ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что? Впервые слышу. В жизни не видела этого аппарата, ничего мой муж не находил!

– Может быть, не муж, а племянник?

– Племянника нет. Он уехал к родителям!

Мишель отметил про себя совпадение. В доме номер десять по Египетской улице существовал племянник, а если верить мужчине, который сдал аппарат в полицию, именно племянник нашел его на пляже.

– И давно он уехал? – спросил Мишель. Дама нахмурилась.

– Не очень… а вам, собственно, какое дело? Вы что, служите в полиции, в вашем-то возрасте? И вообще, мне некогда! До свидания!

Дверь захлопнулась; ошарашенный Мишель вновь услышал клацанье замка.

Он вернулся к Галлин, и они поехали дальше.

– Пока мало хорошего, – признался мальчик. – Кто хозяин дома – неизвестно; единственное, что я выяснил – там гостил племянник. И то хлеб!

– В конце концов мы узнаем правду. Жаль, поблизости нет соседей, их можно было бы расспросить!

Галлин свернула на площадь – и в тот же миг из церкви выскочил мужчина в черном и как бешеный понесся в полицейский участок. Девушка еле-еле успела затормозить прямо перед самым его носом.

Растерянный вид, бледное лицо бегущего произвели сильное впечатление на прохожих.

– Боже мой, – прошептала девушка, с трудом оправляясь от испуга. – Что случилось? Очевидно, что-то ужасное! Вы видели его глаза? Да он просто обезумел от страха!

Но тут мужчина показался вновь. Он был уже не один. Его сопровождал старшина Дюкор, который выглядел не менее взволнованным и спешил как на пожар.

Оба припустили к церкви.

ПРОПАВШАЯ ОХОТНИЦА

Вид полицейской формы и встревоженные лица мужчин привлекли к храму внимание прохожих.

Поползли самые противоречивые слухи: одни утверждали, что в церкви пожар, другие – что взломан ящик с пожертвованиями, третьи заверяли, что одной прихожанке сделалось плохо, и, наконец, четвертые клялись, что в церкви только что поймали вора.

Выйдя из машины, Галлин и Мишель с минуту прислушивались к гомонящей толпе, но версии были настолько разноречивыми, что ни одна не вызывала доверия. Галлин заметила, что уже поздно.

– Мне пора домой, – сказала она.

– Я вас подвезу.

Машина тронулась. Поравнявшись с цыганским лагерем, Галлин убавила скорость и скосила глаза, но останавливаться не стала.

– Как бы мне хотелось, чтобы сразу наступило послепослезавтра, – вздохнула она.

Притормозив возле «Хижины», девушка предложила:

– Приходите сегодня с друзьями к нам, поужинаем вместе. Как насчет половины восьмого?

– Думаю, мой брат и Артур согласятся. Спасибо большое, мадемуазель.

– Тогда в семь я за вами заеду. Заодно заскочу в лагерь, узнаю, как дела.

Мишель помахал вслед удаляющейся машине.

– На наше счастье, с утра ни одного клиента! Что-то ты припозднился! – воскликнул Артур и тут же прибавил: – Неужто фотоаппарат нашелся?

– Давай все по порядку, – вмешался Даниель. Мишель подчинился. Фотографии были внимательно изучены и прокомментированы, в том числе последний снимок, передержанный и настолько черный, что на нем не было видно ничего, кроме вертикально воткнутых палок. Мишелю пришлось во всех подробностях описать свои утренние похождения. Он изложил мотивы, побудившие честнейшего незнакомца отдать проявлять пленку.

– А вдруг он хотел оклеветать цыган? – предположил Даниель.

– Какой смысл? Он ведь не мог знать заранее, что на фотографиях!

– Резонно.

– Хотя… – задумался Мишель. – Возможно, ты и прав. Выходит, все это ложь, не было никакого пляжа. Если эти снимки сделал он сам, то в твоих словах есть определенная логика.

– Лично я на стороне Даниеля! – вставил Артур. – Твой спаситель получается уж излишне порядочным. Жалко, ты не узнал, кто он такой.

Мишель продолжил рассказ и дошел до происшествия в церкви.

– Может, мне отправиться на разведку? – предложил Артур. – А то я совсем здесь закис!

– Возьмешь меня с собой? – спросил Даниель.

