ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не думаю, что серьезно… Но он не может двигаться! – ответил Артур.

Мишелю трудно было удержаться от улыбки – эта новая «ошибка» была чистейшей правдой!

– Не может двигаться?… – дрожащим голосом повторила девушка. – Он не… Господи… Я больше не могу!

Она закрыла лицо руками. Потом, внезапно решившись, спросила:

– Вы ведь мальчики с фермы… С фермы, соседней с домом мсье Дюмона?

– Да, верно.

– Идите сюда… Входите… Мадемуазель Кретуа здесь… Я больше не могу этого выносить… Это выше моих сил! Отец рассердится… Тем хуже!

Мишель и Артур вошли в прицеп и увидели Сильвию – она спала на одной из постелей.

– Заберите ее… Уведите ее скорее… И скажите мне, где отец!

Мальчики смутились. Как объяснить несчастной девушке, что в действительности произошло с ее отцом?

– Ваш отец не ранен, мадемуазель, – объяснил Мишель. – Но он угрожал нам револьвером… И нам пришлось действовать!

– Это должно было случиться! Это должно было случиться! – твердила Лора Банон. – Мой бедный папа… Он был… словно помешанный!

Мальчики не знали, как себя вести при виде ее нескрываемого горя. Им помогло появление Мануэля, который заметил движение у прицепа и зашел узнать, в чем дело. В нескольких словах они ему все рассказали. Цыган взял Сильвию на руки и отнес ее в свой фургон. Мальчики и Лора вошли вслед за ним.

Через несколько минут все были на ферме. Полицейская машина уже была там!

Мануэль нес Сильвию на руках. В комнате они увидели Банона – с него уже сняли ведро, и веревки сменились наручниками. Полицейские изучали содержимое его рюкзака. Увидев Сильвию, они подошли поближе.

– Она спит, – сказал Мишель. – Наверное, ей дали снотворное!

Бледная как мертвец, Лора Банон подтвердила его предположение.

– Но я не стала второй раз давать ей лекарство, которое оставил отец, – пролепетала она.

Бедняжка украдкой поглядывала на отца. Он вел себя так, словно все происходящее не имело к нему никакого отношения. Он упорно смотрел в пол и как будто не замечал присутствия дочери.

Сильвию отнесли в ее спальню и уложили на кровать.

– Ну, а теперь поговорим, – сказал капрал. – Дюфур, пишите протокол. Сядьте к столу!

Жандарм исполнил приказание. Мишель рассказал о том, как они нашли раненую Амалфею, потом светящиеся камни вдоль тропинки, как он и его друзья обнаружили сначала канат с узлами, а затем потайной ход.

– Только что мсье Банон подтвердил, что это действительно секретный выход из бункера, – сказал мальчик. – Там есть шлюз; мы открыли затвор и плохо закрыли его: наверное, поэтому уровень воды понизился, и мы увидели мешки с взрывчаткой.

Мишель подробно рассказал о событиях последних дней. Когда он закончил, капрал сдвинул назад фуражку и произнес:

– Признаюсь, если бы не коробки с детонаторами, которые мы обнаружили в рюкзаке у этого человека, я бы с трудом поверил, что вы не бредите! Взорвать ракеты? Чудовищное преступление! Думаю, врачи скажут свое слово… Но, послушайте, вы могли бы обратиться к нам пораньше! Вы подвергали опасности не только базу, но и все окрестности!

– Я знаю, мсье, но… пока мы считали, что речь идет о простом фейерверке, словом, о шутке, которую мсье Дюмон хотел сыграть с военными, мы не думали, что следует обращаться к властям.

– Понятно… Понятно… – пробормотал капрал. – Я скажу ему пару слов, вашему мсье Дюмону! А пока – идем, Банон. Дюфур, уведите его!

Лора Банон разрыдалась и бросилась целовать отца, который почти не обращал на нее внимания.

Когда полицейская машина отъехала от фермы, Мануэль спросил:

– Мальчики, я вам больше не нужен?

– Нет, Мануэль, думаю, не нужен, – ответил Мишель.

– Ну, тогда я провожу девушку домой… если она не против.

Лора Банон, обливаясь слезами, согласилась. Три друга, смертельно усталые, остались одни. Их так долго поддерживала необходимость действовать, никогда раньше ничего подобного они не испытывали.

