ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты тогда можешь спрашивать…?

— Я всего лишь предположила, что то, что он сделал с тобой, могло… могло…

— Что? Превратить меня в сумасшедшую на всю оставшуюся жизнь? — Кизия понимала, что реагирует слишком бурно. Что не должна говорить с матерью таким тоном. Но она не смогла вовремя остановиться.

— Тот ублюдок очень сильно тебя обидел, милая, — ответила мама, ее тихий голос дрожал от гнева. — Чтобы забыть эту боль нужно очень много времени. И может быть, ты боишься, что Ральф Рэндалл…

— Нет. — Кизия покачала головой. Она не боится Шкафа!

Но чего-то ведь она боится.

Или… кого-то?

— Тогда почему, Кизия? — спросила Элоиза Бакстер. — Почему ты не можешь ответить «да» этому человеку?

— Не знаю, мама. Просто не могу. Не… сейчас.

— Но ты его любишь.

Кизия несколько раз моргнула. На ее глазах выступили слезы.

— Да.

— И он тебя любит.

— Д-да.

— Ой, малышка. — Мама придвинулась ближе к ней и обняла. — Полно, полно. Не плачь. Все уладится. Я это сердцем чувствую. Тебе нужно только подождать немного.

Кизия усмехнулась сквозь слезы и опустила голову на мамино плечо. Давно уже она так не раскисала. Прошлый раз случился как раз тогда, когда она решила навсегда расстаться с Тайреллом Бэбкоком.

Мама нежно, успокаивающе поглаживала ее по спине. Через некоторое время она спросила:

— Я не говорила, как сильно горжусь твоими успехами за последние несколько лет?

Кизия улыбнулась.

— Можешь еще раз повторить.

— Что ж, я очень горжусь.

— Спасибо, мам.

Около минуты они просидели молча. Затем Элоиза добавила:

— Я хотела бы лучше узнать этого твоего Шкафа.

У Кизии замерло сердце. Она медленно выпрямилась, вытерла мокрые глаза.

— Уверена, что он тоже будет рад познакомиться с тобой.

— Судя по той единственной встрече в последний мой приезд в Атланту, мне кажется… он хороший человек.

— Ты права, мама.

— Ты это заслужила, милая. Ты заслуживаешь хорошего человека.

На это Кизии Лоррейн Кэрью нечего было возразить.

— Привет, Киз!

Кизия замедлила шаг и обернулась, услышав чей-то приветственный окрик. Спустя мгновение она заметила Джей Ти Уилсона, с трудом пробирающегося сквозь толпу. Рядом с ним шла хорошенькая чернокожая девушка. Митч Джонс семенил следом, с жадностью пожирая сосиску в тесте.

— Привет, Джей Ти, — сказала Кизия, когда троица поравнялась с ней. — Привет, Митч.

Митч, с набитым ртом, пробурчал что-то невнятное.

Кизия посмотрела на подружку Джей Ти. Полученный в ответ ледяной взгляд заставил ее пожалеть о неудачном выборе костюма для ежегодного празднования Дня пожарного. В Мемфисе они с мамой прошвырнулись по магазинам, и ей безумно понравился облегающий фигуру комбинезон без рукавов, такой же желтый, как манжеты на ее черной форменной куртке. Этот наряд был гораздо более откровенным, чем большинство ее вещей.

Ну и что из этого? — подумала Кизия через мгновение, расправив плечи. Она же видела свое отражение в зеркале. Фигура позволяет ей носить намного более узкие вещи. И надевала она этот комбинезон для Шкафа. Чего переживать из-за мнения чопорной, высокомерной девицы, которую она, к тому же, впервые видит?

— Ах, да, — воскликнул Джей Ти, внезапно вспомнив о вежливости. — Кизия, это моя невеста Люсинда Дюпре. Синда, это Кизия Кэрью. Женщина-пожарный. Из моей смены. Кажется, я тебе рассказывал о ней, крошка…

— Как поживаете, миз Кэрью? — поинтересовалась Люсинда, слегка наклонив голову. Удивительно, как ей вообще это удалось, при такой гордой шее?

— Прекрасно, миз Дюпре, — ответила Кизия, едва удержавшись от гримасы. Она уже привыкла, что первые знакомства с женами и подругами своих сослуживцев проходят хуже некуда. Обычно Кизия старалась произвести на них хорошее впечатление. Но сейчас…

— Где ты пропадала? — спросил Митч, дожевав сосиску.

— Ездила к маме в Мемфис.

— Очень печально, что ты пропустила соревнования «веселых пожарных», — заметил Джей Ти. — Наша станция снова выиграла главный приз.

