ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Древний. Час воздаяния
Страстная неделька
Смотри в лицо ветру
Полтора года жизни
Пёс по имени Мани
Я белый медведь
Рожденная быть ведьмой

Исследуя дымящиеся руины, Шкаф с Джексоном наткнулись на рыжую женщину в совершенно растрепанных чувствах. Ее шок от увиденного был так силен, что они вообразили самое худшее — например, что под сгоревшим зданием осталось чье-то обугленное тело.

Краткий допрос пострадавшей развеял их ужасные опасения. По словам Шкафа, он самоустранился, решив, что Джексон в одиночку быстрее сможет успокоить перепуганную женщину. Последнее, что он видел, — как эта рыжая теряет сознание, а Джексон прижимает ее к груди, словно герой любовного романа.

— Совсем ошалел, — так охарактеризовал Шкаф состояние своего друга.

— Не знаю, Шкаф, — заметила Кизия, задумчиво помешивая соломинкой ароматный апельсиновый напиток. — Все это кажется мне таким странным. Эта женщина… как ты сказал, ее зовут?

— Феба. — Шкаф звякнул кубиками льда в огромном стакане с газировкой и сделал глоток. — Феба Донован.

— Точно. — Кизия тихонько повторила имя, стараясь запомнить. Затем продолжила, — Этой женщине, Фебе Донован, пришлось искать новое жилье после того, как ее квартира сгорела. И из всех возможных вариантов она выбрала Джексона Миллера в качестве нового домовладельца. Джексона Миллера, пожарного, который не только тушил ее горящий дом. О, нет. Именно того пожарного, который помог ей прийти в чувство! — Она покачала головой. — Как я уже говорила, это кажется… странным.

— Пути Господни неисповедимы, Кизия Лоррейн.

Хотя Шкаф и сопроводил свое замечание хриплым смешком, Кизия знала, что вера, лежащая в основе его слов, тверда, как камень. Она вспомнила, в каких выражениях он описал реакцию Джексона на обморок Фебы Донован. Он явно подчеркнул, что поведение его друга было не совсем обычным.

— Тебе не кажется, что все это похоже на заранее продуманный план? — спросила Кизия, с любопытством взглянув на своего спутника. Она сама не знала, как ей относиться к своим словам. Несомненно, в мысли о том, что мужчина и женщина могут быть предназначены друг другу, есть что-то заманчивое. Несмотря на свой жизненный опыт, Кизия верила, что от любви не уйдешь. Но, попавшись однажды в ловушку извращенных чувств, она начала бояться судьбы. После ухода от Тайрелла она прилагала огромные усилия, чтобы снова стать хозяйкой своей жизни. Но если и вправду все предрешено заранее…

— План есть всегда, — заявил Шкаф. Взгляд его темных глаз скользнул к ее губам и задержался на них очень долгое мгновение. — Проблема в том, чтобы понять его и смириться с ним.

Наступила тишина. Через несколько секунд Кизия отвернулась. Ее дыхание было неровным и поверхностным. Она положила ногу на ногу, и поерзала в кресле. Спустя еще секунду поменяла положение ног. Она знала, что ее спутник следит за каждым ее движением. Чувствовала это каждой частичкой своего тела.

Глубоко вздохнув, она снова посмотрела на Шкафа. Он откинулся в кресле, потягивая напиток. Его поза была расслабленной, почти ленивой. Но только не выражение глаз.

— Она красивая? — спросила Кизия.

— Кто?

— Феба Донован.

— Худенькая. — Шкаф пожал плечами. — С очень белой кожей.

— И она врач?

— Джексон говорит, психиатр.

— Гм.

— Я сказал, что это может ему пригодится, учитывая проблемы с Лорелеей.

Кизия собиралась взять еще одно колечко лука, но ее рука замерла на полпути. Ей вспомнился спор отца и дочери во время той памятной вечеринки, после которой они со Шкафом впервые по-настоящему поцеловались.

— Проблемы? — взволнованно переспросила она. — Какие проблемы?

— Переходный возраст.

— Чего?

Шкаф усмехнулся.

— Джексон никак не привыкнет к тому, что его дочка взрослеет. Когда до него дошло, что в следующем году Лорелея получит водительские права, он начал просыпаться по ночам в холодном поту. А теперь выяснилось, что у нее уже есть парочка ухажеров…

— Эй, мисс Кэрью!

Кизия вздрогнула от неожиданности и обернулась.

