ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– С удовольствием.

Девушка положила на стол увесистый том.

– Только, пожалуйста, поосторожнее, переплет ссохся.

Молодые люди с почтением созерцали памятник времен первопечатания. Им удалось расшифровать римские цифры – год издания.

– 1499! Наверное, она очень редкая, – сказал Мишель.

– Да! Другие не такие древние. Ой, вспомнила, ведь у нас есть книга о Сент-Мари-де-ла-Мере. Она, правда, на латыни, а мои скудные знания в этой области почти все выветрились.

– В ней есть иллюстрации?

– Ну да, гравюры. Я вообще-то нечасто смотрю эти книги. Сначала была слишком мала, а потом… при всем своем добродушии дед не слишком приветствует, когда к ним прикасаются.

– Оно и понятно, они такие ломкие.

– А про наши края я вам все-таки покажу. Говорят, ее написал монах.

Первый фолиант вернулся на место. На стол лег второй. Мишелю удалось перевести несколько строк, но не более того. Гравюры вызвали у ребят большой интерес. На них были изображены планы, разрезы и чертежи церкви-крепости в пору ее строительства.

– Хорошо бы здесь оказались планы подземелья! – воскликнул Мишель. – Весьма актуальная вещь!

– По-моему, какой-то один был.

– О чем беседуете? – поинтересовалась мадам Кукурд, – входя в комнату.

Получив ответ, экономка подтвердила: да, такой план существует. Однако, когда они перелистали весь том, ребятам волей-неволей пришлось признать, что рисунка нет. Новое, более тщательное изучение выявило корешок вырванной страницы…

– Какое варварство! – простонала девушка. – Кто посмел?!

Мишель сразу же подумал о Жане, который был здесь частым гостем. Но быстро отверг эту мысль. Кто дал ему право подозревать цыгана в настолько отвратительном поступке?

– Так кто посмел это сделать? – повторила Галлин.

– По-моему, план мог интересовать похитителя статуэтки, – заметил Мишель, – поскольку в часовню он проник через подземелье.

– Но о нем почти никто не знал! Дед никому не позволял трогать книги!

– А что, если это было сделано тайком?

– Тайком? Когда никто не видел? Но кто?

Надеюсь, вы не думаете, что наши работники, Рейне и Марсель, нарушили запрет хозяина Фредерика? Они слишком любят его!

– А кто-нибудь еще… мог взять книгу? – спросил Мишель.

– Кого вы имеете в виду? – Девушка застыла с открытым ртом. Видимо, она тоже вспомнила про цыган. Галлин замотала головой, словно отгоняя назойливую муху.

– По вашему мнению, Жан и Нур способны… Нет, это исключено.

– А что, если план украден давно? – предположил Артур.

– Давно? – как эхо отозвалась девушка. – Вы хотите сказать… до появления у нас Жана…… или еще до Рейне с Марселем?

– Ну да!

Девушка раздумывала, покусывая губы/

– Если я не ошибаюсь, – продолжал Артур, – здесь работал некий Гратто?

– Совершенно верно! – воскликнула Галлин.

– Вы считаете, это он? Но ведь прошло целых два года. Хотя поначалу дед ему доверял… Иногда даже оставлял одного на хуторе во время своих отлучек.

– Выяснить, когда была вырвана страница, невозможно, мадемуазель Галлин, – сказал Мишель, – но я начинаю склоняться к мысли, что Артур затронул весьма щекотливый вопрос! Гратто одним из первых стал распускать мерзкие слухи. Он живет в доме, откуда, по всей вероятности, были сделаны уличающие цыган снимки… Так что все одно к одному!

– Но это только домыслы! – возразила Галлин.

– И потом, Гратто не блещет умом!…

– А если он действовал не один, а по наущению какого-нибудь Колье или Жирба? Изучив план подземелья, он мог участвовать в похищении охотницы!

– Минуточку, старина, – вмешался Даниель. – Заметь, что люди говорят про один-единственный подземный ход, тот, который ведет в цыганский лагерь. Если бы были другие, мы бы об этом знали!

– Не обязательно! Не думаю, что полиция всем доложила о своих находках, – возразил Артур.

– А люди чего только не наворотят…

– Может, ты и прав, – уступил Мишель.