— Кроме шуток!

— Мы их разгромили, — похвастался Митч. — Все дерьмо из них выбили.

— Джей Ти…

— Секундочку, крошка, — Джей Ти улыбнулся своей будущей жене. — Если честно, Киз, это заслуга Джексона и Шкафа.

Зная, что коллег очень интересует ее реакция, Кизия сдержала любопытство. Хотя ей не удалось скрыть свои отношения со Шкафом от сослуживцев, предоставлять новые поводы для сплетен она не собиралась.

— Жалко, что я не видела, — сказала она.

— У Кизии роман со Шкафом Рэндаллом, — пояснил Джей Ти своей подружке. — Помнишь его? Тот усатый громила, с которым я тебя познакомил после соревнований?

Кизия с удовольствием заметила, что высокомерная Синда начала оттаивать.

— О, — воскликнула она, окидывая Кизию очередным оценивающим взглядом. — Вы встречаетесь с Ральфом Рэндаллом?

— По крайней мере раз в неделю, — вмешался знакомый мужской голос. — И иногда у него дома.

Это был Бобби Роббинс в сопровождении своей жены-китаянки Мэй. В коляске, которую катила Мэй, лежала девочка с темными раскосыми глазами и пушистыми каштановыми волосиками.

Последовала новая серия приветствий и обязательных комплиментов в адрес маленькой Айрис Роббинс. Кизия склонилась над коляской, пощекотав круглый животик малышки. Айрис поймала ее палец и не захотела отпускать.

— Ты ей нравишься, Киз, — со смехом сказал Бобби.

— Просто это очень умный ребенок, — объявила Мэй, обменявшись с Кизией дружескими улыбками. Мэй Роббинс была единственной женщиной, с которой Кизии удалось наладить хорошие отношения с самого начала.

— Умная и красивая? — выпалил Джей Ти. — Эй, Бобби, от кого же она могла это унаследовать?

— Джей Ти! — Синда была в шоке.

— Ничего страшного, — воскликнули Кизия и Мэй в один голос. Затем взглянули друг на друга и рассмеялись.

— В чем дело? — спросил Джей Ти у невесты, явно смущенный ее реакцией.

— Да ничего, — ответил ему Бобби, прежде чем девушка успела вставить слово. — Просто она передумала выходить за тебя замуж.

За его заявлением последовала минутная перепалка. Кизия слушала спорщиков краем уха, изучая взглядом бурлящую толпу.

Где же Шкаф? — размышляла она, теребя нижнюю губу. — Почему его нигде не видно? Можно подумать, такого мужчину легко не заметить! Он же всегда…

— Он у столиков для пикника, — сказал Митч.

Кизия уставилась на него.

— Что?

— Шкаф. Ты ведь его высматриваешь?

Попытайся она отрицать, из всех присутствующих ей могла бы поверить только малютка Айрис.

— Да, Митч, — кивнула Кизия. — Я ищу Шкафа.

— Я и говорю, что он вон там, — Митч указал пальцем, — у столиков под деревьями. Мы его видели десять минут назад.

— Вот-вот, — вмешался Джей Ти. — Он там с Джексоном. И угадай, кого привел с собой Джексон?

— Э?

— Ту рыжую врачиху-северянку, которая живет в его доме.

Кизия добралась до столиков с огромным трудом. По пути ей повстречалось бесчисленное множество знакомых, и с каждым, естественно, приходилось останавливаться и обмениваться приветствиями.

Шкаф, Джексон и его «рыжая врачиха-северянка» обнаружились именно там, где было сказано. Сначала Кизия собиралась их окликнуть, но затем решила подкрасться незаметно. Ей хотелось как следует рассмотреть доктора Фебу Донован прежде, чем знакомиться.

Квартиросъемщица Джексона Миллера оказалась высокой женщиной, гибкой, как тростинка, с золотисто-рыжими волосами и молочно-белой кожей. Ее лицо носило отпечаток утонченного, холодного ума. Одета она была в белоснежную футболку и темно-синие шорты. Судя по всему, ей было очень весело. Точнее, она хохотала до слез.

— Хватит… пожалуйста, — донесся до Кизии ее голос.

— Ну ты и скажешь, Джексон, — фыркнул Шкаф, сидящий по другую сторону стола. На нем были джинсы и оранжевая футболка с надписью на груди: «Горячая штучка». При виде его броской майки Кизия решила, что ее желтый комбинезон оказался прекрасным выбором. — А помнишь, что писали о Чаки Фремонте в местных газетах?

20
{"b":"2421","o":1}