— Привет, детка, — сказала она пухленькой девушке, подошедшей к ней сзади. Затем посмотрела на Шкафа. — Шкаф, это Ванесса Темпл. Я познакомилась с ней во время той шефской программы, которую помогала проводить твоя мама в общественном центре. Ванесса, это Ральф Рэндалл, сын миз Хелены Розы. Он тоже работает в департаменте пожарной охраны.

— Здравствуй, Ванесса, — кивнул Шкаф.

— Привет, — ответила девушка, разглядывая его с нескрываемым интересом. Через несколько секунд она изучающее посмотрела на Кизию.

— Как дела? — спросила Кизия, не замечая ее любопытства.

— Хорошо. — Ванесса поправила осветленные, гладко причесанные волосы. Она снова перевела взгляд со Шкафа на Кизию. — Я подала документы для участия в программе обучения, о которой ты мне рассказывала.

— Правда? — обрадовалась Кизия. Новость сильно ее удивила. Она давно твердила Ванессе о множестве возможностей, открывающихся перед ней. И впервые девушка последовала ее совету.

— Ага. У меня собеседование на следующей неделе.

— Замечательно.

— Я надеюсь. — Ванесса поморщилась и почесала нос. В ее левой ноздре красовалось тонкое золотое колечко. — Туда миллион девчонок записались, и конкурс выше некуда.

— Но тебе…

— Ой! — воскликнула девушка, глядя через плечо Кизии. — Там Дерек. — Она энергично замахала рукой. — Дерек!

У молодого человека, к которому она обращалась, зубы сильно выдавались вперед, он носил очки и телосложением напоминал черную соломинку для коктейля. Первой мыслью Кизии было то, что с такой примечательной внешностью он постоянно становится объектом насмешек. Второй мыслью — что он намного лучше того жуткого хулигана, с которым Ванесса водила компанию в начале года.

— Дерек, это Кизия Кэрью, — объявила Ванесса, хватая его за руку с видом собственницы. — Помнишь, я рассказывала тебе о ней? В центре? Она пожарный. Мисс Кэрью, это Дерек. Дерек Уайт.

— Здравствуйте, мэм, — произнес юноша, слегка кивнув и застенчиво улыбнувшись.

— Рада познакомиться, Дерек, — ответила Кизия. Она махнула рукой в сторону Шкафа. — А это мой друг, Ральф Рэндалл.

— Он тоже из департамента пожарной охраны, — добавила Ванесса. — И еще он сын миз Хелены Розы Рэндалл.

— Привет, Дерек, — раскатистым басом поздоровался Шкаф, протягивая руку.

— Здравствуйте, мистер Рэндалл, — сказал молодой человек, отвечая на рукопожатие. Он расправил плечи и вытянулся во весь рост. Кизия было решила, что это чисто мужское позерство — попытка доказать, что его не смутило явное физическое превосходство Шкафа. Затем она поняла, что ошиблась. Шкаф отнесся к Дереку Уайту с уважением, и юноша отреагировал соответственно.

Ей уже приходилось наблюдать нечто подобное. Она видела, как Шкаф общается с подростками в церкви. Что-то в его поведении заставляло их проявлять себя с лучшей стороны. Им было очень важно, чтобы у Ральфа Букера Рэндалла сложилось о них хорошее мнение.

— Дерек поступил в университет штата Джорджия, — сообщила Ванесса.

— Поздравляю, — искренне сказала Кизия.

— Этим можно гордиться, — добавил Шкаф. — Я сам учился в политехническом, но университет — очень престижный вуз.

— Ему дали стипендию.

— Ванесса, лапочка, тебе не обязательно рассказывать это всем подряд, — пробормотал Дерек, смущенный до крайности.

— Знаю, что не обязательно, — ответила Ванесса, прижимаясь к нему и хихикнув. — Но мне хочется.

— Пусть лучше хвастается тобой на людях, чем пилит наедине, Дерек, — усмехнулся Шкаф.

Кизия почувствовала, куда ветер дует. Кажется, мужская половина компании уже готова объединиться против женской.

Былую неуверенность Дерека как рукой сняло.

— О, этого тоже хватает, — сказал он, отвечая Шкафу многозначительной ухмылкой.

Кизия еле удержалась от гримасы. Ох уж эти мужчины! Иногда даже самые лучшие из них заставляют задуматься, почему Господь-Бог не пересмотрел свои чертежи после испытания первой модели человека.

Ванесса обиделась.

— Когда это я тебя пилила, Дерек Уайт?!

— Тысячу раз, детка. Помнишь, какой номер ты отколола в машине, когда мы возвращались со дня рождения Вудро?

11
{"b":"2421","o":1}