Теперь, сидя у большого стола, они чувствовали полное изнеможение.

– Кажется, я больше не полезу наверх! – заявил Артур. – У меня появилась аллергия на высоту!

– А я-то! – подхватил Даниель. – Не говоря уж о том, сколько я недоспал. Мне надо все это наверстать! Прямо сейчас этим и займусь!

– Давай, – ответил Мишель. – Но мы же не можем бросить Сильвию! Я лягу на кровать Сержа, чтобы быть к ней поближе.

– А завтра будем спать долго-долго! – воскликнул Артур, поднимаясь со скамьи.

Эпилог

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ

Мишелю снилось, что во двор фермы сел самолет. Он открыл сначала один глаз, потом второй… Удивился, поняв, что находится в комнате Сержа, и наконец вспомнил…

Сон продолжался: мотор самолета продолжал рокотать. Мысли у мальчика еще немного путались. Он так резко вскочил, что едва не потерял равновесие. Подбежал к окну. Там стоял армейский грузовик, полный солдат.

Еще там был джип, в котором сидели сержант Брюне и два офицера – лейтенант и полковник.

– О, нет! – простонал мальчик. – Что им от нас нужно?

– Что случилось? – спросила Сильвия, которая только что вошла в комнату – бледная, держась за голову. – Ох, как болит!…

Мишель знаком подозвал ее. Зрелище было слишком удивительным, чтобы девушка могла что-либо понять. Она еще слишком многого не знала о событиях вчерашнего дня, чтобы о чем-нибудь догадаться.

– Я пошел туда, – сказал Мишель. – А ты ложись!

– Ну нет! Я и так слишком долго спала!

В комнате уже были Артур с Даниелем, оба невыспавшиеся. Постучали в дверь. Мишель открыл. На пороге стоял сержант Брюне.

– С вами хочет поговорить полковник, – сказал он. Мальчики вышли вслед за ним.

– Полковник Дрюмон, комендант военной базы! – представился офицер.

Мальчики, совершенно обалдевшие, назвали себя.

– Полицейские сказали мне, что у подножия вон той скалы лежит большое количество взрывчатки, похоже, пластиковой. Это верно?

– Думаю… да, мсье, – ответил Мишель.

– Благодарю вас за эти сведения и прошу отправиться с нами, чтобы указать место, куда вы бросили мешки с взрывчаткой, – продолжал полковник. – Брюне, выводите людей.

Через минуту рядом с грузовиком стояли двадцать человек с лопатами, кирками и ножницами.

– Ну… Ведите нас!

Сильвия, стоя на пороге, смотрела, как уходит колонна. Потом она сбегала за шерстяной кофтой и догнала военных.

* * *

Через полчаса все мешки с взрывчаткой были извлечены из оврага.

– Превосходно, – сказал полковник. – Мы ее просто-напросто сожжем. К счастью, пластик горит без взрывов. Все отойдите!… Брюне, присоедините туда бикфордов шнур. Могут загореться кусты, но это не страшно. Мы погасим огонь, если потребуется!

Сержант исполнил приказ. Все отступили подальше. Вспыхнул огонек, побежал вдоль шнура, который начал укорачиваться… Короткое ожидание, потом поднялось пламя, окаймленное черным дымом.

– Вот и все! – воскликнул полковник. – Уж лучше пусть горит! Только подумать, что могло с нами случиться!…

Пламя разрасталось, поднималось все выше, и вдруг раздался взрыв! Потом еще два… Потом они пошли один за другим…

– Ложись! – заорал полковник.

– Ложись! – подхватили двадцать глоток.

Все разом повалились на колючки и ветки, срезанные Сержем за несколько дней до того.

– Но ведь там был только пластик! – уткнувшись носом в траву, сказал полковник.

Мишель осторожно приподнял голову и расхохотался…

Полковник взглянул на него, тоже приподнялся и остался лежать, облокотившись на руку, окаменев от удивления. Потому что зрелище, развернувшееся теперь в лощине, было столь же неожиданным, сколь прекрасным!

Ракеты, бомбы, огненные колеса, приготовленные Дюмоном и сброшенные Баноном в овраг, вспыхивали одни за другими, переливаясь яркими красками, рассыпаясь золотыми искрами, складываясь в невероятно сложный рисунок.

– Черт! – взревел полковник. – Это что еще за шутки?

25
{"b":"2417","o":1}