– У тебя нет шлема, старина! Правила есть правила, как сказал бы старшина рот безопасности. Кстати… нам ничего не нужно купить?

– Хм… вроде нет. Да, чуть не забыл! Мы сегодня приглашены на ужин к мадемуазель Галлин.

– Замечательно! Честно говоря, я уже несколько пресытился салатом из помидоров и сардинами! – с ухмылкой заметил Даниель.

– А как мы туда доберемся? – спросил Артур. – По деревенским дорогам двоих мой мопед еще выдержит, но никак не троих.

– Мадемуазель Галлин заедет на машине. Она очень волнуется за Жана и Нура.

Артур собрался в путь.

– Точно ничего не нужно?

– Знаешь что… купи пленку! – ответил Мишель.

– Ну ты нахал! Ты ведь только что был у фотографа.

– Да, но я так разозлился на его неповоротливость, что совсем забыл… Тем более тогда еще не было фотоаппарата!

– Ладно! Шесть на девять, большую кассету?

– Точно.

– До скорого!

– На обратном пути узнай, нет ли чего-нибудь нового про Жана.

– Хорошо!

* * *

«Может, мне отправиться на разведку?» – предложил Артур. Но принесенное им известие поразило ребят как гром средь ясного неба. Артур появился гораздо раньше, чем они ждали. Он гнал как сумасшедший – от обычной уравновешенности не осталось и следа. С жутким треском он ворвался в загон, резко затормозил у дома. Ребята бросились к товарищу.

– Что с тобой?

– Охотница… из церкви пропала золотая статуэтка богини-охотницы… Подземный ход… ведет прямо в цыганский лагерь! На этот раз им не отвертеться!

– Успокойся, Артур, – умоляюще попросил Мишель. – Объясни, что случилось?

И Артур рассказал. Возле цыганского лагеря он заметил довольно большую толпу, в которой мелькали кепи жандармов и фуражки рот безопасности. Решив, что суета вызвана исчезновением Жана и Нура, мальчик не придал этому особого значения. Но в городе было настоящее столпотворение.

– Мне стало даже интересно, откуда такая прорва народу? На пляже ни души! Все до единого– и курортники, и городские – собрались возле церкви.

Насколько ему удалось разузнать, церковный сторож, обычно готовящий статуэтку к воскресному шествию, сегодня утром спустился в подземную часовню, чтобы стереть с реликвии пыль и привести в порядок балдахин, под которым она выезжала на ежегодную процессию.

– И ее не оказалось?! – задохнулся Даниель.

– Не спеши! Статуэтка не просто исчезла – дверь, которая была замурована еще Бог знает когда, оказалась взломанной! В ней была проделана брешь, вполне достаточная, чтобы пролезть взрослому мужчине…

– Ты что-то говорил о подземном ходе?

– Подожди. Церковь – бывшая крепость, старинный феодальный замок…

– И что?

– Так вот, судя по всему, в ней, как в любом старинном замке, есть подземелье, подземные ходы– туда обитатели прятались в случае опасности, скажем осады.

– Ясно… и один из них подводит прямо к цыганскому лагерю?

– Так я, во всяком случае, слышал. И теперь стоит какому-нибудь Гратто начать болтать, об этом заговорит весь город. Как бы то ни было, жандармы и роты безопасности отправились к цыганам – это факт. Честно говоря, я боюсь за Жана и Нура.

– Ты думаешь, их… отлучка как-то связана с кражей статуэтки? – спросил Даниель.

– Ничего я не думаю. Но, признаться, довольно странное совпадение. И люди тоже так будут считать. Они расценят их исчезновение как побег. Побег преступников!

– Бедный Карум! Как он, должно быть, страдает! – прошептал Мишель.

– Боюсь, сегодняшний ужин на хуторе выйдет не слишком веселым, – заметил Артур.

И все трое угрюмо замолчали.

«Почему они так поступили? – размышлял Мишель. – Что это, уязвленное самолюбие? Или реакция на вчерашние выпады Гратто и компании?»

Но эта версия представлялась сомнительной: она плохо вязалась с тем фактом, что воры проделали отверстие в кирпичной кладке, закрывающей вход в подземную галерею.

«Эта кража, очевидно, была продумана заранее…»

17
{"b":"2418","o":1}