– Однако не мешает проверить, что поделывал господин Гратто сегодня ночью. Карум говорил, собаки лаяли. По-твоему, они лаяли на Жана и Нура? Их-то они, слава Богу, знают! Следовательно, кто-то тайком пробирался к подземному ходу.

– А Жан… и Нур? – пробормотала Галлин.

– Раз мы начали строить догадки, тогда почему бы не допустить, что Жан и Нур заметили человека, на которого лаяли собаки? Они преследовали его по подземному ходу… и попали в руки его сообщников!

– Звучит более или менее правдоподобно, – заметил Артур. – Но что-то мне плохо в это верится!

– А почему, скажи на милость?

– Предположим, все так и было, но тогда как, по-твоему, воры выбрались на поверхность, не переполошив собак? А если они отсиживались в подземелье, почему их не нашла полиция?

– А потому, что существует еще один выход, черт побери! Это единственное объяснение!

– Который никто не обнаружил? – спросил Даниель. – Хотя… преступнику недолго было его заделать.

– Зачем? Ты же не знаешь, когда пропала охотница! Сторож спустился в часовню сегодня, а когда он там был в последний раз? В комнату вошла мадам Кукурд.

– Освобождайте стол, друзья. Все готово.

– Что у нас сегодня на ужин? – спросила Галлин.

– Все очень скромно, красавица моя! Салат из помидоров, сардины… фаршированные баклажаны» козий сыр и инжир.

Конечно, мадам Кукурд было невдомек, почему Артур с Мишелем со всего маху заехали Даниелю по спине, а тот безропотно снес удар. Да и откуда ей было знать, что тот думает про салат из помидоров и сардины…

– Ну и озорники! – умилилась она. – Естественно, самый возраст!

Ужин подошел к концу. Молодые люди отказались от предложения Галлин отвезти их домой.

– Ничего, небольшая прогулка нам не повредит, – заверил ее Мишель.

Теперь они шли по дороге. Никому не хотелось говорить. В мягком свете луны камарганская долина до самого горизонта дышала миром и покоем…

Ребята вслушивались в тихий шелест стебельков риса, еще зеленых, только выпустивших колоски. Белая цапля, стоявшая в пруду, даже не шевельнулась, когда они проходили мимо. Вдали, в лучах невидимых прожекторов, высилась золотая громада церкви-крепости. Горящие окошки домов мерцали совсем как лампы святых паломников, которые собрались у церкви, словно мотыльки возле огня.

Ни шороха. «При свете звезд, во мраке молчаливом» проволочная ограда растворялась в темноте, и пейзаж был наполнен истинной поэзией. В зеркале пруда то там то сям возникал клочок прозрачного неба и одинокая звезда – впечатление было такое, будто в занавесе проделана дыра, через которую просвечивает другое, сбежавшее небо… Вдруг Мишель остановился.

СТРАННАЯ ПРОГУЛКА

– Что с тобой? – спросил Артур, заметив, что Мишель застыл посреди дороги.

– У меня возникла мысль!

– Мысль?! Не может быть! – съязвил Даниель.

– Да ну тебя!

Братья затеяли шуточную возню.

– Ты можешь изложить свою мысль на ходу? – спросил Артур. – А то у меня все кости ломит, так что я предпочитаю не останавливаться, чтобы мускулы не застыли.

– Ладно… А вы мне скажете, прав я или нет. – И Мишель пустился в разъяснения: – Я все больше убеждаюсь, что Жан с братом не имеют отношения к краже охотницы. В отличие от своей родни и друзей, они последние два года вели оседлый образ жизни, а не разъезжали по белу свету.

– Я как-то слышал, что цыгане этого племени– единственные, кто иногда оседает на месте, – сказал Даниель.

– Верно, но, думаю, здесь другая причина. Жан и Нур очень привязаны к господину Сегоналю и Галлин. Я никогда не поверю, что они пошли на кражу с риском быть изгнанными из этих краев или, того хуже, угодить в тюрьму.

– И какое же заключение ты вывел из столь блестящего рассуждения?

– Такое, что если Жан и Нур не виноваты, то…

– Виноват кто-то другой? Это и без тебя понятно, старина!

– Погоди, дай досказать. Если Жан и Нур не виноваты, то у них нет никаких причин скрываться.

19
{"b":"2418","o":1}