил Мишель.

Банон злобно расхохотался.

– Ах, золотое сердечко! Солдаты, другие люди! Сколько ни убей – все будет мало! Разве кто-нибудь побеспокоился о том, чтобы уберечь моего брата? Он все еще под остатками бункера! Он ждет, что я приду его освободить. И через два часа это будет сделано!

Потом на его лице появилась мучительная жалость, и Банон сказал:

– Не надо вам было лезть в мои дела! Сильвия Кретуа сейчас была бы здесь!

Мишель отчаянно искал, что бы еще такое сказать, чтобы заставить противника поговорить подольше.

– Мы ни во что такое не лезли, мсье, – захныкал он. – Мы нашли козу со сломанной ногой и светящиеся камни. Естественно, мы попытались узнать, что за этим кроется!

Банон явно не ожидал от подростка такой смелости. Но удивление его вскоре прошло.

– Если через два часа вы будете еще живы… Если от этой проклятой долины хоть что-то останется, вы можете попросить объяснений у миляги Дюмона. Это он додумался до сумок… для своего дурацкого фейерверка. А для того, чтобы ваша глупышка Сильвия согласилась в этом участвовать, он выдумал историю с золотоносным песком! И тогда она помогла ему использовать ее коз! Мне оставалось только продолжать! Это для меня он разложил светящиеся камни! Он сам слишком хорошо знает свою гору, чтобы обозначать маршрут таким образом! Ну что ж, сегодня его гора свалится ему на голову!

Мишель наконец придумал. Он решил, что, если ему удастся отвлечь внимание врага, он сможет вскочить на стол и схватить его за руку, держащую револьвер. Он стал пристально смотреть куда-то поверх плеча Банона и улыбнулся, как будто там кто-то появился!

Но Банон не попался на удочку. Он только переместился так, чтобы стоять спиной к стене, и продолжал держать мальчиков на прицеле.

– Не пытайся хитрить со мной, молокосос! Сейчас вы все трое спокойненько спуститесь в сыроварню… В погребе немного прохладно… Но признайте, что у вас будет очень хорошенькая камера, такая беленькая! И к тому же там крепкая дверь! Я убедился в этом сегодня утром, когда спускался вместе с Мануэлем. И не забывайте, что Сильвия все еще в моей власти! У нее есть шанс выпутаться!… Ну, поживее, спускайтесь!

Кипя от ярости, мальчики повиновались. Даниель, за ним Артур, последний спустился по лестнице Мишель. Банон дождался, пока они войдут в подвал, потом, в свою очередь, пошел вниз.

– Спасибо, что заменили перегоревшую лампочку, господа! Ну, теперь откройте погреб и идите туда!

Банон не приближался к ним: он остановился на середине лестницы. Мишель понял, что всем их надеждам пришел конец. Если они сейчас позволят себя запереть, руки у Банона окажутся развязанными. Может, у него даже осталось немного взрывчатки; немного, но достаточно для того, чтобы разразилась катастрофа!

Почти не раздумывая, Мишель схватил цедилку и сунул ее между дверью и косяком, изнутри погреба.

– Закройте дверь! – крикнул Банон.

Мишель притворился, что исполняет приказание, но цедилка удерживала дверь приоткрытой на несколько миллиметров, мешая запереть ее снаружи.

Банон спустился, переложил револьвер в левую руку и попытался закрыть дверь. Он пнул ее ногой, надеясь, что замок защелкнется.

Мальчик с силой толкнул дверь, и она неожиданно стукнула Банона по голове. Выронив револьвер, Банон рухнул у стены подвала. Через секунду Даниель с Мишелем на него навалились, не давая пошевелиться. Артур, скрутив в жгуты два больших куска марли, связал ему руки и ноги. Мишель нашел дырявое пластмассовое ведро и нахлобучил его Банону на голову, надвинув как можно глубже.

Даниель сходил за веревкой, которой пользовался Мишель, спускаясь в бассейн, и они покрепче связали пленника.

– Надо бы запереть его в погребе! – сказал Артур. – Ему повезло, этому ненормальному, что мы не такие кровожадные, как он!

Они с трудом вытащили его наверх, еле протиснувшись по узкой лестнице, потом привязали к скамейке.

Банон не переставал ругаться и угрожать, что из-под ведра звучало довольно забавно. Но мальчикам было не до смеха.

16

Мишель и его друзья стали лихорадочно соображать, что им предпринять в первую очередь, чтобы найти Сильвию и освободить ее!

– Даниель, оставайся здесь, присматривай за Баноном и позвони в полицию. А мы с Артуром побежим!

Идея принадлежала Артуру. Они с Мишелем быстро шли по дороге к деревне.

– Я думаю, Дюмон ни при чем… Незачем его будить… Но есть человек, которому, возможно, известно, где Сильвия… Это дочка Банона!

– Лора?

– Лора! Мне трудно представить себе, чтобы Банон мог действовать в одиночку. По крайней мере, там, где речь идет о Сильвии… Давай навестим ее!

– А если она нам не откроет?

– Слушай, мы уже так далеко зашли, что можем совершить… маленькую ошибку, чтобы узнать правду.

Мальчики подошли к прицепу. Оттуда не пробивался даже лучик света.

Артур постучал в дверь. Прошло довольно много времени, пока раздался шорох, указывающий на чье-то присутствие.

– В чем дело? – послышался женский голос.

– Это насчет мсье Банона… С ним кое-что случилось! Он просит вас прийти!

За этой «ошибкой» последовало долгое молчание… Наконец в замочной скважине повернулся ключ. Дверь приоткрылась, и в нее просунулась белокурая головка Лоры Банон.

– Добрый вечер, мадемуазель Банон, – вежливо поздоровались мальчики.

Узнав их, девушка, казалось, очень удивилась.

– Что с моим отцом? – спросила она. – Это серьезно?

24
{"b":"2417","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не дареный подарок. Кася
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Древние города
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Сколько живут донжуаны
Тарен-Странник
Империя должна умереть
Кукловод судьбы